11 августа Чрезвычайный и Полномочный посол Российской Федерации в Латвийской Республике Александр Вешняков выбрал для своего первого подробного освещения позиции России относительно событий в Грузии программу Григория Зубарева "Гостиная" на "Новом радио" 103,2.

_____________________________________________

Г-н посол, повторю вопрос, который я в минувшую пятницу задал здесь же вашему грузинскому коллеге: военное противостояние в Южной Осетии - это война?

- Если отбросить дипломатию и называть вещи своими именами, то да.

Против кого воюет Грузия, против кого - Россия?

- Грузия воюет против своего народа. И можно согласиться: то, что она сделала в ночь с 7 на 8 августа - своего рода геноцид против собственного народа.

Основания для такого утверждения?

- 30 тысяч беженцев, около 2 тысяч жертв среди мирного населения Южной Осетии, разрушены столица Цхинвали, порядка десяти сел вокруг нее. Есть документальные свидетельства того, что грузинские военные добивали раненных российских миротворцев. Только за первые сутки грузинского наступления были убиты 12 наших миротворцев.

Сразу же после начала грузинского наступления на Цхинвали, по вашей просьбе вы были приняты Государственным секретарем МИДа Латвии г-ном Пенке, просили Латвию оказать дипломатическое давление на руководство Грузии, чтобы был прекращен огонь, срочно возобновлен переговорный процесс. В связи с этим, к вам вопрос из интернета: 'Зачем вы обращались к Латвии? Ведь заранее известно кого она поддерживает'.

- Если в политике заведомо основываться на том, что все заранее известно, можно далеко зайти. Как только в преддверии открытия Олимпиады грузинская сторона осуществила вероломное, наглое нападение на Южную Осетию, Россия обратилась в Совет Безопасности ООН: уважаемые члены Совета, остудите горячие головы президента Саакашвили и тех, кто выполняют преступные приказы, дайте им соответствующую оценку. МИД России в связи с этим опубликовало заявление, с ним я в 13:00 8 августа и вошел в кабинет г-на Пенке, зная, что Латвия для Грузии - авторитетный стратегический партнер.

Повлиять на Тбилиси дипломатическими методами из Риги?

- Да. Чтобы в итоге тяжелая техника Грузии была отведена из зоны конфликта, а конфликтующие стороны вернулись к столу переговоров. Но, к сожалению, мы не были услышаны ни в Совете Безопасности в Нью-Йорке, ни в Министерстве иностранных дел в Риге.

Что вам оставалось делать в этой ситуации?

- То, в чем нас сейчас пытаются обвинять - агрессором называют Россию. 80% жителей Южной Осетии - это люди, добровольно принявшие гражданство Российской Федерации в течение 17 лет конфликта, который - увы! - так и не был разрешен. А убитые миротворцы!? На их гибель можно было не обращать внимания!? А десятки тысяч беженцев!? А стертая с лица земли грузинской армией больница в Цхинвали!? Не замечать и считать нормальным?!

Поэтому Россия, удерживавшая до этого более полутора десятка лет своими миротворческими силами конфликтующие стороны от кровопролития, в полном соответствии с обязательствами, обусловленными выданным ей международным мандатом, ввела свои войска. Если слова не действуют, если Грузия, оглядываясь на западных политиков, уверовала в свою безнаказанность, принудить ее к миру может только сила оружия.

Полагаю, нечто подобное вы говорили и Госсекретарю нашего МИДа. Что услышали в ответ?

- Я не сторонник обнародования в полной мере бесед дипломатов.

Пусть не в полной мере, но я хочу понять реакцию моей страны?

- Поскольку г-н Пенке прессе открыл свою позицию, сделаю это и я. Мне было сказано, что латвийская сторона общалась с Министром иностранных дел Грузии, которая представила события в Южной Осетии совершенно в ином свете. Я на это ответил: даже если теоретически допустить, что провокации были обоюдными, насколько обоснована массированная стрельба Грузией по Цхинвали и его окрестностям из установок 'Град', ввод грузинских танков в город из заранее подготовленных позиций и блокирование выхода из зоны боевых действий мирных жителей, стрельба по ним снайперов? Чем это можно обосновать?

И какой ответ вы получили?

- Вразумительного ответа не было.

Если бы сейчас здесь находился посол Грузии в Латвии г-н Коркелия, допускаю, что он привел бы следующий аргумент: Грузия - суверенное государство, Южная Осетия - часть международно признанной ее территории, и страна восстанавливает свою целостность военными методами, потому что другие не срабатывают. Разве не так?

- Эту аргументацию я знаю из текста вашей беседы с грузинским послом. Но за три часа до того, что Грузия называет наведением конституционного порядка, ею было обещано, что боевые действия вестись не будут. А 'гуманизм' Саакашвили, прилетевший в Южную Осетию из установок 'Град', танков и самолетов, ничем не объясним, включая нормы международного права. Особенно выпукло это видно, если обратиться к истории вопроса, начиная 1990-го года. В то время парламент Южной Осетии провозглашает независимость. Январь 1991-го: президент Грузии Гамсахурдиа проводит войсковую операцию, в результате - тысячи жертв, десятки тысяч беженцев. И только благодаря усилиям России, 14 июня 1992 г. между Грузией и Южной Осетией подписано соглашение о вводе в зону конфликта трехсторонних - Россия, Грузия, Южная Осетия - миротворческих сил, разделяющих противоборствующие стороны. И мы удерживали ситуацию от кровопролития до ночи с 7 на 8 августа, когда Грузия начала штурм.

Почему, по-вашему, выбрана именно эта дата?

- Могу только предполагать. Начинается большая Олимпиада в Пекине, на маленькую войну в Цхинвали никто не обратит внимания. Полагаю, что в Тбилиси военную операцию планировали провести молниеносно; к ней готовились основательнейше.

Третьего дня, сидя на том же стуле, что и вы сейчас, грузинский посол Грузии в Латвии Константин Коркелия привел еще один аргумент: отчего же Россия, беспокоясь о самоопределении Южной Осетии, отказала в независимости Чечне?

- Был этап, когда Россия подписала с Чечней Хасавьюртовские соглашения, по которым Чечне были предоставлены самостоятельность и супернезависимость и составе Российской Федерации. Но что потом произошло? Нарушение чеченской стороной всех достигнутых договоренностей, подготовка ею бандформирований, вторжение их на территорию Дагестана. Для устранения последствий этого пришлось применить военную операцию, к сожалению. В противном случае опасность грозила всему северокавказскому региону, России в целом. Но в конечном итоге, из сложной ситуации мы вышли демократическим путем. И когда Америка начала действовать по плану нападения на Ирак, Россия провела референдум в Чечне: чего желает народ, как хочет жить дальше. И на референдуме были приняты Конституция Чеченской республики, законы о выборах ее Президента и парламента. Фактически это стало мирным путем выхода из острейшего кризиса. Неплохо бы об этом помнить уважаемым лицам, задающим вопросы о Чечне.

Из эфира: 'На латышских сайтах в интернете практически нет никакой информации о фактическом положении дел в Южной Осетии. И многие латыши до сих пор уверены, что 8 августа Россия напала на Грузию. Простите им их неведение, ибо введены в заблуждение'. Наряду с военными действиями идет информационная война, и непохоже, чтобы Россия брала в ней верх?

- Цель дезинформации - рассорить Россию с Западным миром, с Латвией. Мы не должны допустить, чтобы нас рассорили с латвийским народом, будем вдумчиво и последовательно разъяснять истинную ситуацию, в том числе властям Латвии.

Зарубежная пресса практически целиком на стороне Грузии. Редкое исключение - германская газета 'Франкфуртер Рундшау'. Она пишет: 'Авантюрист Саакашвили отдавал себе отчет в наступлении военной и гуманитарной катастрофы. Он хотел настроить международное сообщество - и, в первую очередь, Вашингтон - против России, чтобы получить от него военную помощь'. Из общего хора выпадает и интервью Министра иностранных дел Италии Франко Фраттини газете 'Стампа': 'Европу ожидают негативные последствия, если сложится коалиция выступающих против России, если бы прошло предложение (президентов) Польши, Латвии, Литвы и Эстонией, о созыве чрезвычайного совещания глав государств и правительств европейских стран по конфликту в Осетии'. А потом появилось заявление глав парламентов Латвии, Литвы и Эстонии, которые испугались, что защита Россией своих граждан в Южной Осетии может повлиять на будущее любой страны, где проживают российские граждане. Как вы оцениваете призыв четырех и опасение троих?

- Нельзя высокопоставленным политикам давать скоропалительные оценки принципиальным вещам, основываясь на односторонней информации. Нельзя давать заключения, заведомо исходя из политических симпатий к конкретной личности, будь он даже и стратегическим партнером, автоматически ставя знак минус относительно действий другой стороны. Если так строить государственную политику, то ничего хорошего в мире не получится. Поэтому я очень надеюсь на то, что в Латвии возобладает взвешенный подход, здравомыслие, что именно это проявится в итоге заседания Комиссии по иностранным делам латвийского парламента, заседания Сейма. Надеюсь, что оценки будут основываться не на принципе 'друг всегда прав, если даже и не прав', а на анализе всей совокупности информации и фактов по событиям в Южной Осетии, на неопровержимых данных о том, кто задумывал, планировал, осуществлял военную акцию в Цхинвали, кто обеспечивал ее информационное прикрытие, имея одной из целей перессорить Россию со всем миром. Мы должны не только сорвать этот план, но и остановить войну, усадить конфликтующие стороны за стол переговоров, наказать виновных. Кроме того, недопустимо разжигание страстей в латвийском обществе, его раскол из-за грузинской авантюры. К этому, к всестороннему анализу и вдумчивости я призываю власти Латвии, с этим я иду к ним: и к руководителям фракций Сейма, и в Комиссию по иностранным делам. Об этом я говорю и со слушателями 'Нового радио'.

Из эфира: 'Не кажется ли вам, что реакция западных лидеров на гибель мирного населения похода на корриду: глядят на кровь и получают удовольствие?'.

- В какой-то мере, с таким предположением можно согласиться. Действия России с раннего утра 8 августа - попытка остановить агрессора, в данном случае, грузинское руководство, мы стремились, чтобы на гибель людей в Южной Осетии западные политики и международные чиновники не смотрели как на корриду, а почувствовали бы боль. К сожалению, это не удалось, и тогда пришлось использовать военный скальпель ради достижения важнейшей цели - прекращения кровопролития, вывода Грузией войск из зоны конфликта, остановки огня не на словах, а на деле. Нужен контроль международных посредников? На мой личный взгляд - пожалуйста, пусть будет Франция. Но эту роль по понятным причинам не может играть Америка. А в дальнейшем - Грузия должна принять на себя четкие обязательства и немедленно их исполнить: подписать соглашения с Южной Осетией и Абхазией о том, что при разрешении конфликтов никогда не будет применяться военная сила. Потом же - это моя личная позиция, которая соответствует мнению российского Уполномоченного по правам человека г-на Лукина - нужно предложить международному сообществу создать специальный Международный трибунал, на котором спросить ответ за 'корриду' у конкретных лиц, отдававших преступные приказы и исполняющих их. Иначе получится: они тут немножко 'пошалили', несколько тысяч человек уложили, дома разрушили, можно и за круглый стол садиться, вести спокойные разговоры.

Из эфира: 'Каковы шансы для формирования Международного суда с учетом того, что Россия сейчас практически в одиночестве?'.

- Шанс есть, проблему на международном уровне надо не только формулировать, но и добиваться реализации предложения. В этом случае мы отобьем желание когда-либо в будущем повторять грузинский 'опыт'. Аргументы в пользу созыва Международного суда весьма убедительны, зверства грузинской стороны в Южной Осетии сейчас документируются.

Из эфира: 'Почему информация западных СМИ и российских о ситуации на Кавказе так разнится?'.

- Когда готовятся военные операции, готовится и их информационное сопровождение. Сейчас развернута самая настоящая информационная война. Ее задача - хорошо срежессированное и регулируемое информационное прикрытие военных действий Грузии. Поэтому и есть разница в цифрах. Чтобы западные журналисты владели исчерпывающей объективной информацией, им не достаточно отражать события, находясь только на грузинской стороне. Безопасность журналистов должны гарантировать и Грузия, и Южная Осетия, и Россия. Но как бы то ни было, факты - вещь упрямая, в конечном итоге, истинная информация, которая будет представлена международной общественности, поставит все точки над и. И тогда станет ясным, кто на самом деле агрессор, а кто защищал мирных жителей и взял на себя обязательство не допустить широкомасштабной гуманитарной катастрофы.

Как ни странно, но косвенно слова посла Вешнякова подтверждает президент Саакашвили. Я цитирую его, правда, в переводе с английского: 'Америку очень уважают в Грузии и, между прочим, это, возможно, было одной из причин, почему мы подверглись нападению'. А о своем телефонном разговоре с президентом Америки президент Грузии сказал так: 'Он понимает, что это на самом деле касается не Грузии, а в определенном смысле это агрессия против Америки'. Только что пришла информация: российские войска продвинулись на 40 км. в глубь территории Грузии со стороны Абхазии. Мой последний вопрос к вам такой же, каким он был задан послу Грузии в Латвии: я не вижу хорошего конца в этой грустной истории. А вы?

- Она не завершится ни сегодня, ни завтра. Но мы, мировое сообщество, Латвия должны приложить все силы, чтобы беда закончилась в самое ближайшее время. Для этого, повторяю, Грузия должна вывести все свои войска из зон конфликтов, должна четко заявить, что она готова подписать соглашения с Южной Осетией и Абхазией о неприменении силы. И не согласованное с МИДом России мое личное мнение - необходим Международный трибунал над теми, кто развязал кровопролитие.

_______________________________

Россия сама отказывается от своей репутации в мире ("The Financial Times", Великобритания)

Президенту Грузии не стоит ждать сочувствия от Запада ("The Guardian", Великобритания)

Не переусердствовала ли Грузия в Осетии? ("Time", США)

Сойдет ли это с рук России? ("The New York Times", США)

Война Путина против Грузии является частью масштабной стратегии ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.