Надо ли понимать, что, громко восклицая "Защитим Тбилиси!", наши лучшие умы Андре Глюксман (Andre Glucksmann) и Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Levy) каким-то странным образом встают на позиции американских неоконсерваторов, невежественность которых в вопросах истории породила уже так много ошибок? Но ведь они-то знают, что такое история, насколько она насыщенна и сложна; они знают, что существуют проблемы, у которых нет решений, и что коллективный разум иногда проявляется в том, чтобы научиться с этим жить. Их комментарий заставляет нас напомнить несколько истин здравого смысла:

1. "Кто первым начал стрелять на этой неделе? Этот вопрос уже неактуален", пишут они. Странное утверждение. Как можно абстрагироваться от оплошности президента Саакашвили, начавшего военную операцию в Южной Осетии? Лучшие из его защитников утверждают, что он якобы угодил в ловушку, поскольку Россия подтолкнула его к действию, заставив поверить в то, что она не будет вмешиваться в конфликт. Жалкое оправдание. Когда возглавляешь государство, живущее в тени империи Петра Великого и Владимира Путина, нужно ничему не доверять и не принимать за чистую монету любезности царских посланников. Грузинский президент должен был бы взять за образец примеры типа финской демократии, которая смогла сохранить свою свободу и независимость, будучи на расстоянии выстрела от Советского Союза: принципы и сдержанность вполне могут сочетаться между собой. Это даже, возможно, представляет собой квинтэссенцию политического искусства.

2. С 1992 года в отношении Южной Осетии и Абхазии преобладала позиция неустойчивого компромисса. Это было ответом на проблему, не имеющую решения. Вернуться к манихейству и занять резкую позицию может себе позволить скорее Голиаф, чем Давид. И однако именно Давид забыл это базовое правило. А уж он-то лучше других мог себе представить, что Голиаф непременно воспользуется случаем и будет действовать тем энергичнее и резче, что в течение предыдущих пятнадцати лет ему приходилось против воли сдерживаться. Как можно было делать вид, будто не знаешь о том, что Грузия дольше была частью России, чем Флорида входит в состав США, и что при малейшем поводе эта неудовлетворенность найдет свой выход?

3. Что ответить России, когда она бросает нам в лицо косовский прецедент? Мы настаивали на превосходстве права народов на самоопределение над принципом территориальной целостности Сербии. Эта целостность была, конечно, скорее формальной, чем реальной, примерно как в ситуации с Грузией по отношению к своим ирредентистским провинциям (Ирредентист - сторонник партии ирредентистов в Италии, программным требованием которой было воссоединение страны по этнографическому и лингвистическому признаку - прим. пер.). При этом история была более благосклонна к сербам, чем к грузинам, поскольку Косово принадлежало им испокон веков, тогда как Южная Осетия и Абхазия были присоединены к Грузии сталинским режимом, будучи в составе империи, в которой "советские социалистические республики" представляли собой "потемкинские деревни", то есть декорации из папье-маше. Какими аргументами мы обладаем, чтобы отказывать осетинам и абхазам в праве на самоопределение?

4. Наивно думать, что, войди Грузия в НАТО, драмы удалось бы избежать. Став еще более уверенным в себе, президент Саакашвили попытался бы предпринять такой же маневр. Что бы мы тогда делали? Начали бы войну, во имя обязательства по взаимной обороне, основополагающего для НАТО? Нет, разумеется, и таким образом случилось бы худшее: Россия поняла бы, что Североатлантический альянс - система "изменяемой геометрии" и что на ее границах существует размытая зона, дразнить которую было бы все более и более заманчиво для Москвы.

5. Хватит мечтать: мир - не вотчина ангелов. Россия никогда не была демократией, она всегда была империей. Как можно поверить в то, что ее имперская хромосома вдруг исчезнет и что страна станет гигантской Швейцарской конфедерацией? Имея дело с этой империей, Запад должен проводить тонкую стратегию, пусть даже она будет неудовлетворительной с моральной точки зрения: как можно меньше идти на уступки в вопросах соблюдения прав человека, приглашать Россию к участию в управлении миром, не обольщаясь по поводу ее намерений, поддерживать отношения, в которых неразрывно присутствовали бы доверие и осторожность, диалог и недоверие, устанавливать приоритетность ставок в процессе торга - к сожалению, неминуемого.

6. В таком контексте было неочевидно, что от России удастся добиться признания суверенитета Грузии, а тот факт, что демократическую легитимность Саакашвили удалось отстоять, вне зависимости от допущенных им ошибок, показал России, где проходит красная линия, за которую заходить нельзя. Можно ожидать повторения Косово наоборот, но повторения Праги - нет.

7. Европа - сложный оркестр. Это инструмент для уменьшения разногласий и предотвращения драматических событий. Если бы не она, произошло бы крупнейшее столкновение - разумеется, невоенное - между Германией прохорватски настроенного Коля и Францией симпатизирующего сербам Миттерана. Состоящая из диалогов и компромиссов брюссельская машинерия - это антидот для глупостей. И это чудо, что Франция сумела выстроить компромисс между странами, пережившими советский гнет, Германией, которую саму раздирает между атлантизмом Ангелы Меркель и "восточной политикой" социал-демократов, Италией, исторически поддерживающей Россию из меркантильных соображений, и Соединенным королевством, как всегда непреклонным в том, что касается принципов, и действующим по ситуации в повседневной жизни.

Требовать от Европы - как это делают наши два философа - чтобы она заняла манихейскую позицию, значит способствовать ее развалу, а значит, давать России именно то, чего она ждет. Пусть Андре Глюксман и Бернар-Анри Леви согласятся с тем, что здравый смысл - не худшая из философских поз...

Перевод: Анастасия Вербицкая

* * * * * * *

Саакашвили ест свой галстук (BBC World News, Великобритания)

Что это было? Принуждение к миру?! (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

Проклятие Саакашвили и его присных (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

Саакашвили испугался и бежит (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

_______________________________

Если бы не было Саакашвили, Путину нужно было придумать его ("La Repubblica", Италия)

Андре Глюксман: Защитим Тбилиси ("Corriere Della Sera", Италия)

Русские уж точно не нацисты завтрашнего дня ("Le Figaro", Франция)

Саркози: Россия должна безотлагательно уйти из Грузии ("Le Figaro", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.