Международный олимпийский комитет существенно подмочил свою репутацию из-за недавнего спора по вопросу ограничения доступа журналистов к интернет-сайтам во время проведения Пекинской Олимпиады. На прошлой неделе репортерам не удалось попасть на некоторые 'чувствительные' сайты, например, на домашнюю страницу правозащитной организации Amnesty International. Такие ограничения хорошо знакомы китайским пользователям всемирной паутины.

Действия властей КНР противоречат данным ими перед Олимпиадой обещаниям об обеспечении свободы средств массовой информации. Но МОК, похоже, нисколько не расстраивается из-за такого вопиющего нарушения принятых Китаем на себя обязательств, и не думает о том, чтобы призвать Пекин к ответу. Во время субботней пресс-конференции президент МОК Жак Рогге (Jacques Rogge) отказался извиниться за введение цензуры. Все это полностью противоречит тем благородным идеалам, которое должно представлять олимпийское движение.

К счастью, есть лучшее решение, чем просто сетовать по поводу отсутствия силы воли у Международного олимпийского комитета. Надо начать относиться к МОК как к обычному коммерческому предприятию, обложить его налогами, и пусть он занимается своим крупным бизнесом по организации важнейшего международного спортивного события. Подобно МОК, многие западные компании в той или иной степени заигрывают с китайскими властями, чтобы заниматься бизнесом в этой стране. В центре внимания недавно оказалась компания Cisco, продавшая Пекину компьютерную технику, которую можно использовать в качестве фильтра информационного содержания Интернета. Под огонь критики попала Yahoo, передавшая Пекину информацию о владельцах счетов, которых Пекин подозревает в совершении политических преступлений, проводя соответствующие расследования.

В этих и других случаях компании оказались в центре совершенно не нужного им внимания СМИ, а в отдельных случаях по их поводу проводилось даже одно-два слушания в Конгрессе. Но им удалось создать для себя довольно убедительную и здравую линию защиты. Их задача - отстаивать и продвигать интересы акционеров, а не менять мир.

МОК такую аргументацию выдвинуть не может. Комитет называет себя олимпийским 'движением', имея в виду наличие у него возвышенных идеалов, а не просто мотивов, присущих обычным коммерческим компаниям. МОК повторяет эту ошибку в своей Хартии, особенно в шести 'основополагающих принципах Олимпизма'. Вот пункт 2 из этого списка: 'Целью Олимпизма является повсеместное становление спорта на службу гармоничного развития человека с тем, чтобы способствовать созданию мирного общества, заботящегося о сохранении человеческого достоинства'.

Трудно себе представить, как выполнение требований цензуры авторитарного государства может соответствовать такому заявлению. Но не менее трудно представить себе, как МОК может не выполнять эти требования. Какая у него может быть альтернатива? Отменить Пекинские Игры в знак протеста против несоответствия Китая идеалам Олимпиады?

Конечно, нет. Просто слишком много на все это затрачено денег. За четырехлетний период после Афинской Олимпиады 2004 года комитет загреб в свои закрома 4 миллиарда долларов, продавая права на вещание, спонсорские права корпорациям, билеты и лицензии на производство товаров. А когда осядет пыль на нынешней Олимпиаде, вполне можно ожидать, что общая сумма будет еще больше.

Будь это бизнес, во всем этом не было бы ничего изначально неправильного. Именно так бизнес создает рабочие места и наращивает благосостояние. Он должен соблюдать местные законы даже в том случае, когда они ему не нравятся. На самом деле, сделка компаний с обществом в том и состоит, что вместо поисков общих идей добра они платят налоги, чтобы это за них делали власти.

Но проблема МОК заключается в том, что он по закону не является коммерческим предприятием, поэтому и его сделка с обществом носит иной характер. МОК и многие его национальные олимпийские комитеты пользуются особым отношением государственной власти, включая вопросы налогообложения. При этом власть исходит из теоретической посылки о том, что комитет осуществляет общественно полезное и доброе дело, продвигая свои принципы, как и прочие не облагаемые налогами некоммерческие организации.

Безусловно, принципы МОК сами по себе служат благу общества. 'Мирный' Китай, который 'заботится о сохранении человеческого достоинства' путем соблюдения норм демократии и прав человека, соответствует интересам всех и каждого. МОК косвенным образом признал это в 2001 году, когда заявил, что добился от Пекина принятия обязательств в области свободы в качестве условия проведения Игр. Если Олимпийское движение заставит китайские власти в полном объеме выполнить свои обязательства, оно оправдает каждый пенс тех налоговых средств, от уплаты которых освобождено.

Однако финансовые связи МОК мешают ему отстаивать свои принципы. Так давайте прекратим сами себя дурачить. Игры это бизнес, а не филантропия. Поэтому и относиться к ним следует как к бизнесу. Вместо слов 'движение' и 'хартия' нужно ввести устав корпорации. Вместо налоговых льгот, предоставляемых МОК на том основании, что он находится на службе общества, давайте подвергнем его налогообложению как обычную корпорацию.

В таком подходе отсутствуют идеалы, которые мы связываем с Играми. Но поступить таким образом было бы честнее, чем притворяться, будто МОК действует на благо общества, но ему это не удается из-за финансового конфликта интересов.

Джозеф Штернберг - автор редакционной страницы The Wall Street Journal Asia

_____________________________________

Блеф Пекина с правами человека нужно разоблачить ("The Washington Post", США)

Олимпиада как кошмар для Китая ("Foreign Affairs", США)

Олимпийская одиссея Китая: жертва или победитель? ("The Wall Street Journal", США)