После оккупации Грузии возникает вопрос о том, как Россия смотрит на свое место в мире. Вместе с преимуществами сотрудничества возникает необходимость сотрудничать. Если новая позиция России заключается в том, что она больше не собирается выполнять те требования, которые, согласно ее мнению, диктует Запад (хотя Запад этот далеко не столь однороден, как представляет Россия), то это говорит о ее стремлении покинуть глобальную "сферу влияния" и занять более изолированное положение. Американские руководители уже намекнули, что это может привести к исключению России из "большой восьмерки" и к отказу от принятия ее в ряды Всемирной торговой организации.

Российские финансовые рынки в этом году уже утратили доверие иностранных инвесторов из-за разногласий между руководством ВР и российскими акционерами по поводу использования доходов от находящейся в их общей собственности нефтяной компании "ТНК-ВР". Сразу после российско-грузинской войны лондонская Daily Telegraph сообщила, что последствия конфликта незамедлительно повлияли на российский рынок, что российская экономика переживает хроническую инфляцию и что падение цен на нефть грозит крупным торговым дефицитом. Если Россия в такой небезопасной международной ситуации выбирает изоляцию, ее лидеры должны понимать, что в результате население страны столкнется с серьезными экономическими и социальными трудностями.

И тем не менее, русские считают свой набег на Грузию победой и в качестве доказательства приводят довольно вялую реакцию Европы. Следующими шагами Москвы могут стать такие же стратегические ходы, самый важный из которых - возврат Украины на российскую орбиту. В отличие от Грузии, население которой враждебно относится к господству России, 35 процентов жителей восточной Украины это этнические русские. Данный факт ограничивает возможности по оказанию согласованного сопротивления российскому наступлению, как политическому, так и военному. Если во времена "холодной войны" мы считали существование Восточной и Западной Германии исторической аномалией, то сегодня есть уже смысл задуматься о восточной и западной Украине. С точки зрения "холодной войны" это уже победа. Линия раздела передвинулась из центра Европы гораздо ближе к границам России, сузив ее стратегический выбор. Но это была бы пиррова победа, знаменующая конец неспокойной, но гораздо более свободной эпохи, а также возврат к глубокому расколу между Востоком и Западом.

Политические лидеры и аналитики в целом согласны с тем, что Запад и Россия не возвращаются к дням "холодной войны", поскольку в основе сегодняшнего конфликта находится не идеология. Хотя все по-прежнему используют слово "демократия", главный вопрос сегодня - это геополитическое влияние и сдерживание. Сегодняшняя риторика имеет большее отношение к международному партнерству, экономическому сотрудничеству, сферам влияния и глобализации.

Но по мере роста напряженности в отношениях между Востоком и Западом сужается и поле выбора каждой из сторон. Масштабы предполагаемой дружбы сокращаются, и стороны неизбежно сталкиваются с проблемами, в которых дает о себе знать их взаимная зависимость. Когда на Кавказе начались боевые действия, и Соединенные Штаты Америки выступили в поддержку Грузии, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что США придется сделать выбор между своим престижем в связи с "виртуальным проектом" под названием Грузия и "реальным партнерством, требующим взаимодействия" с Россией. Не называя конкретно темы такого партнерства, он имел в виду международные усилия по сдерживанию ядерных амбиций Ирана, а также зависимость Запада от содействия России в вопросе принятия санкций против Тегерана в Совете Безопасности ООН. Однако Россия уже заявила, что не потерпит появления у Ирана ядерного оружия. Если цель Москвы заключается в сдерживании ядерных амбиций этой страны, то и Россия в этом вопросе зависит от Запада. А если Запад действительно проявит единство в отстаивании своих заявленных ценностей, то Россия могла бы даже донести серьезность его намерений до Ирана.

В последние четыре года Россия закладывала фундамент для собственной изоляции, ограничивая и даже отменяя демократические и личные свободы, а также надеясь на то, что Запад безо всяких возражений согласится с ее внутренними переменами. Запад этого не сделал, и Россия начала требовать проявления к себе уважения путем демонстрации военной силы. Но за контроль над соседями России всегда расплачивался ее народ, расплачивался ограничением свобод и ухудшением качества жизни. А российские лидеры неоднократно демонстрировали, что готовы принести интересы народа в жертву. Сталин ради советской экспансии пожертвовал жизнями миллионов. Путин тоже проявляет готовность принести такие же жертвы ради российского неоимпериализма. Наверное, масштабы жертвоприношений не будут сталинскими, но это все равно негативно отразится на жизни россиян.

Пока Путин может пользоваться плодами своих усилий по постсоветскому возрождению России, которое отчасти было профинансировано за счет займов и подарков Запада. Возвратить эти долги удалось за счет неожиданных доходов от экспорта подорожавшей нефти, которые начали поступать в российскую казну вскоре после начала войны в Ираке. Так что и за это Путин тоже должен благодарить Запад. Конечно, Россия в состоянии управлять мелкими и ограниченными событиями, такими как прекращение поставок газа на Украину, которое послужило пугающим предупреждением Западу. Она, безусловно, справится с финансовыми и политическими последствиями вторжения в Грузию. Но совершенно не ясно, как эта страна перенесет серьезный спад в экономике. Что случится, если Россия станет беднее?

Если непрочное общественное устройство страны даст сбой, российский народ сможет понять, что он давно уже находится в подчинении у системы Путина, и заблуждается насчет ее благорасположенности к себе. Он обнаружит, что слишком слаб, чтобы добиваться перемен, может быть, даже слишком порабощен и подавлен, чтобы думать о возможных изменениях. И хотя в настоящее время не существует "железного занавеса", заставляющего людей жить в пределах своей страны, возникающие сегодня преграды и барьеры между Россией и Западом вполне могут стать таким же источником раскола.

Давид Стромберг - редактор сборника произведений современных русскоязычных еврейских писателей, поэтов и графиков под названием 'Zeek по-русски' (Zeek: Russified)

* * * * * * * *

Кто повесил эту тряпку? (Тайное братство читателей ИноСМИ)

Алексей Венедиктов: коллеги имели цель навредить либо мне, либо премьеру (Тайное братство читателей ИноСМИ)

Кого и куда послал Лавров? (Тайное братство читателей ИноСМИ)

"Воздух свободы сыграл с Плейшнером злую шутку" (Тайное братство читателей ИноСМИ)

______________________________________

Райс: Отповедь России в самых жестких выражениях ("The New York Times", США)

Русский медведь в 'заднем дворе' США ("Reuters", Великобритания)

Главным проигравшим в Грузии может оказаться Россия ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.