Статья опубликована в TIME 28 января 1980 г.

На прошлой неделе в Москве у здания нового пресс-центра недалеко от МИДа один за другим останавливались грузовики; рабочие в меховых шапках таскали ящики с телефонным и телетайпным оборудованием. В миле к северу от Кремля электрики монтировали проводку в спорткомплексе 'Олимпийский'; он станет самым большим в Европе закрытым стадионом. Рядом в лихорадочном темпе завершались отделочные работы в здании большого плавательного комплекса. В школьных классах и студенческих аудиториях по всему городу 200000 будущих гидов, официантов и других технических работников зубрили иностранные языки и знакомились с экзотическими привычками зарубежных гостей — ожидается, что на летние Олимпийские игры приедет до 300000 туристов.


Таким образом, для советских властей ничего не изменилось — подготовка к Олимпиаде идет по графику. Однако по всему миру дипломаты, олимпийские чиновники, спортсмены, политики и болельщики все активнее обсуждают предложение администрации Картера о переносе Игр в другую страну, отсрочке их проведения или бойкоте в знак протеста против советского вторжения в Афганистан. Советы реагируют на него с возмущением. Один публицист так оценивает действия Картера: 'Он зашел слишком далеко. К Афганистану это никакого отношения не имеет. Речь идет исключительно об очередном проявлении американского антисоветизма'.


Причина вот в чем: наверно ни одна акция, за исключением разве что объявления войны, не способна 'покарать' Москву сильнее, чем 'отобранная' или испорченная Олимпиада. Став первой страной коммунистического блока, принимающей Игры за всю их восьмидесятичетырехлетнюю историю, СССР полон решимости провести их на образцовом уровне. За прошедшие три года, по официальным данным, Советы израсходовали на подготовку Игр 375 миллионов долларов, построили 99 спортивных арен, гостиниц и других объектов. Они хотят превратить Московскую Олимпиаду в памятник собственному престижу, демонстрацию безудержного самовосхваления, косвенно выдающую владеющее ими глубокое чувство неуверенности. И не случайно картеровская администрация на прошлой неделе целенаправленно взяла московские Игры на мушку — слишком уж соблазнительна подобная мишень. Госсекретарь Сайрус Вэнс (Cyrus Vance) заявил: чтобы Олимпиада состоялась, как запланировано, СССР должен вывести войска из Афганистана к середине февраля. Президент, выступая в передаче NBC "Встреча с прессой" (Meet the Press), сообщил, что обратился в Олимпийский комитет США с просьбой объявить бойкот летних Игр или перенести их в другой город, если советский контингент не покинет страну к этому сроку. Картер отметил: 'Ни я, ни американский народ не поддержим приезд американской команды в Москву, пока советские войска находятся в Афганистане'.


Решение о переносе Игр в другую страну может принять только Международный олимпийский комитет (МОК). Первый заместитель госсекретаря Уоррен Кристофер (Warren Christopher), прозондировав по заданию президента позицию стран НАТО по этому вопросу, выяснил, что они относятся к идее Вашингтона довольно прохладно. Французский министр по делам молодежи и спорта Жан-Пьер Суассон (Jean-Pierre Soisson) заметил: 'Олимпиада — это спортивное, а не политическое мероприятие'. Игры, однако, уже давно приобрели политизированный характер: авторитарные государства вроде нацистской Германии и Советского Союза не жалели сил на подготовку своих спортсменов — полагая, что горы олимпийского 'золота' станут неопровержимым доказательством превосходства их политических систем.


В Европе единственным исключением стала Великобритания: премьер-министр Маргарет Тэтчер, выступая в Палате общин, поддержала предложение о переносе Игр. Более 100 парламентариев подписались под обращением к МОК, призывая его доверить проведение Олимпиады другой стране.


Последний, однако, категорически возражает против переноса Игр. 'Они пройдут в Москве или нигде', — заявил ирландец лорд Килланин (Lord Killanin), возглавляющий МОК с 1972 г. Он утверждает, что провести Олимпиаду в другом месте 'физически невозможно', и, кроме того, МОК в любом случае обязан выполнить условия соглашения относительно московских Игр, заключенного с СССР в 1974 г. Тем не менее, американские официальные круги намерены просить МОК поднять вопрос о переносе летней Олимпиады на его очередном заседании, которое состоится в начале февраля в Лейк-Плейсиде (штат Нью-Джерси). Однако в этой просьбе Вашингтону почти наверняка будет отказано. Один высокопоставленный чиновник МОК подчеркнул: 'Те, кто считает, что Игры в Москве не состоятся, принимают желаемое за действительное. Пока все наши национальные комитеты выступают против [переноса]'.


В качестве альтернативного варианта Кристофер обсудил с представителями стран НАТО идею о бойкоте Московской Олимпиады. Вашингтон подкрепляет ее предложением провести 'альтернативные' игры — своего рода 'Олимпиаду свободного мира', в которой смогут принять участие спортсмены из стран, присоединившихся к бойкоту. Это позволит атлетам из США и других государств, несколько лет тренировавшихся в преддверии Игр, все же поучаствовать в международных соревнованиях, хотя, конечно, они будут лишены того престижа, которым традиционно пользуется Олимпиада.


В большинстве государств идея бойкота не снискала популярности. Правительство Нидерландов, однако, прекратило финансирование своей олимпийской команды, а Канада отнеслась к американскому предложению с большим интересом.


В воскресенье Картер дал понять: он против участия США в Играх 'независимо от того, как поступят другие страны'. Теоретически, решение о бойкоте должен принимать Национальный олимпийский комитет США. Однако ему будет трудно отвергнуть призыв президента о неучастии, который вероятно поддержит и Конгресс. Руководство американского Олимпийского комитета такая перспектива, естественно, не радует. Шестидесятисемилетний Роберт Кейн (Robert Kane), возглавляющий НОК США с 1977 г., заявляет: 'Я нисколько не поддерживаю идею бойкота. Игры принадлежат не СССР. Они — достояние Международного олимпийского комитета. Бойкотировать Игры — значит проявить нелояльность к организации, участниками которой мы являемся, и к Олимпийскому движению'. Более того, по словам Кейна, 'односторонний бойкот не слишком эффективен'. Что ж, к срыву Игр он вряд ли приведет, но несомненно во многом обесценит вес и престиж медалей в тех видах спорта, где американцы традиционно сильны.


На прошлой неделе Кейн встречался в Вашингтоне с Вэнсом и чиновниками из Белого дома: он вновь заявил о том, что НОК США против бойкота. Если президент обратится к Комитету с такой просьбой, подчеркнул он, НОК перед принятием решения опросит потенциальных участников американской команды. Многим американским чемпионам идея бойкота тоже не нравится. Тридцатидвухлетний Эл Фейербах (Al Feuerbach) из Сан-Хосе (штат Калифорния), занявший четвертое место в соревнованиях по толканию ядра на Олимпиаде 1976 г., считает: 'Я на сто процентов против неучастия, независимо от причины. Мы тренируемся, мы сами платим за дорогу, мы не имеем никакого отношения к правительству. Для нас это мечта всей жизни, так почему оно распоряжается чужой мечтой?' Двадцатитрехлетний Марк Белгер (Mark Belger) — он специализируется в беге на 800 метров — вторит Фейербаху: 'Нас просто беззастенчиво используют. Когда нас лишают права участвовать в Олимпиаде, ради которой мы тренировались несколько лет — как еще это назовешь?' С ними согласен сорокадевятилетний олимпийский чемпион Боб Матиас (Bob Mathias) из Колорадо-Спрингс — он завоевывал 'золото' на Играх 1948 и 1952 гг.: 'Наши ребята хотят приехать в Москву, чтобы задать перца этим парням и лицом к лицу объяснить им, почему они неправы'.


Впрочем, многие другие атлеты, пусть и с неохотой, готовы бойкотировать Московскую Олимпиаду, если президент об этом попросит. Двадцатичетырехлетний Крейг Масбэк (Craig Masback) из Уайт-Плейнс (штат Нью-Йорк) — один из лучших в мире бегунов на средние дистанции — объясняет: 'Как спортсмен, я очень расстроен и разочарован. Но я хорошо понимаю, что Олимпийские Игры — очень важное политическое орудие не только для Советского Союза, но и для всего Восточного блока. Наш бойкот Олимпиады — не только оправданный, но и эффективный шаг'.


Двадцатишестилетний Дуайт Стоунс (Dwight Stones) из Лонг-Бич (штат Калифорния) — прыгун в высоту, завоевавший 'бронзу' на Играх 1972 и 1976 гг. — считает, что США следует предпринять более жесткие действия: 'Почему бы не запретить советской команде участвовать в зимней Олимпиаде у нас в стране?' Билл Туми (Bill Toomey) — ему 41 год, он обладатель золотой медали в десятиборье на Играх 1968 г. — считает: 'Было бы наивно считать, что легкая атлетика — важнее всех событий в мире. Спорт не может существовать в отрыве от действительности'.


На прошлой неделе Клуб Мухаммеда Али для спортсменов-любителей (Muhammad Ali Amateur Sports Club) в Санта-Монике (штат Калифорния) решил не ждать официального обращения Белого дома, и по собственной инициативе объявил бойкот Играм. Эта группа, состоящая из 32 спортсменов, приняла такое решение после эмоционального выступления Али. Как минимум полдюжины членов клуба — в том числе спринтер Хьюстон Мактир (Houston McTear) и барьерист Грег Фостер (Greg Foster) — считались претендентами на высшие олимпийские награды.


Бойкот Соединенными Штатами Олимпиады в Москве обернется многомиллионными убытками для десятков американских компаний. NBC, к примеру, заплатил Советам 87 миллионов долларов за права на трансляцию соревнований, и планирует посвятить летним Играм в общей сложности до 150 часов вещания. Если же американцы не примут участия в Олимпиаде, телеканал решил полностью отказаться от ее освещения. Конечно, почти всю выплаченную сумму NBC возместит ее страховая компания, но канал тем не менее лишится ожидаемых доходов от рекламы а также верного шанса подняться с последнего места в телевизионных рейтингах.


Права на торговлю товарами с олимпийской символикой в Западном полушарии принадлежат Стэнфорду Блуму (Stanford Blum), президенту лос-анджелесской фирмы Image Factory Sports, Inc.. Он уже продал 58 компаниям лицензии на реализацию олимпийских сувениров — от плюшевого Мишки (официального символа московских Игр) до пижам и брелков. Из-за возможного бойкота многие магазины в США перестали заказывать сувениры, и производство некоторых изделий пришлось приостановить. Так, у компании US Americans со штаб-квартирой в Лос-Анджелесе 'зависла' заказанная партия из 15,5 миллионов стаканов: пока в вопросе с бойкотом не наступит ясность, фирма не решается разместить на них эмблему Олимпиады. Блум ворчит: 'Под угрозой оказались продажи на 50-100 миллионов долларов. Рекламная кампания с вручением сувениров в виде призов буксует: фирмы не хотят, чтобы их ассоциировали с любым изделием, на котором есть слово 'Москва''. Как бы то ни было, Блум не намерен просить у русских компенсацию. Пожимая плечами, он поясняет: 'Советы просто скажут — это не наша вина'.


Примерно 11000 американцев, которые уже выплатили первый взнос за турпоездки на московские Игры, несомненно беспокоятся, вернут ли им деньги, если США все же объявят Олимпиаде бойкот. Все поездки организуются через американскую фирму Russian Travel Bureau-Olympic Travel со штаб-квартирой в Нью-Йорке. По словам ее президента Э. Уоллеса Лоуренса (E. Wallace Lawrence), часть внесенных средств уже переведена в Советский Союз. Если Америка не будет участвовать в Играх и туристы отменят заказы на поездки, Лоуренс попытается договориться о компенсации с Москвой. Он обещает: все деньги, еще находящиеся в США, будут в любом случае возвращены несостоявшимся туристам.


Кремль рассчитывает, что МОК проявит твердость и не станет переносить Игры из Москвы. Советские официальные представители утверждают: поскольку СССР полностью выполняет условия соглашения с МОК, никаких оснований для такого переноса нет. Кремль ожидает, что от участия могут отказаться отдельные спортсмены, но не национальные команды целиком. Но даже если какие-то государства и решат бойкотировать Игры, Москва полна решимости провести Олимпиаду без них. Через четыре года, однако, она может отомстить США, объявив бойкот летней Олимпиаде в Лос-Анджелесе.


Если так и произойдет, все это может нанести смертельную рану Олимпийскому движению. Кейн полагает: 'Тогда подлинных Олимпийских игр больше не будет. Они перестанут быть всемирным состязанием'. С другой стороны, угроза бойкота вновь привлекла внимание к одному давнему предложению: постоянно проводить игры в какой-нибудь малой стране, чтобы снизить их уязвимость к давлению международной политической напряженности. Президент Картер поддерживает эту идею. Он считает, что логичнее всего доверить проведение Игр Греции, где в 776 г. до нашей эры впервые был зажжен Олимпийский огонь.

 

_________________________________

Олимпиада Инкорпорейтед ("The Wall Street Journal", США)

Блеф Пекина с правами человека нужно разоблачить ("The Washington Post", США)

Пора открыто выступить против злоупотреблений Пекина ("The International Herald Tribune", США)

Новый китайский национализм надо осторожно преодолевать ("The Guardian", Великобритания)