'Карточные домики', 'расхлебывание каши' - клише выбирайте на свой вкус. Новый спад в ходе финансового кризиса, вызвавший сравнения с крахом 1929 г. на Уолл-стрит, - это плод хронической нечестности со стороны финансовых институтов и некомпетентности со стороны политиков.

Мы привыкли к лицемерию. Банки отвергают все предложения об осуществлении надзора над их деятельностью, отметают все шаги, направленные на принятие антитрестовых мер - но стоит случиться беде, как они немедленно требуют государственного вмешательства: их нужно спасать, они слишком большие, слишком важные, чтобы позволить им рухнуть.

Однако, в конечном итоге, рано или поздно мы должны были узнать, насколько прочна страховочная сетка. А о границах возможностей Федеральной резервной системы и готовности казначейства к спасению утопающих свидетельствует крах инвестиционного банка Lehman Brothers, одного из известнейших имен Уолл-стрит.

Главный вопрос всегда относится к системному риску: в какой степени крах того или иного института ставит под угрозу финансовую систему в целом? Деятели Уолл-стрит всегда были готовы переоценить системный риск - взять, например, мексиканский финансовый кризис 1994 г. - но неохотно соглашались на отслеживание своих собственных операций. На прошлой неделе секретарь казначейства США Генри Полсон (Henry Paulson) решил, что системный риск достаточно велик для того, чтобы государство приняло меры по спасению ипотечных гигантов Fannie Mae и Freddie Mac; но в случае Lehman достаточного системного риска обнаружено не было.

Нынешний финансовый кризис вызван катастрофическим падением уровня доверия. Банки совершали слишком рискованные сделки друг с другом в отношении кредитов и активов. Для смещения рисков и маскировки падающей стоимости активов были разработаны сложные схемы. В этой игре есть победители и проигравшие. И это игра не с нулевой, а с отрицательной суммой: когда люди осознают, что финансовая система пускала им пыль в глаза, когда у людей отпадает желание рисковать, начинаются потери; рынок как целое рушится и проигрывают все.

Финансовые рынки держатся на доверии, и это доверие оказалось подорвано. Крах Lehman - это, по меньшей мере, мощный символ нового спада доверия, и его эхо будет звучать еще долго.

Кризис доверия касается не только банков. В глобальном контексте происходит снижение доверия к американским политикам. На встрече 'большой восьмерки' на Хоккайдо в июле США заверяли, что ситуация, наконец, начала исправляться к лучшему. За недели, прошедшие с тех пор, глобальное недоверие правительственных экспертов лишь усилилось.

Так насколько же серьезно нужно воспринимать сравнения с крахом 1929 г.? Большинство экономистов считает, что у нас есть монетарные и фискальные инструменты, а также понимание, необходимые для того, чтобы избежать коллапса такого масштаба. И все же МВФ и казначейство США вместе с центральными банками и министерствами финансов многих других стран способны оказать такую 'помощь', которая может довести страну до экономической катастрофы, как это было в 1998 г. в Индонезии. Более того, сложно доверять правительству, которое столь некомпетентно вело войну в Ираке и ликвидировало последствия урагана 'Катрина'. Если есть такая администрация, которая может превратить этот кризис в очередную депрессию, то это администрация Буша.

Финансовая система Америки не сумела надлежащим образом выполнить две свои ключевые функции: управлять рисками и ассигновать капитал. Она вообще не делает того, что ей полагается - скажем, создавать продукты, которые помогут американцам выстоять перед лицом критических рисков - например, не покидать свои дома, когда поднимутся процентные ставки или упадут цены на недвижимость - поэтому теперь должны быть проведены реформы ее регулирующих структур. Как это ни прискорбно, многие из самых негативных элементов финансовой системы США - убийственная ипотека и практики, которые к ней привели - были экспортированы в другие страны мира.

Все это делалось во имя инноваций, и любые инициативы в области регулирования встречались в штыки: мол, это погубит инновации. Действительно, инновации имели место, но они не вели к укреплению экономики. Некоторые из лучших умов Америки посвящали свои таланты тому, чтобы обойти стандарты и нормы, призванные обеспечить эффективность экономики и безопасность банковской системы. Увы, им это удалось слишком хорошо, а расплачиваемся в итоге все мы - домовладельцы, работники, инвесторы, налогоплательщики.

Джозеф Стиглиц - профессор Колумбийского университета, лауреат Нобелевской премии 2001 г. по экономике

************

Сеанс гипноза с разоблачением (Тайное братство читателей ИноСМИ)

Кавказ на волоске (Тайное братство читателей ИноСМИ)

Опрос киберпартизан: "Решающий фактор в информационной войне" (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

Руки прочь от ВИН! (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

_______________________________

Вашингтон лишается доверия вкладчиков ("The Wall Street Journal", США)

Добро пожаловать в мир сократившихся ожиданий ("The Financial Times", Великобритания)

Нынешний кризис нельзя преодолеть, стимулируя рост ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.