Дату можно считать точной или приблизительной, но в пятницу восьмого августа прошлого года в мире произошли кардинальные перемены. Китай и Россия одновременно, хотя и очень на разный лад, устроили себе 'смотрины' (Китай дал старт Олимпийским играм, Россия напала на Грузию), уведомив мир о том, что прежним взаимоотношениям между ведущими странами положен конец и что новые могущественные игроки бросают вызов установленному порядку.

Конечно, я вовсе не собираюсь ставить в один ряд два события, произошедших в пятницу. Нападение на Грузию было со стороны России пугающей демонстрацией грубой силы, а церемония открытия Олимпиады, проведенная Китаем, говорила о его силе финансовой, творческой и духовной: невероятное зрелище, от какого действительно захватывает дух. Миллиардная аудитория смотрела церемонию с восторгом и наслаждением.

Но я хочу сказать, что главным вызовом демократическим ценностям было не нападение на Грузию, а открытие Олимпиады.

Августовские потрясения прогремели как гром - но отнюдь не с ясного неба. Всего несколькими неделями раньше провалился очередной раунд переговоров о международной торговле, так как Китай и Индия сочли перспективу новых договоров опасной для своего сельского хозяйства. Очередной раунд переговоров ВТО начался в Дохе еще в 2001 году, и тогда казалось немыслимым, что сорвут его не западные страны. И, тем не менее, уже летом 2008 года Китай и Индия оказались настолько сильны экономически, что сумели сознательно завести переговорный процесс в тупик.

Вероятно, будущие историки напишут, что лето 2008 года стало первым в истории многополярного мира, мира, в котором господству Запада положен конец. В это же время стало ясным и то, что 'век Америки', начавшийся в двадцатом столетии, отнюдь не охватит собой столетия двадцать первого.

Конечно, агрессия России - это наиболее устрашающее из последних событий, и все же отнюдь не оно является переломным. Еще древнейшие империи практиковали этот метод утверждения своей силы - обеспечивали себе частичный суверенитет над своими непосредственными соседями, и действия России полностью укладываются в данный алгоритм.

В Соединенных Штатах, например, даже был придуман специальный термин для подобного вмешательства в дела соседних государств: доктрина Монро. Россия сейчас намерена свергнуть расположившийся у ее границ воинствующий проамериканский режим - но ведь и США аналогичным образом пытались свергнуть кубинского правителя Фиделя Кастро, уничтожить сандинистский режим в Никарагуа, а в 2002 году дали 'зеленый свет' сепаратистам, вознамерившимся совершить переворот против венесуэльского президента Уго Чавеса (Hugo Chavez). Ни одна из этих акций никоим образом не делала чести ни США, ни России - но и нового в них тоже не было ровным счетом ничего.

Россия сейчас руководствуется занятной смесью из неоцаристского авторитаризма (во внутренней политике) и патерналистического панславизма (во внешней). При этом фундаментом мощи российского государства является не политическая система (в отличие от идеологии ленинизма, панславизм едва ли способен привлечь какую-либо симпатию со стороны неславянских народов) и не экономическая модель, а запасы нефти и природного газа, в особенно тяжелую зависимость от которых попала Европа. Я не говорю, что русские - наши маленькие друзья, которые скоро вырастут и станут совсем демократичными, но и не прав и Маккейн с его присными-неоконсерваторами: никакой нужды нагнетать ужасы 'новой холодной войны' нет.

Китай - дело совершенно иное. Китай создал, пожалуй, ярчайшую в мире иллюстрацию к системе 'благовидного' коллективизма. Режиссер-постановщик действа Чжан Имоу сумел превратить людей в абстракцию, в винтики гигантского инструмента. При этом его работа в равной степени вырастает из идей Басби Беркли (Busby Berkeley) и Лени Рифеншталь (Leni Riefenstahl). Не будем забывать, что именно Рифеншталь была главным инструктором по хореографии на Олимпиаде 1936 года в Берлине, а работала она в полном соответствии с фашистской эстетикой ее фильма 'Олимпиада'. Постановка Чжана Имоу была призвана продемонстрировать огромную мощь Китая, причем не была упущена ни одна возможность подчеркнуть гармоничность отношений этой страны с остальным миром. Сильнейшим решением всей церемонии я назову не оформление, каким бы гениальным оно ни было, а идею придать знаменосцу Яо Мину сопровождающего в лице очаровательного девятилетнего мальчика, который недавно пережил катастрофическое землетрясение, стоившее жизни многим его соученикам. Самостоятельно выбравшись из-под завалов, этот ребенок вновь вернулся в здание школы и спас еще двух одноклассников. По сообщению телеканала 'Эн-Би-Си', когда его спросили, почему он вернулся, мальчик ответил, что он был дежурным по классу и позаботиться о товарищах было его долгом.

Выводы, которые можно сделать из этого ответа, способны завести нас даже дальше, чем хотелось бы. Ведь можно было сказать, что вернуться его побудило желание спасти друзей. Однако причиной оказалась не дружба, а осознание себя в качестве маленького, но очень ответственного звена хорошо организованной иерархической структуры. Мы ничего не знаем о том, что на самом деле происходило в душе ребенка, - вполне вероятно, что он вернулся бы и в том случае, если бы не был дежурным, но его ответ (опять-таки неизвестно, был он дан в искреннем порыве или, скорее, продиктован некими взрослыми) делает превосходную рекламу авторитарным системам, ибо выставляет авторитаризм не менее привлекательным видом общественно-политического устройства, чем демократия.

Итак, действия России, при всей их отвратительности, не составляют никакой системной угрозы демократическим странам. А вот то, что совершил Китай, при всей завлекательности предлагаемой им парадигмы 'капитализма-ленинизма' (на нее уже основательно 'запали' наши банки и корпорации, которые так любят повышать экономическую эффективность за счет зарплат), - это уже настоящий вызов демократическим экономикам, работающим более хаотично, без всеобщей синхронизации. Люди, сумевшие собрать вместе две тысячи барабанщиков и создать с их помощью единый ритм, вполне могут претендовать на то, чтобы организовать сборочный цех хоть бы и для всего мира.

* * * * * * *

Что это было? Принуждение к миру?! (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

Проклятие Саакашвили и его присных (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

Саакашвили испугался и бежит (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

_____________________________________

8 августа 2008 года россияне проснулись совсем в другой стране ("Abkhaziya.org", Грузия)

Удар России демонстрирует силу трубопровода ("The Washington Post", США)

Почему китайцы уверены, что мир души не чает в их стране ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.