У метро "Сокол" в Москве - памятник группенфюреру Гельмуту фон Паннвицу и его подручным из "казачьих" формирований СС (разрушен 8 мая 2007 года. - Ред.). "Голая пионерка" на театральной сцене. На экране - "Полумгла". И из разных городов чуть ли не ежедневно поступают новости о преступлениях бритоголовых нелюдей. Вы скажете: книг по истории скинхэды не читают. Но доминантные особи в стаях, как правило, все-таки читают. И интернетом пользуются. А историки и деятели искусства создают определенную общественную атмосферу. Атмосферу терпимости к тому, что не имеет оправдания. С этой точки зрения особый интерес представляет литература о коллаборационистах, то есть о тех, кто во время войны добровольно поступил на службу к Гитлеру и стал нацистом, не будучи немцем.

Новая книга в моей коллекции: Сергей Дробязко "Под знаменами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил" (ЭКСМО, 2005). Позиция автора заявлена с самого начала как строго объективная, но быстро начинаются реверансы... Перед кем? Вот, например, почтеннейший господин Михаил Скородумов - один из тех, кто увековечен на "Соколе" вместе с группенфюрером Паннвицем. Проявил инициативу, создавая для любимого фюрера Русский охранный корпус из белоэмигрантов в Югославии. С какой целью? Оказывается, это стало "вопросом выживания" в "условиях жесточайшего террора, развернутого партизанами...". Понимаете? Партизаны виноваты.

Хотя на предыдущих страницах сам же автор описывает энтузиазм белогвардейцев, предлагавших Вильгельму Кейтелю, Карлу Густаву Маннергейму, Иону Антонеску, черту лысому оптом и в розницу свои услуги по борьбе с "жидобольшевизмом". В случае с Югославией прошу отметить особое "благородство" господ офицеров, служивших карателями в той самой братской славянской православной стране, которая предоставила им приют...

Дробязко пишет, что "конец Третьего рейха... стал одновременно концом для антисоветских вооруженных формирований и всех связанных с ними политических инициатив". На самом деле основные "инициативы" просто сменили курирующую спецслужбу (и бухгалтерию). "Психологическая природа коллаборационизма" состояла, по мнению автора, в том, что при Советах русский народ утратил "нравственные ориентиры", включая религиозную веру в "монарха - Божьего помазанника". Остается уточнить, почему Первую мировую войну Россия с "помазанником" во главе той же Германии проиграла. А Вторую мировую выиграла...

Естественно, при таких взглядах Дробязко не может не осудить своего коллегу Бориса Ковалева за книгу "Нацистская оккупация и коллаборационизм" (АСТ, 2004). Конкретные претензии? "Серьезным недостатком является идеологическая предвзятость" профессора Ковалева, "целиком стоящего на позициях старой советской историографии". То есть Ковалев виноват в том, что, кроме знаний, у него есть еще и совесть. Он называет предателей - предателями (а не "военными сотрудниками"), защитников своей страны - патриотами. Какая, однако, предвзятость и непродвинутость! Зато написать, что добровольное поступление русского человека на службу к Гитлеру "мотивировалось исключительно патриотическими чувствами" - ей-Богу, не шучу! - это строгая объективность.

Однако книга "Под знаменами врага" не исчерпывается такими оценочными суждениями. Это 600 страниц конкретного материала, который сообщает массу полезных сведений, и если читать вдумчиво и действительно непредвзято, то они не оставляют камня на камне от "нового подхода" к Великой Отечественной войне. Пример: автор реконструирует разногласия в германском руководстве по поводу административного размежевания оккупированных территорий: "Первоначальный проект предусматривал образование на территории европейской части Советского Союза ряда национальных государств с собственными правительствами (Украина, Белоруссия, Литва, Латвия), которые служили бы буфером...". Такую географическую реформу поддерживал Альфред Розенберг, но Гитлер, переоценив свои первые успехи в "Крестовом походе Европы против большевизма", занял более жесткую позицию. Интересная информация, да?

А теперь закроем книгу и вспомним один из ключевых пунктов басни про "третью силу" в лице ОУН - Организации украинских националистов, которая якобы воевала против "обоих тоталитарных режимов". Как это происходило в реальности? Бандеровский батальон с исконно украинским названием "Нахтигаль" в составе наступающих гитлеровских войск врывается во Львов, и там, вдохновленные славной победой над польским и еврейским мирным населением, Степан Бандера и компания провозглашают свою "дэржаву", рассчитывая на вассальное самоуправление в рамках гитлеровского "нового порядка", такое, какое имели усташи в Хорватии.

Понятно, что украинские нацисты получили соответствующие авансы от вышестоящих немецких. Но политика-то изменилась. Фюрер приказал: "Привести банду в порядок", в результате чего руководители "дэржавы" оказались под арестом (потом они снова понадобятся, их выпустят и оружие вернут), кое-кого из рядовых боевиков под горячую руку даже расстреляли, а большинство украинских "крестоносцев против большевизма" продолжили службу в полицаях.

Факты, приводимые Дробязко, помогают правильно определить место ОУН во Второй мировой войне. Если Бандера - антифашист, то Эрнст Рем - антифашист в квадрате: его самоуправство намного сильнее прогневало фюрера и обернулось не домашним арестом, а смертным приговором. Кстати, именно с Ремом ОУН заключало в 1933 году (sic!) первое соглашение о боевом сотрудничестве...

Еще любопытный факт. Современные смердяковы изображают Красную Армию серой массой, забитой, малограмотной и одурманенной агитпропом. Однако в отчетах эмигрантских вербовщиков о работе с нашими военнопленными, которые приводит автор книги, подчеркивается, что самый бесперспективный контингент - это "летчики, танкисты и прочие техники. Иными словами, самые образованные - в то же время и самые убежденные советские патриоты. Видимо, есть основания соглашаться с Александром Зиновьевым, когда он пишет, что "войну выиграл советский десятиклассник".

Описывая конкретные события военной истории, Дробязко неизбежно приводит читателя к выводу о том, что "антисоветские формирования" оказались весьма малоэффективными на фронте, и основной вклад в "наведение нового порядка" вносили как раз в тылу, одерживая победы над мирным населением самых разных стран, вплоть до Франции и Голландии. Видимо, это мирное население олицетворяло ненавистный сталинский режим...

Интересно, а как сейчас, по мнению Дробязко, на просторах нашего бывшего отечества освещается тема коллаборационизма? "Подход к ее изучению в этих государствах определяется внутриполитической ситуацией... В Белоруссии с некоторых пор оценки данного явления не отличаются от тех, что безраздельно господствовали в советские времена...". Бедные белорусы. Их еще Розенберг осуждал за недостаток "позитивных элементов, на которые можно было бы опереться", и ведь до сих пор тоталитарная Белоруссия отстает от соседних продвинутых государств. Не реабилитирует полицаев и не ставит памятники группенфюрерам. И еще кое-чем обделена...

...В Литве "некоторые полицейские батальоны, саперные батальоны, батальоны наземного обслуживания аэродромов" были объединены в сводную часть под названием "Армия обороны отечества" или TAR, известная как "Жемайтийская Армия обороны" под командованием немецкого полковника (позднее генерал-майора) Мэдера. "Силы ТАR занимали оборонительную позицию близ села Папиле, когда 7 октября 1944 года немецкая оборона была смята частями Красной Армии. Оба полка ТАR... понесли большие потери". Уцелевшие отступили в Восточную Пруссию...

И в заключение хотелось бы привести слова моего учителя Владимира Кобрина. Имея в виду тех историков, которые в угоду Сталину возвеличивали Ивана Грозного и Малюту Скуратова, Владимир Борисович писал: "Такая позиция, на мой взгляд, противоречит самой сути истории... Вероятно, наши человеческое достоинство и нравственное чувство были бы оскорблены, узнай мы, что через четыре века историк будет пытаться лишь "понять" гитлеровцев, не осуждая их преступлений. Так вправе ли мы отказывать в справедливости тем, кто жил и страдал за четыре века до нас?".

Прошло не четыре века, всего полтора десятилетия, и то, что представлялось невозможным извращением, стало нормой исторической литературы. Но профессор Кобрин, по крайней мере, не дожил до памятника гитлеровским карателям. И до такой науки, в которой "однозначного ответа на вопрос, кем же следует считать этих людей - предателями или патриотами, - просто не существует".

Странно прозвучит похвала цензуре в устах человека, занятого литературным трудом. Но мы должны поклониться Владимиру Путину и его "вертикали власти" хотя бы за то, что "продвинутая" версия истории Великой Отечественной войны не допущена в школьные учебники. Если бы и этот сюжет отдали на откуп свободному самовыражению нашей замечательной творческой интеллигенции, научной и художественной, соответствующие уроки давно превратились бы в сплошной эсэсовский "казачок" и канкан "голых пионерок". Хотя бы в школе и хотя бы от этой мерзости дети пока избавлены. Пока...

++++++++++++++++++++++++++++++

P.S. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/. По правилам конкурса можно голосовать только 1 раз в 24 часа. Таким образом, в полуфинале Премии Рунета, который проходит с 30.09.2008 по 30.10.2008, за любимый сайт с одного IP в течение месяца можно проголосовать 29 раз, или 28, или 27. . . или ни разу. Кто сколько сможет. . . Но лучше больше, чем меньше.

__________________________________

Недетские смертельные комиксы ("Вести Недели День за Днем", Эстония)

Выстрелы с Севера ("Украинская правда", Украина)

Как украинские националисты переписывают историю ("Le Monde diplomatique", Франция)

* * * * * * * * *

От Нахимова до Саакашвили (Тайное братство читателей ИноСМИ)

Осел или Слон? Читатели ИноСМИ выбирают президента США (Тайное братство читателей ИноСМИ)

Как нам реорганизовать ФСБ (Тайное братство читателей ИноСМИ)

Волынская резня (Тайное братство читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.