Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

Дмитрий Медведев унаследовал пост президента Российской Федерации от Владимира Путина, и в то время как Путин спустился ниже по иерархической лестнице, заняв пост премьер-министра, с самого начала президентства Медведева стали изобиловать разговоры о возможном расхождении двух самых высоких лиц России. Первые дни конфликта в Грузии разрушили эти гипотезы.

Путин и Медведев в отношении Грузии показали великолепный тандем, взаимодействуя и искусно исполняя свои разные роли, Путин - в лидирующей роли угрожающей силы российского возмездия, а Медведев - в поддерживающей роли возможного гуманитарного миротворца.

Однако грузинский кризис открыл новую стратегическую силу в Кремле, которая противостоит как Путину, так и Медведеву. Мы все еще не можем назвать имена игроков, но мы знаем об их интересах и влиянии на события так же, как астрономы определяют новую, но невидимую планету, регистрируя ее воздействие на известные и видимые предметы в пространстве.

Один из показателей, что нечто новое влияет на политику России, заключается в тех лояльных кремлевских экспертах, которые известны своим даром безошибочно угадывать меняющиеся настроения своих хозяев. Один за другим они появились на телевидении и радио, чтобы обличить 'провокаторов', имена которых они не осмеливаются назвать, которые 'спланировали вторжение российских войск по дороге в Тбилиси и установление там пророссийского правительства'.

Другой косвенный показатель приближающейся борьбы заключается в неуверенном поведении российской армии в Грузии, что явно свидетельствует о противоречивых указаниях Кремля. В то время как российская армия не была замечена в активных действиях после того, как она заняла свое нынешнее месторасположение, она многозначительно расположена в получасе езды от Тбилиси.

Линия на песке, которую провел президент Джордж Буш в ночь на 11 августа, предупреждая о военных авиаударах России по аэропорту Тбилиси, и вскоре после этого поездка госсекретаря Кондолизы Райс в Тбилиси, привели к расколу в Кремле. Раскол отделяет тех, кто обеспокоен и не обеспокоен судьбой обширной личной собственности российской элиты на Западе.

Я соответственно называю эти лагеря российскими глобальными и национальными клептократами. Обе стороны твердо уверенны, что 'ослабленный и трусливый Запад' ничего не может сделать, чтобы обуздать Россию, ядерную и нефтяную сверхдержаву, кроме финансового возмездия в отношении тех российских правителей, которые имеют громадное имущество за границей.

Однако национальные клептократы, кажется, верят в то, что они смогут прожить без собственности за границей или без обучения своих детей и содержания резиденций на Западе. Они довольны тем, что у них есть собственность в элитных жилищных зонах вокруг Москвы и в России, таких как Рублевка, Валдай и Красная Поляна.

Как Путин, так и Медведев (и их телевизионные пропагандисты) сегодня отражают взгляды и цели глобальных клептократов. Ни один из лидеров не хочет захвата Тбилиси. Путин, конечно, был бы рад увидеть грузинского президента Михаила Саакашвили, своего заклятого врага, посаженным в клетку. Однако другие, более приземленные соображения играют для него более значимую роль.

Учитывая это, Путин оставляет открытыми двери для присоединения национальных плутократов на тот случай, если их позиция значительно усилится. Если он перейдет на их сторону, то он может даже стать их лидером и триумфально вернуться на трон, который он формально оставил совсем недавно.

Пока никто не знает имена национальных плутократов, я считаю, что они - это новые, влиятельные игроки в самом Кремле или связанные с ним, и что сегодня они стали достаточно смелыми, чтобы бросить вызов и Путину, и Медведеву. Российские военное руководство, для которого психологически трудно по приказу политиков резко остановить широкомасштабную и успешную военную операцию, является их естественным союзником.

Я не берусь предсказать, кто победит в этой растущей конфронтации. Однако даже если глобальные клептократы сохранят свои более 'умеренную' позиции в отношении Грузии, то это может стать пирровой победой. Каждый день и час, посредством своей собственной пропаганды, эти глобально настроенные клептократы прокладывают путь к власти националистам.

Для оправдания своей авторитарной власти и маскировки от российского общества своих массированных краж ресурсов страны, глобальные клептократы уже смогли убедить обычных россиян, что их окружают безжалостные враги, которые пытаются разделить и разрушить Россию. Сегодня для них становится значительно труднее объяснять, почему их жены и дети покупают дворцы в столицах стран, которые предположительно являются заклятыми врагами России.

Позиция же национальных клептократов более стойкая. Они не ограничены огромной собственностью в ненавистном Западе. Для них не составит труда убедить обычных россиян, которые уже сегодня подверглись ксенофобной пропаганде, что Тбилиси, Севастополь, Астана и Таллин принадлежат России и должны быть отняты силой.

Однажды Путин сказал, что 'самой большой геополитической катастрофой двадцатого века стал распад Советского Союза'. Национальные клептократы могут вскоре начать призывы к его восстановлению, и для этого их положение все усиливается.

Андрей Пионтковский - независимый политический эксперт и исследователь Российской академии наук в Москве.

__________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2008.

Перевод с английского - Николай Жданович

__________________________________

Андрей Пионтковский: Народ для разврата собрался ("Delfi", Литва)

Андрей Пионтковский: Низкопоклонство перед Путиным ("The Washington Times", США)

Андрей Пионтковский: Кандидат клана Борджиа на пост президента России ("Project Syndicate", США)

Андрей Пионтковский: План Путина в отношении конфликта с Ираном ("The Jerusalem Post", Израиль)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.