Конец июля ознаменовался новой пикировкой Украины и России вокруг Черноморского флота. К тому нашлось два повода: актуализация темы законопроекта о прекращении действия украинско-российских соглашений по флоту с 2017-го и традиционный парад в Севастополе по случаю Дня ВМФ России.

Так, 22 июля министр иностранных дел Владимир Огрызко сообщил, что упомянутый 'законопроект готов и к моменту, указанному в указе президента, будет подан на рассмотрение. Мы свою работу точно и аккуратно выполнили и теперь будем ждать, каким образом Верховная Рада примет этот закон'. Это, само собой, вызвало нервную реакцию российских политиков.

Однако говорить о данном документе пока преждевременно. Ведь в Секретариате ВР он не зарегистрирован, а значит, в строгом смысле слова и законопроекта нет. Более того, ничего неизвестно о том, чтобы Кабмин такой законопроект принимал, а подобные документы подаются в парламент только правительством в целом, а не от его отдельного подразделения. И до утверждения его Кабинетом Министров корректно говорить лишь о законодательном предложении, а не о законопроекте. Но если последний появится, в чем будет заключаться его практический смысл, кроме сотрясания воздуха и игры на нервах нашей северной соседки? Прописная истина состоит в том, что ни один внутренний закон не может перечеркнуть международного договора. А в соглашении 'О статусе и условиях пребывания ЧФ РФ на территории Украины' говорится:

'Настоящее Соглашение заключается на 20 лет, отсчитываемых с даты начала его временного применения. Срок действия Соглашения будет автоматически продлеваться на последующие пятилетние периоды, если ни одна из Сторон не уведомит письменно другую Сторону о прекращении действия Соглашения не позднее, чем за один год до истечения срока его действия'.

Следовательно, пока действует соглашение, Украина никаким законом не может ни обязать Россию вывести флот (хотя бы и частично) ранее чем в 2017 г., ни перечеркнуть правовую возможность продления его пребывания.

Да, в соответствии с документом Украина может не позднее чем за год до 28 мая 2017 г. заявить, что соглашение продлеваться не будет. Но значит ли это, что подобное заявление правомерно сделать уже в 2008-м, 2009-м или 2010-м и считать его последним словом Киева в данном вопросе? Россия все равно вправе будет полагать, что в 2016-м в Украине может быть другая власть, которая это решение пересмотрит. Принятие такого решения на уровне закона осложняет пересмотр, но не намного - достаточно иного парламентского большинства, которое закон отменит.

В дипломатической практике, на уровне правового обычая, принято либо денонсировать договоры вообще, либо объявлять об их непродлении в тот самый оговоренный в тексте момент, когда должно наступить автоматическое продление документа. Денонсировать соглашение Ющенко не решается. Однако любые слова о том, что его нельзя продлевать, сказанные за несколько лет до даты возможного продления, не несут никакого правового смысла, а лишь являются декларацией о намерениях. И ссылки президента на то, что все уже предопределено конституционным запретом пребывания иностранных баз в Украине, дела не меняют. Соглашение было заключено уже после принятия Конституции, и раз там появился пункт о возможности продления - значит, украинская сторона сочла, что это не противоречит Конституции.

Однако данный законопроект имеет не только внешнюю, но и внутреннюю сторону. Вообще-то украинский президент, наделенный не распространенным среди европейских президентов правом законодательной инициативы и исключительными полномочиями во внешней и оборонной политике, вполне мог бы взять на себя разработку и внесение такого законопроекта. Тем более что правительству он настолько не доверяет, что даже не признает его исключительных прав на инициативы в изменении бюджета. Но нет - в данном случае он хочет, чтобы такой законопроект готовило именно правительство, и решением СНБО, введенным в силу указом Ющенко 20 мая, Кабмину поручается:

'вжити у двомiсячний строк заходiв щодо комплексноi оцiнки наслiдкiв тимчасового перебування Чорноморського флоту Росiйськоi Федерацii в Украiнi;

пiдготувати у двомiсячний строк та забезпечити внесення в установленому порядку законопроекту щодо припинення з 2017 року дii мiжнародних договорiв про тимчасове перебування на територii Украiни Чорноморського флоту Росiйськоi Федерацii'.

Следовательно, данный законопроект нужен Ющенко еще и для того, чтобы поссорить Тимошенко либо с Россией, либо с частью 'оранжевого' электората (в случае, если она будет саботировать принятие документа).

И в этом контексте непонятно, как расценивать слова Огрызко, от которых создается впечатление, что собственно в КМ вопрос уже решен - и дело лишь за Верховной Радой. При формальном отсутствии такого законопроекта это невежливо со стороны министра по отношению к Тимошенко как его прямой начальнице (хотя такая некорректность и логична для представителя президентской квоты в правительстве). Но можно также предположить, что приведенное высказывание представляет собой попытку отвести от правительства возможную критику.

Не исключено, конечно, что некий законопроект действительно готов в недрах МИД, а мы о нем просто не осведомлены, но, как показывает опыт, верить на слово Огрызко и его ведомству крайне рискованно. Так, 22 июля он заявлял, что праздник ВМФ России будет отмечаться только на объектах ЧФ, а общегородские мероприятия в Севастополе не состоятся, поскольку российская сторона с опозданием представила в КМ свою программу для согласования, дескать, в соответствии с постановлением правительства это нужно было сделать за три месяца (неделей раньше то же самое заявлял и глава пресс-службы МИД Василий Кирилич).

Однако старший советник посольства РФ в Киеве Владимир Лысенко также 22 июля сообщил, что российская сторона еще 21 апреля согласовала с властями Севастополя все вопросы, связанные с торжествами. Более того, о том, что все согласовано, сказал в тот же день и министр обороны Юрий Ехануров. Правда, замглавы Севастопольской администрации Владимир Казарин отметил, что некоторое нарушение сроков действительно имело место, но в итоге с Кабмином уже все согласовано благодаря тому же Еханурову.

О том, что утверждение Огрызко от 22 июля, мягко говоря, не соответствовало действительности, свидетельствует и то, что в ноте протеста МИД Украины от 28 июля россиянам инкриминируется не 'несанкционированный парад', а лишь стрельба холостыми зарядами, расцененная как 'грубое нарушение законодательства Украины'. В свою очередь командующий ЧФ вице-адмирал Александр Клецков ответил, что Украина не вводила ограничений относительно проведения праздника, и подчеркнул, что постановление КМ было выполнено российской стороной в полном объеме. Кто же солгал на этот раз?

Постановление правительства N 378, на которое опираются украинские чиновники, является весьма двусмысленным в плане применения его к ЧФ. Это документ под названием 'Про затвердження Порядку пiдготовки i проведення за участю особового складу з використанням озбро?ння i вiйськовоi технiки Збройних Сил потенцiйно небезпечних заходiв у присутностi цивiльного населення', принятый еще 26 марта 2003 г. Кабмином Януковича как реакция на трагедию на Скниловском авиашоу (http://zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi? nreg=378-2003-%EF).

И в том, что касается холостой стрельбы, данный документ двусмысленный. В прилагаемом к постановлению 'Порядке проведения...' говорится о 'показе технических возможностей вооружения и боевой техники... без демонстрации применения оружия и средств поражения'. Как это применить к холостым залпам? Поскольку они раньше беспроблемно звучали на парадах ЧФ, значит, считалось, что постановление их не запрещает? Другое дело, если сейчас существовала договоренность с украинскими властями о том, что такой стрельбы не будет. Но тогда можно вести речь не более чем о нарушении неформальной договоренности, но никак не законодательства.

Однако еще одна проблема состоит в том, что данное правительственное постановление не адаптировано для ЧФ, а поэтому его буквальное выполнение чревато конфликтами.

Так, в документе говорится, что он распространяется на 'все воинские формирования', из чего логично сделать вывод, что при этом подразумевается и ЧФ, проведение парадов которого в Севастополе, безусловно, нуждается в регламентации. В двусторонних соглашениях по флоту, правда, ничего не сказано о парадах, однако есть пункт о том, что российские воинские формирования соблюдают украинское законодательство; следовательно, применение постановления относительно ЧФ правомерно. Срок для согласования проведения парада, о котором говорили представители украинской власти, также устанавливается в соответствии с этим документом. В ч. 2 п. 19 'Порядка...' говорится, что план международных мероприятий подается на согласование за три месяца до их проведения. Однако подается он, как следует из того же пункта, не в правительство, а в соответствующие региональную администрацию и орган местного самоуправления - и ни о каком согласовании на уровне правительства речь не идет. Да, возможно, было бы логично предусмотреть согласование мероприятий ЧФ и с центральной властью, но ведь в постановлении об этом речь не идет.

С другой стороны, буквальное применение данного документа означало бы, что именно военное ведомство Украины должно указывать, как именно Черноморскому флоту следует проводить парады. Так, согласно постановлению, парады проходят 'по особому распоряжению Министра обороны' (п. 5 'Порядка...'), а начальник Генштаба Вооруженных сил 'назначает руководителя мероприятия, определяет состав войск, место и условия проведения' (п. 14). Из контекста совершенно понятно, что речь идет об украинском министре и главе Генштаба.

Заявив в ноте, что 'грубое нарушение российской стороной законодательства Украины будет в будущем учтено украинской стороной при оценке намерений ЧФ РФ проводить подобные мероприятия на территории нашего государства', МИД ясно дал понять, что намерен использовать нынешний прецедент для того, чтобы попытаться запретить парады ЧФ. А для этого очень удобно потребовать буквально выполнять упомянутое постановление, которое Украина сейчас впервые публично актуализировала, применительно к Черноморскому флоту, не встретив здесь публичных возражений со стороны России. А вот что произойдет, если украинский Генштаб определит, что парад должен пройти без кораблей и за пределами Севастополя?

Украинскому МИДу сейчас нужны конфликты вокруг ЧФ, ноты протеста и т.п., ибо чем больше их накопится, тем больше будет оснований для власти денонсировать соглашения 1997-го. Да, нельзя сказать, что власть сейчас настроена на денонсацию, но для МИДа главное - обеспечить ее максимальным набором оснований на подобный случай.

Новый конфликт вокруг парада ЧФ, надо полагать, запрограммирован на будущий год, ибо в нынешнем таких мероприятий больше не намечено. Но вот на внутреннем фронте Ющенко может скоро вновь использовать флотскую тему. Ведь ни законопроект о прекращении действия соглашений по ЧФ с 2017 г. Кабмином не утвержден, ни оценка последствий пребывания ЧФ не дана, а двухмесячный срок, отведенный для этого указом президента, истек еще 20 июля. Стало быть, Ющенко может утверждать, что правительство саботирует его решения. Тем более это утверждение прекрасно вписывается в русло продвигаемой Балогой версии, согласно которой Тимошенко, дескать, договорилась с Москвой.

Конечно, отсюда никоим образом не вытекает, что Тимошенко такая уж белая и пушистая. Ее лагерь также активно разыгрывает антирусскую карту, зачастую симметрично отвечая Балоге. Взять статью в 'УП' депутата Верховной Рады от фракции БЮТ Виталия Коржа, весь пафос которой состоит в утверждении, что президент, мол, только тем и занимается, что дискредитирует правительство, не замечая, что российская угроза, в том числе из Крыма, усиливается.

Однако интересно, что на фоне регулярной истерии вокруг ЧФ относительное большинство граждан страны (42% против 34%), согласно результатам опроса, проведенного в июне компанией 'ФОМ-Украина', выступает за продление соглашения о базировании ЧФ в Крыму. Такого мнения придерживается абсолютное большинство жителей востока и юга страны (61% и 58%), в центре же зафиксировано равновесие (за - 36%, против - 37%). И везде число сторонников продления значительно превышает суммарный избирательный рейтинг ПР и КПУ или Януковича и Симоненко (http://bd.fom.ru/report/whatsnew/du080701). При этом нельзя сказать, что опрос зафиксировал особо пророссийские настроения. Так, заявление Госдумы о том, что Россия должна денонсировать большой договор в случае вступления Украины в НАТО, одобрили лишь 29% участников этого опроса.

__________________________________

Русский военный флот ("The Times", Великобритания)

Крым: когда двое дерутся, в выигрыше - третий? ("Geopolitika", Литва)

"Если завтра война", или Что будет, если Россия решит отобрать Крым у Украины ("Geopolitika", Литва)