Как и предполагалось, западные политики (в своем большинстве) - эти ученики дьявола, совсем недавно в припадке слепого энтузиазма поддержавшие последний этап расчленения Сербии и независимость Косово, - не замедлили стать свидетелями первых последствий (и вероятно, не последних) своей безответственности. Южные осетины считают: если можно было изменить границы по этническому принципу на Балканах, то почему этого нельзя сделать на Кавказе? Тем более, что нынешний коллапс произошел по вине правительства Тбилиси, решившего - без каких-либо предварительных провокаций - разорвать мирный договор, подписанный в 1992 году, и оккупировать огнем и мечом область, большинство населения которой не желает входить в состав грузинского государства. И все указывает на то, что если бы Российская армия - один из гарантов Договора 1992 года - не предприняла контрнаступление, также сопровождающееся кровопролитием, тбилисские войска утопили бы в крови южноосетинское сопротивление.

Можно было ожидать, что те, кто вчера с таким пылом поддержали право косоваров на провозглашение независимости и отделение от Сербии, сегодня продемонстрируют схожее отношение и к населению Южной Осетии. Но не тут то было: судя по всему, самым большим приоритетом является сохранение любой ценой территориальной целостности Грузии. Границы, которые еще вчера можно было легко изменить на Балканах, вдруг становятся священными на Кавказе. Чем объясняются эти два различных подхода? Не тем ли, что существуют хорошие и плохие сепаратисты? Первые пользуются поддержкой Запада и причиняют ущерб союзникам России, как, например, косовары; а вторые, должны быть разгромлены, поскольку они наносят вред друзьям Запада, как южные осетины.

А все дело в том, что в противовес достопамятному злодею и, кроме того, партнеру Москвы, каким был Слободан Милошевич, Михаил Саакашвили, нынешний грузинский президент, усилил поток своих заявлений в пользу США, направил контингент своих войск в Ирак и добивается вступления Грузии в НАТО. Перед фактом подобного приступа преданности, какое значение может иметь для большинства западных дипломатических ведомств судьба жителей Абхазии и Южной Осетии?

Накануне того момента, когда Европейский Союз определит (если ему это удастся) свою позицию в отношении нынешнего конфликта, существует слабая надежда на то, что европейцы продемонстрируют хотя бы минимальную независимость своего мнения от США, интересы которых в регионе отличаются от их собственных: для Вашингтона этот конфликт является весьма далеким, и он рассматривает его как один из очередных эпизодов в борьбе за сокращение влияния России на периферии бывшего СССР.

И, прежде всего, остается еще одна надежда: может быть, европейские политики наконец осмелятся осмыслить значение стратегии, которая в течение последних десятилетий применялась на юго-востоке континента. Стратегии, которая привела к пересмотру границ, провозглашая официально великие принципы и права народов, но в действительности ограничивалась попыткой передела прежних зон влияния и воскрешением старых фантомов времен 'холодной войны'. Если после Косово право народов на отделение от государства, в котором они не хотят жить, превратилось в новую ось европейской дипломатии, то такое право, по крайнем мере, не должно признаваться выборочно.

Тьерри Малиньяк - журналист

* * * * * * *

Что это было? Принуждение к миру?! (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

Проклятие Саакашвили и его присных (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

Саакашвили испугался и бежит (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

_____________________________________________

Западу стоило бы держаться подальше ("The Guardian", Великобритания)

Россия сама отказывается от своей репутации в мире ("The Financial Times", Великобритания)

Президенту Грузии не стоит ждать сочувствия от Запада ("The Guardian", Великобритания)

Не переусердствовала ли Грузия в Осетии? ("Time", США)

Сойдет ли это с рук России? ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.