Финансовый кризис и обострение ситуации в Афганистане и Пакистане отодвинули иранский ядерный проект и его предотвращение на второй план в списке приоритетов Вашингтона. Именно на это и рассчитывали правящие в Тегеране муллы. Правительство Махмуда Ахмадинежада (Mahmoud Ahmadinejad) продолжает препятствовать международным инспекторам в их попытках проверить сведения о том, что Иран тайно работал над ядерной бомбой и ракетными технологиями.

Этим летом оно отвергло очередное предложение Запада начать переговоры, единственным предварительным условием которого было дать согласие шесть недель не добавлять новых центрифуг к 3800 уже установленным на заводе по обогащению урана. В то же время Стражи исламской революции временно притихли, одобрили прекращение огня вооруженными формированиями в Ливане и Секторе Газа, которые они поддерживают, и отозвали 'специальные группы', организовывавшие смертоносные нападения на солдат США в Ираке.

В результате, пока Иран неуклонно продолжает копить уран для бомбы, ощущение серьезности угрозы с его стороны и в Европе, и у нас продолжает снижаться. Сейчас оно слабее, чем шесть месяцев или год назад. Между тем, Совет управляющих Международного агентства по атомной энергии, собравшийся вчера в Вене, заслушал нелицеприятный доклад о продолжающемся нежелании Иран отвечать на ключевые вопросы о своей ядерной программе. На этой неделе представители пяти постоянных членов Совета безопасности ООН и Германии должны провести встречу в попытке продемонстрировать, что они все еще способны сотрудничать, невзирая на усиливающийся раскол между Россией и Западом. Однако не похоже, что Совет безопасности в ближайшее время даст согласие на очередной, четвертый по счету ввод санкций, и тем более на более жесткие меры, которые могли бы заставить Тегеран задуматься.

Какими бы могли быть эти меры? Две наиболее важные из них - это эмбарго на поставки оружия, которое помешало бы России продать Ирану по слухам обещанные ему новые зенитные комплексы, и запрет на экспорт в Иран бензина и других продуктов переработки нефти, что могло бы парализовать их транспортную систему. Но администрация Буша, судя по всему, уже практически распрощалась с надеждой на то, что Совет безопасности утвердит нечто подобное. Вместо этого она полагается в основном на символическое значение очередной единогласной резолюции, которая должна будет усилить дипломатическую изоляцию Ирана и оправдать односторонние действия США и европейцев, такие как недавняя попытка лишить иранские суда страховки.

Нет никаких признаков того, что в обозримом будущем подобные шаги способны изменить поведение Ирана. Военный удар со стороны Соединенных Штатов или Израиля в ближайшие месяцы также маловероятен. Это означает, что следующий президент США будет пытаться начать с Ираном переговоры об остановке ядерной программы. Барак Обама (Barack Obama) сделал эту идею центральным элементом своей политики. По словам Джона Маккейна (John McCain), он также выступает за переговоры. Оба они также заявили, что будут работать над ужесточением санкций. Однако это та же самая стратегия, которой уже несколько лет без особого успеха придерживаются Соединенные Штаты и европейские правительства. Почему же кандидаты считают, что они могут преуспеть, там, где администрация Буша потерпела поражение? Это могло бы стать хорошей темой для предстоящих в пятницу дебатов по внешней политике.

************************

Как москали у русских имя украли... (Тайное общество читателей ИноСМИ)

Алексей Венедиктов: Ты возвращаешься, а здесь ОМОН и все опечатано(Тайное общество читателей ИноСМИ)

План вторжения в Прибалтику готов (Тайное общество читателей ИноСМИ)

_____________________________

Помните Иран? ("The New York Times", США)

Триумф Махмуда Ахмадинежада ("The Wall Street Journal", США)

О нашей преданности идеалам свободы ("The Washington Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.