В августе 1924 года маленькая страна Грузия, с 1921 года оккупированная Советской Россией, восстала против советской власти. Уже 16 сентября 1924 года лондонская Times писала о воззвании Грузинской Республики к Лиге Наций. При том, что, по словам автора той статьи, Ассамблея выразила 'сочувственное отношение к усилиям, предпринимаемым страной', понятно, что Лига 'неспособна оказать ей материальную помощь, а моральное влияние, которое в отношениях с цивилизованными странами является мощной силой, вряд ли окажет какое-либо влияние на Советскую Россию'.

'Вряд ли' - это было еще мягко сказано. До самого 1991 года грузины не видели свободы.

Вот и сегодня владимиры путины, ху цзиньтао и махмуды ахмадинежады - не говоря уж об их 'младших братьях' из Судана, Зимбабве, Бирмы и Северной Кореи - вряд ли обратят на 'моральное влияние' больше внимания, чем советские лидеры в 1924 году. Крики невооруженной справедливости не трогают диктаторов; дипломатия, за которой не стоит угроза применения силы, не действует на диктаторов; неодобрения, высказанного сдержанным и тактичным человеком, фанатик даже не заметит.

Хорошо уже то, что сегодня мы не сталкиваемся с угрозами масштаба нацистской Германии или Советского Союза. В обоих этих режимах сочетались безжалостный внутренний контроль, готовность пойти на агрессию вне страны и яростная приверженность экстремистской идеологии. Сегодня всех этих составляющих в одном месте нет. Россия агрессивна, Китай деспотичен, Иран одержим собственным мессианством - но никто из них так не опасен, как были опасны тоталитарные государства двадцатого века.

И еще о хорошем: на самом деле, 2008 год стал годом больших свершений для дела свободы и демократии. В Ираке мы со своими иракскими союзниками стоим на пороге стратегической победы над джихадистами - причем я говорю о стране, которую они неоднократно называли центральным фронтом своей борьбы. Это общая победа может ослабить джихадистское движение на всем Ближнем Востоке.

С другой стороны, надежду на мир и прогресс немало омрачает способность Сирии, движений "Хезболла" и ХАМАС совершать безнаказанные убийства, и прежде всего способность Ирана фактически беспрепятственно проводить в жизнь собственные ядерные амбиции. К тому же, нет ничего, что заставило бы поверить, что, приняв у себя Олимпийские игры, Китай умерит свой авторитаризм. И вот российские солдаты и танки сначала пересекают международно признанную границу, а теперь и, судя по всему, разворачивают против Грузии войну гораздо большего масштаба, чем можно было оправдать их изначальным casus belli - в любом случае, кстати, незаконным.

Окажут ли США реальное давление на Россию, заставят ли они ее остановиться? В воскресенье корреспондент New York Times Хелен Купер (Helene Cooper) совершенно верно, на мой взгляд, выразила преобладающее отношение к проблеме в Государственном департаменте: 'Несмотря на то, что Америка считает Грузию своим самым верным союзником в блоке бывших советских стран, Россия слишком нужна Вашингтону в других вопросах - например, в иранском, - чтобы рисковать всем этим, защищая Грузию'.

Да, но ведь Грузия, при том, что ее население - всего 4,6 миллиона человек, поддерживает третье по значимости военное присутствие (около 2 тысяч солдат) в контингенте, сражающемся в Ираке бок о бок с американскими солдатами и морпехами. Хотя бы уже по этой причине мы обязаны приложить серьезные усилия к тому, чтобы защитить суверенитет Грузии. Не можем же мы просто стоять и смотреть, как авторитарный агрессор проглатывает часть - и даже дестабилизирует остальное - часть дружественной нам демократической страны, которую мы несколько месяцев назад столь активно продвигали в НАТО.

Если уж на то пошло, давайте подумаем, что станется с другими прозападными правительствами в этом регионе, например, с украинским, если сегодня мы отвернемся от Грузии. Не обязаны ли мы заявить, что нормальные отношения между Россией и нами невозможны, пока продолжается агрессия? Не обязаны ли мы подчеркнуть нашу приверженность территориальной целостности Грузии и Украины? Не обязаны ли мы предложить Грузии в чрезвычайном порядке военную помощь?

Кстати, а чем, собственно, Россия так уж помогла нам в Иране? Она подписала - хотя и всячески затягивая - три резолюции Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, по которым на Иран налагались весьма умеренные санкции. Однако она же поставляет материал для иранской ядерной программы, а теперь еще и продает Тегерану системы ПВО для защиты военных и ядерных объектов.

Поразительно: диктаторские, агрессивные и фанатичные режимы, сколь бы велики ни были разногласия между ними, всегда рады сотрудничать друг с другом, чтобы ослабить влияние Соединенных Штатов и их союзников. Россия помогает Ирану, Иран и Северная Корея - Сирии, Россия с Китаем блокируют в Совете Безопасности санкции против Зимбабве, а Китай поддерживает северокорейский и бирманский режимы. И вроде бы для борьбы с этими угрозами и для решения этих проблем у Соединенных Штатов хватает и ресурсов, и союзников, но временами они ведут себя уж очень робко и нерешительно.

В 1924 году, когда 'цивилизованный мир' уговаривал Россию, советский режим был еще слаб, а Гитлер сидел в германской тюрьме. Прошло всего шестнадцать лет - и вот уже Великобритания осталась практически одна перед лицом советско-нацистской оси. А сегодня разве не так, как в 20-е и 30-е годы? Разве сегодня нерешительность демократий и топтание на месте не провоцируют еще более серьезные опасности и еще более страшные угрозы?

* * * * * * *

Что это было? Принуждение к миру?! (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

Проклятие Саакашвили и его присных (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

Саакашвили испугался и бежит (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

____________________________________________

Конфликт в Южной Осетии: быстрых решений не будет ("BBC", Великобритания)

Грузия: Россия напрашивается ("The Financial Times", Великобритания)

Как Грузия попала в расставленную врагами ловушку ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.