Недавно в солиднейшей деловой газете "Взгляд" была опубликована зубодробительная в своей изощренной интеллектуальности статья, как уверяет газета, "одного из самых ярких журналистов России", Дмитрия Соколова-Митрича, под броским заголовком "Грузии больше нет" (предстоит еще догадаться, почему без восклицательного знака).

Что можно сказать после прочтения этой статьи? Как-то не верится, что человек с образованностью, вытекающей из оценок его личности, не знаком с русской классической литературой. Иначе заметил бы прямо-таки напрашивающуюся аналогию с великолепно известным всем русскоязычным читателям (такие, представьте себе, все еще водятся в Грузии) столпом русской сатиры Михаилом Евграфовичем Салтыковым-Щедриным, в стародавнее время в рассказе "Злополучный пискарь, или Драма в Кашинском окружном суде" изобразившего чиновника, повелевшего закрыть Америку. Стал этот сравнительно небольшой эпизод общеизвестным для культурных людей России символом, как пишется в современном литературоведении, "в наиболее обобщенном виде изображающим тупость и реакционность русского чиновничества", наделенного неограниченной властью, что является именно следствием этой власти.

Видимо, г-н Соколов-Митрич настолько пришел в "административный восторг" от этой самой злополучной власти, проистекающей от вертикальных структур, завершающихся подполковниками КГБ, что в упор не заметил, в какое смешное положение он поставил себя, решив "закрыть Грузию". Конечно, опять-таки не без помощи великих классиков его же родной великой литературы. . .

Впрочем, не будем смеяться - это уже сделали поколения и поколения русских (и далеко не только русских) читателей, увлекавшихся великими классиками. Улыбнемся, как было сказано, "глубиной души". Но почему бы не рассмотреть технологию лжи, методы создания полуправды и фальшивых легенд, к которым прибегает "один из самых ярких журналистов России" для того, чтобы достичь желаемого (точнее говоря, заказанного свыше) эффекта, окончившегося для него полным литературным конфузом.

А здесь я позволю себе, как говорилось в эпоху анатомических театров, препарировать творчество забывчивого борзописца.

(1) Автор цитирует письмо царя Восточной Грузии Ираклия Второго о принятии его царства под покровительство Российского трона. Но почему-то он словом не упоминает, что по условиям заключенного около года спустя Георгиевского трактата предполагалось совсем не то, что произошло в действительности - уже не Екатерина-матушка, а наследник ее сына, Государь-император Александр Второй вопреки всему пафосу Георгиевского трактата, вместо того, чтобы реализовать провозглашенный в трактате военно-политический союз с Россией с непременным сохранением грузинского трона, элементарно ликвидировал Грузинское царство, просуществовавшее до этого много-много веков, и объявил его частью Российской империи, выселив членов царской фамилии из Грузии. Как это называется на языке международного права?

(2) Автор цитирует слова из "высочайшего манифеста императора Александра Первого" от 12 сентября 1801 года: "Не для приращения сил, ни для корысти, ни для распространения пределов и так уже обширнейшей в свете империи приемлем Мы на себя бремя управления царства Грузинского". Трудно поверить, как это согласуется с тем расширением Империи на юг, которое последовало вскоре после этого и закончилось полным изгнанием Персии из Кавказа. Впрочем, не будем полемизировать с риторикой того времени, которая по существу ничем не отличается от того, что нам приходится сегодня выслушивать от г-на Чуркина с высокой трибуны ООН.

(3) Однако автор, который, как можно судить, поработал над первоисточниками, по странной забывчивости забыл упомянуть об одном историческом эпизоде, сыгравшем решающую роль в том, что условия Георгиевского трактата были переиначены России примерно с той же легкостью, как профессор Ардзинба наплевал на условия Сочинского соглашения.

Сразу после того, как стало известно о подписании этого документа, ставший шахом Ирана Ага Магомет-Хан направил в Грузию карательную экспедицию за это, с его точки зрения, преступление. Экспедиция кончилась разгромом войска Ираклия Второго у деревеньки Крцаниси (сегодня - пригорода Тбилиси) и полного уничтожением Тбилиси, после чего провозглашение манифеста стало, как говорится, делом техники.

Но весь юмор, как сказали бы одесситы, в том, что уважаемому автору наверняка невдомек, что эта карательная экспедиция была профинансирована . . . самими русскими! Историки докопались даже да того, что русские через посредников заплатили за эту акцию очень большую по тому времени сумму 30 тысяч серебром.

(4) Автор приводит при этом статистические сведения: "сокращение численности грузин до 60 тысяч человек. В тот момент ни у кого не оставалось ни малейших сомнений, что грузинская нация доживает последние месяцы".

Не будем особенно строго журить автора за то, что он сократил цифру населения Восточной Грузии примерно в 10 раз, а также за его вывод, что грузинская нация доживает последние месяцы. Ага Магомет-Хан, кастрат и жестокий садист, был вскоре убит своим окружением, а последующие правители Ирана никогда не ставили задачи уничтожения Грузии. Ведь оставалась еще Западная Грузия царя Соломона, которая была демографически даже больше Восточной, которая была через несколько десятилетий завоевана русскими войсками уже без всяких липовых бумажек типа "трактата", а сам царь Соломон умер в изгнании в Турции.

(5) Далее автор повторяет стандартную ложь русской пропаганды:

Им (грузинам) жалко Абхазию, которая вошла в состав Российской империи своим путем и была искусственно пристегнута к Грузинской ССР в 1929-м году потными руками Сталина.

Автор, конечно, не имеет представления о том, что Абхазское царство всегда входило в состав Грузинского, а в титулятуре грузинских царей всегда первой упоминалась Абхазия, как в титулятуре русских "Белые и Малые". Но не будем судить об истории древней, обратимся к 20-му веку. Позволю себе процитировать некоторые вещи в несколько сокращенном виде, легко проверяемые в любой энциклопедии:

В 20-е годы, для своих политических целей, руководство СССР разделило северокавказские республики на множество небольших "самостоятельных" коммунистических княжеств, гордо заявлявших о своей независимости и одновременно преданности идеям коммунизма. Именно так появилась "независимая" Абхазия, Горская, Терская республики и т.д. Пикантность ситуации в том, что Чечня тогда была тоже независимой, равно как и Адыгея. Хорошо известна цель их создания: развал единого русского белогвардейского движения. Интересно, что в минуту откровения лидеры большевиков уже тогда не скрывали, что это все - чисто временное явление, обусловленное "политической целесообразностью".

В начале 30-ых годов, когда стал набирать силу вызванный этим искусственными административными играми сепаратизм (что-то похожее мы недавно видели в Аджарии), в Кремле спохватились, и загнали всех обратно. Тот, кто изрекает "Сталин подарил Абхазию Грузии", тщательно скрывает, что Великий Вождь в то же самое время подарил полдесятка ужасно независимых республик самой России.

Позже, когда к 1936 году Бухарин составлял конституцию, позже названную "Сталинской", там было уже очень подробно оговорено, какие из государственных образований имеют право (чисто формальное!) на выход из СССР (союзные республики), а какие - принципиально его не имеют (автономные республики). Более чем очевидно, что этим в первую очередь защищались не права Грузии, а права самой РСФСР, в которой было порядка 10 таких "менее равных" образований.

Почему же автор проявляет такое прискорбное отсутствие логического мышления, и не заметил, что из его тезиса немедленно вытекает принцип государственной независимости Ичкерии от России?

(6) И уж совсем нелепо звучат слова автора о том, что "они (грузины) называют своей Южную Осетию, которая присягнула России на 26 лет раньше Грузии". Присягнула не Южная Осетия, которой никогда не существовало до этого (о которой, в частности, нет никакого упоминания даже в Георгиевском трактате), а несколько приехавших оттуда в Россию феодалов.

Уж очень похоже это на Всеукраинский съезд народных депутатов, объявивших в 1918-м, кажется, году о своем добровольном присоединении к России, но при этом происходившем . . . в Москве (памятную доску об этом эпохальном событии я видел всякий раз, когда по служебным делам ходил в приснопамятный Минвуз СССР на улице Жданова).

(7) Автор скорбно восклицает: 'Мы бы и про Абхазию с Осетией забыли, если бы полуфашистская гамсахурдиеская Грузия сама не спровоцировала эти народы на отторжение и не разожгла у наших границ кровопролитную войну'.

Ложь. Отторжение Абхазии (и Осетии) от Грузии не есть заслуга Гамсахурдия, который, кстати, дал им все возможные права вплоть до апартеидного по отношению к грузинам закона о выборах. Истоки ее лежат в деятельности незабвенного Секретаря КПСС по вопросам идеологии Михаила Суслова, который много лет готовил для этого "историков" типа Воронова и пытался реализовать его во время принятия Брежневской конституции 1978 году, но был тогда остановлен после того, как члены Политбюро прочли пресловутый "меморандум Инаури". Разве мы, подобно автору, забыли, как вел себя Ардзинба на первых съездах перестройки, когда Звиадом еще и не пахло? Разве предано забвению деятельность "Конфедерации народов Кавказа" со столицей в Сухуми? А общество "Айдиглара"?

(8) Тут автора уже совсем понесло: 'Мы бы, наверное, и про Чечню в 1999-м не вспомнили, если бы после обретения независимости она продемонстрировала нравы не рабовладельческой эпохи, а хотя бы позднего феодализма'.

И это говорится на фоне гибели сотен тысяч чеченцов от рук русской авиации, артиллерии и карательных войск?

(9) Автор переходит к апофеозу свой статьи: 'Потому что мы знаем одну простую вещь: великие государства создаются руками сдержанных людей. А те, кто громко кричат, часто обижаются и не помнят добра, рано или поздно оказываются в том положении, в каком оказался грузинский народ в конце восемнадцатого века'.

Простите, но защита своей Родины от агрессора, от генерала Сигуткина, заявившего при штурме Сухуми, что "нам не нужен город, нам нужна территория" - это, по мнению автора, есть "не помнить добра"? Вероятно, защитники Сталинграда тоже не помнили добра, которое принесло России царствование Государыни Екатерины Второй, по происхождению немецкой принцессы?

(10) И далее - заключительные аккорды Первого концерта Чайковского: 'Для меня Грузии больше нет. Мало ли на планете стран: Бурунди, Гайана, остров Питкэрн. Грузия теперь для меня в том же ряду. Я не хочу о ней знать больше, чем знают о ней американцы'.

Прекрасно, но что мешает убрать ваши войска? Поверьте, рано или поздно это придется!

(11) Уверен, что такие же мысли одолевают миллионы моих соотечественников - а вот это уже, увы, горькая правда про русский народ, очень трудно совместимая с его претензиями на духовность и на справедливость. Но это - правда.

(12) Наконец: 'Если лет через двадцать какой-нибудь Ираклий снова взмолится: "Спасите! Помогите!" - я буду голосовать "против"'.

Уверяю, автору не придется этого делать, как не получилось у русского начальства "закрыть Америку".

Леван Чхаидзе - профессор

__________________________________

Русский миф о Георгиевском трактате ("Грузия online", Грузия)

Георгиевский трактат (Сообщество читателей ИноСМИ, Россия)

Опасность войны на Кавказе ("Spiegel", Германия)

ЕС не должен упустить свой шанс на Кавказе ("The Wall Street Journal", США)