Основоположником политической географии обычно считают сэра Хэлфорда Макиндера (Halford Mackinder, 1861-1947) - преподавателя Оксфордского университета, директора Лондонской школы экономики и ветерана-парламентария. Будучи твердым сторонником чисто британской концепции сохранения гегемонии на морях за счет поддержания равновесия сил на суше, Макиндер в 1904 г. выдвинул знаменитый тезис о том, что Евразия - это географическая 'ось' мировой истории, а контроль над Восточной Европой - ключ к контролю над евразийским пространством, а значит и над всем миром.

Труды Макиндера приобрели широчайшую известность, и до сих пор влияют на мышление ученых: именно на его идеи во многом опирался бывший советник Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski), разрабатывая свой тезис о том, что для укрепления своей мировой гегемонии Америка должна взять под контроль Центральную Азию. Куда менее известен другой факт из биографии Макиндера: венцом его политической карьеры стало назначение британским Верховным уполномоченным на юге России в 1919 г.: это решение принимал глава МИД Великобритании лорд Керзон, в прошлом известный путешественник.

В то время в южных районах России находились британские войска; они помогали антибольшевистской армии под командованием генерала Деникина. Макиндер убедил его в случае победы белых признать независимость кавказских народов, а вернувшись в Лондон настаивал, что Британии следует создать антибольшевистский альянс в составе Украины и кавказских государств, а также взять под контроль железную дорогу Баку-Батум, чтобы обеспечить транспортировку каспийской нефти и не дать большевикам выйти к Черному морю. Тогда британское правительство не последовало его рекомендациям, и в конечном итоге территория ленинского СССР по сути совпала с границами Российской империи (впрочем, новое государство, что немаловажно, было построено по федеративному принципу). Однако идея Макиндера все же стала реальностью - через семьдесят с лишним лет, когда Советский Союз распался в 1991 г.

Именно в этой исторической и идеологической перспективе необходимо рассматривать энергичную поддержку сегодняшними американскими геостратегами идеи о вступлении в НАТО двух пока 'неохваченных' государств Причерноморья - Украины и Грузии. Подобно Макиндеру, они стремятся превратить Черное море в натовское 'озеро' и вытеснить Россию с ее ряда исторических территорий в Европе. Этот план служит трем целям: защитить источники поставок энергоносителей, способствовать 'демократизации' (читай 'вестернизации') 'Большого Ближнего Востока' от Касабланки до Кабула, и нанести России решающее геостратегическое поражение. Этими целями объясняется поддержка Западом пронатовски настроенного президента Украины Виктора Ющенко, а также усилий Тбилиси по восстановлению контроля над двумя 'отколовшимися' регионами - Абхазией и Южной Осетией, где напряженность сегодня возросла до опасного уровня - в стычках вокруг югоосетинской столицы Цхинвали гибнут десятки людей.

Способен ли Запад добиться в этом успеха? Конечно, некоторые элементы концепции Макиндера уже воплотились в жизнь: расширение ЕС и НАТО стало свершившимся фактом, а недавно Запад добился нового серьезного успеха, усилив свое влияние в Сербии. Проект по созданию 'противоракетного' щита в Восточной Европе реализуется по графику, и после завершения он несомненно создаст угрозу для России. Однако эскалация насилия на Кавказе - если это произойдет - станет первым случаем со времен вторжения в Ирак в 2003 г., когда стратегическая цель реализуется военными средствами: 'независимость' Косово, как мы помним, была достигнута без единого выстрела.

Французский экономист Жак Сапир (Jacques Sapir) в недавно вышедшей книге 'Новый XXI век' (Le nouveau XXIe siècle) убедительно доказывает, что проект создания американской мировой империи начиная с 2003 г. по сути терпит провал. Конечно, в умах вашингтонских кабинетных стратегов эта идея и сегодня 'живее всех живых'. Конечно, американская экономика и политическая жизнь по-прежнему находится под сильнейшим влиянием военно-промышленного комплекса, который платит за то, чтобы политики отстаивали необходимость постоянного наращивания военной мощи США. И, конечно, у внешней политики США есть одна зловещая тенденция - отвлекать внимание от одних кризисов, провоцируя другие.

Но война на истощение в Ираке и Афганистане показывает, что на деле США не в состоянии не только 'демократизировать', но и контролировать Ближний Восток - что уж тогда говорить о контроле над Центральной Азией и тем более всем миром. В конце концов американская армия не настолько велика. Поэтому в то, что Вашингтон будет готов направить свои войска для ведения боевых действий против пророссийских сил - а то и самих российских войск - в Грузии, верится с трудом (впрочем, если президентом станет Джон Маккейн (John McCain), вероятность такого развития событий довольно велика). И хотя утверждать 'кто контролирует Цхинвали - тот контролирует весь мир' было бы преувеличением, исход любого вооруженного конфликта в этом регионе станет лакмусовой бумажкой, позволяющий судить о будущем соотношении сил между США и Россией.

Джон Лафлэнд - заместитель директора парижского Института демократии и сотрудничества по научным исследованиям

________________________________

Грузии больше нет, или почему не смогли русские закрыть Америку ("Грузия online", Грузия)

'Грузинские войска штурмуют Цхинвали. Они бомбят город' ("The Times", Великобритания)