Никогда еще в истории спорта за 15 дней не расходовалось так много денег. Официальная сумма расходов на Пекинскую Олимпиаду, составляющая 43 миллиарда долларов, в полтора раза превышает бюджеты пяти предыдущих Олимпийских игр, вместе взятых. Получается по 2,9 миллиарда долларов на каждый день, или по 140 миллионов на каждый вид соревнований.

И это только официальные цифры расходов. Пекин всего за три года создал мощнейшую инфраструктуру, включая несколько новых линий метро, 37 стадионов и потрясающий новый терминал аэропорта. Только на информационные технологии было потрачено примерно 400 миллионов долларов. А ведь есть еще и другие, менее заметные издержки, в том числе, несколько сотен временно закрытых заводов и фабрик, десятки тысяч рабочих, которых бесцеремонно отправили по домам, авиабилеты для спортивных фанатов и журналистов, а также огромные расходы на обеспечение безопасности. На Пекинскую Олимпиаду не пожалели ничего. В буквальном смысле этого слова.

Но несмотря на все это, для нас, экономистов, Олимпиада эта - просто большой мыльный пузырь. Мы будем наслаждаться спортом, особенно пляжным волейболом в парке Чаоян, как любой другой зритель. Но две недели спортивных состязаний, даже такого масштаба, не ускорят и не застопорят развитие китайской экономики после завершения Олимпиады. Да и рынок ценных бумаг Китая вряд ли обратит на нее особое внимание.

Чтобы понять причины, подумайте об этих 43 миллиардах. Государственные инвестиционные расходы в Китае в 2007 году составили 1,6 триллиона долларов. Если предположить, что капитальные затраты на Олимпиаду были равномерно распределены на три года, то они с трудом дотягивают до 1 процента годовой суммы инвестиционных расходов. Многие из проектов, такие как строительство метро, были необходимы в любом случае. Так будет и в 2009 году, и дальше, поскольку в Пекине, в других городах, а также в сельской местности будет постоянно увеличиваться объем работ по созданию железнодорожной инфраструктуры и строительству пригородов. Такова новая траектория экономического роста.

Практически то же самое можно сказать и о влиянии Олимпиады на потребление. Пекин ожидает приезда примерно 500000 гостей, что приблизительно равно общему количеству туристов, посетивших Сидней во время летней Олимпиады 2004 года (так в тексте; в 2004 году летняя Олимпиада проводилась в Афинах, Олимпийские игры в Сиднее проходили в 2000 году - прим. перев.). Но опять же, эта цифра ничто по сравнению с теми 11,6 миллиона приезжих, которые, согласно документам, побывали в Китае в августе прошлого года. А ведь тогда не было такого события как Олимпиада.

Учитывая те визовые ограничения, которые возникли в последние месяцы, возникает подозрение, что этим летом, несмотря на Игры, общее количество гостей, может быть, даже и не увеличится по сравнению с прошлым годом.

***

С учетом всего сказанного выше следует отметить, что Игры проходят в интересный момент для Пекина и для всей китайской экономики в целом. Экономический рост явно замедляется, но официальные цифры демонстрируют увеличение потребительской инфляции на 7 процентов в год. Реальные цифры инфляции могут быть и того выше. Экспорт в реальном выражении растет всего на 7 процентов ежегодно, реальный рост инвестиций переживает спад (в частности, в строительном секторе), а рынок акций опустился примерно на 50 процентов со своей пиковой отметки.

Госсовет на прошлой неделе вновь заявил о своей решимости бороться с инфляцией. Это значит, что меры контроля за банковским кредитованием на какое-то время останутся в силе, а это вызовет длительную болезненную реакцию у значительной части китайских компаний. Многие люди начинают нервничать, полагая, что принятые в октябре прошлого года меры по затягиванию поясов сохраняются слишком долго в условиях продолжающегося спада мировой экономики. К концу года Пекину придется задуматься над тем, как усилить стимулы кредитно-денежной политики. Власти, похоже, уже решили замедлить процесс удорожания юаня.

По сравнению с другими азиатскими странами Китай не очень восприимчив к глобальному снижению темпов экономического развития. Согласно данным исследований Европейского Центробанка, примерно 70 процентов спроса в основной части Китая удовлетворяется за счет внутренних источников. В то же время, в Корее этот показатель составляет 65 процентов, в Таиланде 54, на Тайване 49, а в Малайзии 31 процент. Только Япония и Индонезия менее уязвимы для глобального спада.

Однако экспорт в последние годы вносит довольно существенный вклад в китайский экономический рост, который измеряется двузначными числами. В прошлом году чистый экспорт составил 16,3 процента ВВП. На его долю пришлось 2,5 процента роста валового внутреннего продукта. Эта цифра несколько обманчива, поскольку Китай добавляет приблизительно 50 процентов стоимости к своему экспорту за счет переработки. Если в 2008 году увеличение экспорта снизится в годовом исчислении на 7 процентов с прошлогоднего показателя в 21 процент, как мы прогнозируем, то китайская экономика потеряет от двух до двух с половиной процентов роста. А ведь существуют и вторичные последствия замедления темпов экспортного роста, влияющие на инвестиции и потребление. Примерно 20 процентов инвестиций, составляющих 40 процентов ВВП, имеет отношение к экспорту.

Китайская экономика отнюдь не на грани краха. В следующем году темпы ее роста составят примерно 8 процентов; будут расти и показатели занятости. Если глобальные тенденции замедления темпов экономического развития примут более негативный оборот, то Пекин сможет применить систему кредитно-денежного стимулирования, понизив учетные ставки и подтолкнув банки к увеличению кредитования. Однако на самом деле никто не знает, чем может грозить Китаю двух- или трехлетнее общемировое замедление темпов экономического роста. Кроме того, в такой гораздо более опасной обстановке определенно вырастают риски, связанные с бесхозяйственностью и неправильным управлением.

Но Олимпиада не окажет на это никакого влияния. Игры, конечно, ускорили процесс капиталовложений в инфраструктуру и повысили показатели экономического развития Пекина. Но на этом все и заканчивается с экономической точки зрения. Угроза китайской экономике возникает совсем с других направлений. И Олимпийские игры на этот процесс никак не влияют.

Стивен Грин возглавляет китайские исследования в шанхайском банке Standard Chartered Bank.

____________________________________

Олимпиада Инкорпорейтед ("The Wall Street Journal", США)

Олимпийская одиссея Китая: жертва или победитель? ("The Wall Street Journal", США)

Олимпиада как кошмар для Китая ("Foreign Affairs", США)