Присоединенный в 1954 году к Украине Крым, где большинство населения русские, может стать следующей ареной серьезного кризиса. Порт Севастополя, переданный в аренду России, является опасным источником напряженности в отношениях между Москвой и поддержавшим Грузию Киевом.

 

Пожилые женщины, трусцой добегают до набережной, на глазах у прохожих скидывают всю одежду, натягивают объемные старомодные купальники и приступают к утренней гимнастике. 'Массируем точку жизни!', — командным голосом говорит самая крупная дама, растирая верхнюю губу.

 

Вдалеке виднеется прибывающее в порт белое судно. 'Это — не натовское, был тут корабль НАТО, но его позавчера прогнали', — говорит одна из бабушек, вглядываясь в горизонт. Однако она ошибается! Корабль медленно плывет вперед по спокойным и светлым водам бухты. Ни флага, ни названия не видно, только множество антенн на верхней палубе. Этим утром 'Pathfinder', выполняющий разведывательные функции корабль ВМФ США, заходит в порт Севастополя… Стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания. Разумная предосторожность. Ведь мы с Вами находимся в Крыму, который на протяжении 225 лет был оплотом российского флота, а сегодня стал новой горячей точкой бывшей советской империи. Регион с 2,5-миллионным населением очутился в самом сердце новой 'холодной войны' между Москвой и Вашингтоном. Крым оказался между молотом и наковальней. С одной стороны — 80% русскоговорящего населения, с другой — принадлежность к Украине, так решил Никита Хрущев в 1954 году. С одной стороны — желание России сохранить свое влияние в этом регионе, с другой — стремление Украины стать членом НАТО и Европейского Союза. Опасное раздвоение личности. Теперь, после российско-грузинской войны, когда Киев открыто поддерживал Тбилиси, даже взрывоопасное.

 

Ставки? Российский флот — 20 000 военнослужащих, около 40 кораблей, базирующихся в Севастополе, за что Украине ежегодно выплачивается ничтожная сумма в 93 миллиона долларов. Согласно условиям договора российские войска должны покинуть Севастополь в 2017 году. Но Москва может принять на этот счет и другое решение. И сделать явью свою старую мечту: аннексировать Крым. По крайней мере, именно этого опасаются страны Запада, встревоженные событиями в Абхазии и Южной Осетии, двух сепаратистских регионах Грузии, чью независимость признала в прошлом месяце Москва, и которые де факто перешли под защиту Кремля. 'Украина может стать следующей мишенью политического давления со стороны России', — взволнованно говорит Олли Рен (Olli Rehn), комиссар ЕС по вопросам расширения. Этот тревожный вопрос поднимался и на саммите ЕС-Украина, состоявшемся 9 сентября в Эвиане.

 

Пророссийский лагерь настроен решительно. 'Если Украина вступит в НАТО, начнется конфликт!', — заявляет одетый в костюм в полоску Сергей Цеков, первый вице-спикер крымского парламента, с которым мы беседовали в столице региона Симферополе. Шесть месяцев назад этим casus belli потрясал и Владимир Путин во время закрытого заседания Совета Россия-НАТО в Бухаресте. В тот день он заявил представителям США, ратовавшим за вступление Киева в НАТО, что Украина может перестать существовать как государство.

 

Пока же Крым продолжает свой курс на восток. Все очень просто: почти все туристы в Севастополе — русские. Девочки с белокурыми хвостиками, едят мороженное и смотрят на представление морских котиков, пузатые мужчины фланируют в футболках с надписью 'Россия', красотки в расшитых блестками шортах рисуются в окружении моряков. Здесь все, кажется, дышит миром. Кипарисы украшены гирляндами лампочек, большой городской фонтан выбрасывает струи в такт концерта Моцарта.

 

Однако гнев там вспыхивает быстро. Когда украинское правительство разрешило вход в порт кораблю НАТО, этого оказалось достаточным, чтобы сотни жителей столпились на понтонах и начали выкрикивать враждебные лозунги. Экипаж американского корабля 'Dallas', шедшего на помощь Грузии, сохранил горькие воспоминания о пребывании в Севастополе. 'Как только они сошли на берег, их ни на секунду не оставляли в покое, — рассказывает Игорь, кинооператор российского флота. — Они получили не один удар удочкой. По глазам было видно, что они испуганы. Они даже бутылки водки не смогли купить'. 'Жалко, что мы не подложили бомбу', — полушутя говорит Лариса Мельник, возглавляющая антинатовский фронт. В то день, 2 сентября, 'Dallas' поднял якорь на двенадцать часов ранее предусмотренного времени.

 

Прибывший вскоре 'Pathfinder' извлек правильный урок. Молодой человек по имени Тимофей, плавая на своем шатком суденышке, видел американский корабль и предложил подвезти нас к нему. Да, 'Pathfinder' действительно прибыл и бросил якорь далеко от берега. Вокруг — четыре украинских корабля и огромные оранжевые буи для дополнительной защиты. Украинские моряки бдительно несут вахту. 'Да, вплотную подойти к нему никому не удастся', — признает Тимофей.

 

Но не это главное. В Крыму всем заправляет Россия. Во-первых, в силу исторических причин. Именно здесь в 1783 году императрица Екатерина Вторая основала Севастополь. Здесь русские сражались с французами и британцами во время войны 1854-го года. А в 1942 году — с немцами в ходе ужасной осады Севастополя. И, наконец, здесь творили Толстой и Пушкин, 'героизм' местных жителей высоко оценил Сталин. Имеют место и стратегические соображения. Поскольку тот, кто владеет Крымом и его крупным портом, владеет и Черным морем. 'Нам до Босфорского пролива всего день пути', — хвастливо заметил один матрос.

 

Чувство страха

 

В Севастополе русские чувствуют себя как дома. 'Я знаю, как делать деньги в этом городе', — говорит мне сидящий на террасе кафе капитан, которого я оторвал от разговора с приятелем. Достаточно взглянуть на флотилию судов в порту, чтобы в этом не осталось ни малейших сомнений. Флагов Российской Федерации там развевается гораздо больше, чем украинских. Штаб-квартира Черноморского флота, ощетинившаяся антеннами и камерами, также проецирует образ могущества. Она возвышается над морем, неподалеку от нее памятник Ленину указывает рукою куда-то вдаль. Чуть ниже расположено трехэтажное здание с зарешеченными окнами, где размещается местное ФСБ (бывший КГБ). 'Мы устроились в здании напротив и за один день насчитали пятьдесят оперативников', — рассказывает украинский активист Владимир Проценко. Еще один пример: лучший государственный университет Москвы открыл здесь филиал, чтобы обучать элиты. Русский язык превалирует над украинским, который, однако, используется на национальных телеканалах. А еще можно посетить книжный магазин на улице Морская. Книгами на русском языке забиты почти все стеллажи. Украинская литература? 'У нас она есть', — без тени улыбки на лице говорит продавщица, доставая откуда-то сверху четыре книжицы в мягком переплете. 'Но на английском языке у нас произведений больше', — добавляет она. Утешает одно — в единственном Макдональдсе города меню отпечатано на украинском языке.

 

У Севастополя есть могущественный меценат — мэр Москвы. Квартиры, школы, библиотеки, автобусы — Юрий Лужков финансирует все. 'Если мы потеряем Севастополь, мы потеряем Кавказ', — не устает повторять он. И Лужкова не волнует, что Киев объявил его персоной нон грата за то, что он призывал Крым объявить независимость. 'Он всегда исхитряется и приезжает', — говорят в офисе Русской общины.

 

Пытающиеся встать на пути у 'дорожного катка' Москвы украинцы выглядят миссионерами. Например, Мирослав Мамчак, капитан запаса и руководитель телекомпании 'Бриз', освещающей жизнь украинского флота. 'Почему я должен бояться русских? Я все-таки в своей стране!', — возмущается этот офицер, расположившийся в студии компании, имеющем вид обветшалого бункера. Да, он у себя в стране, но ему не дают покоя. Стены его дома разрисовывают, на рынках распространяют фотомонтажи. Против Мамчака все средства хороши, в прошлом месяце ему даже угрожали. 'Мы тебя завтра убьем', — уже дважды заявлял ему голос в телефонной трубке. 'Русские, чтобы дестабилизировать Крым, действуют также как в Южной Осетии и Абхазии, они уже раздали 20 000 паспортов', — говорит Мамчак.

 

Это не может не беспокоить другую общину — татар, когда-то властвовавших в Крыму. При Сталине их депортировали, в начале 1990-х годов при поддержке Киева они смогли вернуться в родные места. Сегодня они составляют 12% местного населения. Что они думают о возможной аннексии Крыма Россией? Полное безумие. 'Посмотрите, что русские сделали с чеченцами', — говорит Ремзи Ильасов, член Меджелиса, организации крымских татар.

 

Все равно, преданные Москве люди оружие складывать не собираются. И не упускают возможности выразить недовольство гегемонией Киева, который, как они считают, пытается уничтожить автономию Крыма. 'Мы больше не имеем права голоса при назначении начальников полиции или таможни', — с сожалением отмечает Сергей Цеков, первый вице-спикер крымского парламента. В ответ мятежная провинция постоянно подает иски против правительства Украины. Результаты по большей части разочаровывают. 'Взятки, которые Киев дает судьям, больше наших', — признает парламентарий с приводящей в замешательство прямотой.

 

И вот, по мере роста напряженности между Киевом и Москвой, приходит чувство страха. Катя разговаривает со своей соседкой у подъезда одного из домов, стоящих на окраине Севастополя, пока ее ребенок играет в песочнице. Она рассказывает об ужасе, который она испытала в августе, когда Киев собирался не пускать обратно в Севастополь российские корабли, отправившиеся на схватку с грузинскими военными. 'Мой муж служит на Черноморском флоте, а золовка — на украинском, мы даже представить себе не можем, что эти две армии могут столкнуться. Мы же все — славяне!'. Однако 13 августа чуть было не произошла стычка. В тот день российский крейсер 'Мираж' возвращался в порт. Украинское сторожевое судно попыталось перегородить ему дорогу, но потом отступило. 'Я никогда не видела ничего подобного', — говорит местная журналистка Янина Васьковская.

 

Пожелавший остаться неизвестным офицер российской армии, сидя в своем кабинете, где на стене висит портрет президента России Дмитрия Медведева, опирается руками о стол: 'Украинцы захотели показать мускулы, но мы здесь находимся уже двести лет, и мы никогда отсюда не уйдем!'. Рядовой состав думает так же. На окраине Севастополя три российских призывника в матросской форме готовятся приступить к службе. Проходящий мимо украинский офицер отдает им честь. Один из троицы, 19-летний Николай улыбается: Вы видели, он отдал нам честь! Он боится нас, а ведь он — офицер'. Этого украинского офицера зовут Алексей, он служит на военном аэродроме Севастополя. Его тоже беспокоит российская экспансионистская политика, но он не допускает мысли о возможном российско-украинском конфликте. 'Я завтра женюсь на девушке, чей отец служит на Черноморском флоте', — объясняет он. Но быстро спохватывается: 'Украина — независимая страна, и если на нее нападут, я буду ее защищать'.

* * * * * * * * *

Кого и куда послал Лавров? (Братство читателей ИноСМИ)

"Воздух свободы сыграл с Плейшнером злую шутку" (Братство читателей ИноСМИ)

Сеанс гипноза с разоблачением (Братство читателей ИноСМИ)

Мы долго искали на карте это самое государство… (Братство читателей ИноСМИ)

_______________________________

Крым: расколотый полуостров, российский флот и украинская гордость ("The Guardian", Великобритания)

Есть опасения, что Севастополь может стать для России новым портом приписки ("The Times", Великобритания)

Украинский порт с русским акцентом ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.