Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

ЕРЕВАН - В очередной раз всплыла проблема бомбардировок или введения санкций против Ирана. В течение нескольких лет дискуссии относительно действий в отношении Ирана колебались между этими двумя плохими альтернативами. Некоторые убеждены, что ядерный Иран - это худший из всех возможных сценариев, и даже более плохой, чем побочный эффект от превентивного удара. Однако ни ядерный Иран, ни воздушные удары против него, в этом регионе, конечно же, не являются разумными вариантами.

Последствия бомбардировки Ирана можно четко себе представить: закрытие Ормузского пролива, взлет цен на нефть, возможные ответные меры по отношению к Израилю (независимо от происхождения нападения), и еще большие беспорядки в Ираке и Афганистане. В самом деле, единственное, что без сомнения последует за любым превентивным ударом - это непоправимое и продолжительное нарушение региональной безопасности, а также политической и экономической стабильности.

Альтернатива, конечно, не намного безопаснее. Ядерный Иран изменил бы безопасную обстановку во всем регионе, и, учитывая вражду между Израилем и Ираном, две подобные ядерные державы, столкнувшись лицом к лицу, представляли бы собой угрозу.

Выход из данной ситуации заключается в том, чтобы понять, чего хочет Иран - и как этого можно добиться, не ставя под угрозу чью-либо безопасность.

Иранский президент Махмуд Ахмадинежад заявил, что Иран хочет развивать технологию обогащения урана для промышленного использования. Все соглашаются с тем, что Иран имеет на это право. Но мир раскололся, пытаясь понять, действительно ли Иран делает то, о чем говорит.

Если, как утверждают некоторые, Иран лицемерен, то, как только он достигнет первой фазы - обогащение урана в промышленных целях - он легко сможет перейти к обогащению в военных целях, оставив все международное сообщество в дураках, без каких-либо источников информации, наблюдателей на местах и контрольных датчиков, способных сигнализировать в случае необходимости.

Именно поэтому мир не должен продолжать фокусировать внимание на уже упущенной первой фазе. Иран располагает более 3 000 центрифуг, несмотря на все международные санкции и угрозы. Вместо этого мировому сообществу необходимо сосредоточиться на второй фазе, поскольку военный потенциал начинает принимать уже угрожающие масштабы, и именно здесь должен начать работать мандат международных механизмов надзора и наблюдения.

Иран всегда заявлял о том, что продолжит соблюдать обязательства и откроет свои двери для наблюдателей, в качестве члена сообщества по нераспространению ядерного оружия. Но международное сообщество должно относиться с большей почтительностью к сегодняшним индустриальным целям Ирана, если оно хочет добиться с ним сотрудничества.

Первый шаг заключается в том, чтобы смягчить 'осадное' положение Ирана. К счастью, в Америке и других частях света существуют защитники Ирана, которые предлагают его интеграцию на самом высоком уровне. Но, чтобы вести с Ираном эффективный переговорный процесс, необходимо понять иранские ценности и суждения.

Иранцы испытывают чувство старшинства, если не превосходства, относительно того, что они были рождены в богатой и древней культуре, которая выжила в современном мире. Но они также испытывают исторически укоренившееся чувство небезопасности, вследствие частого завоевания и доминирования, которое ухудшается сегодня присутствием американских войск на западе в Ираке и на востоке в Афганистане. В настоящее время, позиция иранцев является продуктом двух мировоззрений - подозрительности к устремлениям других и гордости за самих себя, в качестве умных и жестких переговорщиков, которые не лишены своих собственных ресурсов.

Во время своих встреч с сегодняшними и бывшими лидерами Сирии и Ирана, а также во время своей встречи с Саддамом Хусейном, я слышал одну и ту же мысль: Запад жаждет получить влияние над ними. Их объяснения заключались в том, что Запад чувствует дискомфорт от мотивов и поведения идеологических государств. А Сирия, Иран и Ирак при Саддаме были государствами с прецедентом - ислам, арабское единство или антисионизм.

Для религиозных иранцев, испытывающих национальную гордость, ответы, которые другим кажутся самодовольными и иррациональными, на самом деле, являются очевидными и приемлемыми.

Случай с оружием массового уничтожения Саддама является историческим примером готовности пойти в ад с высоко поднятой головой. Саддам знал, что у него не было оружия массового уничтожения, но он не желал согласиться с правом инспекторов спрашивать об этом.

Как и в случае с Северной Кореей, соседи Ирана могли обеспечить правильный механизм, который помог бы создать более прозрачные отношения между Ираном и миром. Во время так называемых 'шестисторонних переговоров' соседи Северной Кореи предложили режиму Ким Чен Ира материальные стимулы, в обмен на то, чтобы тот отказался от своей ядерной программы. Наиболее выдающимся из них было окончание экономической изоляции Северной Кореи.

Иран также чувствует себя в осаде, хотя он и не является изолированным: он активно участвует в торговом процессе, причем не только в качестве продавца нефти. Две трети его населения моложе 30 лет, а уровень безработицы достаточно высок; это должно привлечь иностранные инвестиции в нефтегазовую промышленность Ирана, а также на финансирование дорожного строительства и других инфраструктурных проектов.

Довольно поучительным является сравнение с соседней Турцией. Еще до исламской революции в Иране в Турцию начали поступать прямые иностранные инвестиции, это привело к тому, что вырос доход на душу населения и вырос ВВП. Сегодня Турция настолько продвинулась вперед, что даже имеет шансы присоединиться к Европейскому Союзу.

Другие региональные сравнения еще больше укрепляют данную тенденцию. Катар опередил Иран в разработке огромного месторождения газа, которое они совместно используют. Крохотный Дубай привлекают намного больше иностранных инвестиций: иранцы едут туда по банковским делам, для ведения торговли и отдыха.

Соседи Ирана должны убедить правительство самого Ирана в том, что его страна также может участвовать в развитии региона и даже стать региональным лидером. Только открытый Иран, полностью интегрированный в региональную экономику и играющий роль, соразмерную своим масштабам и экономическому потенциалу, будет в состоянии изменить свой менталитет 'осадного' положения.

Запад мог бы сделать крайне важный шаг, если бы стал рассматривать Иран в качестве потенциального альтернативного поставщика газа, предлагая подключить Иран к проектируемому 'Белому Потоку' и трубопроводам Nabucco, которые в настоящее время находятся на стадии разработки, для того, чтобы поставлять центрально-азиатский газ в Европу.

Мировые суждения о мотивах Ирана и его действиях не должны искажаться иранской гордостью. Мы можем понять реальные намерения Ирана, только если будем идти с ним на контакт, а не пытаться загнать его в тупик.

Вартан Осканян - министр иностранных дел Армении с 1998 года по апрель 2008 года. Основатель расположенного в Ереване Фонда 'Цивилитас'.

__________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2008.

Перевод с английского - Ирина Сащенкова

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В настоящий момент в рейтинге Народного голосования ИноСМИ занимает 10 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для " Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

____________________________________

Остановить ядерные устремления Тегерана ("The Washington Post", США)

Иранский ядерный вальс ("The Wall Street Journal", США)

Дружеские объятия для Махмуда Ахмадинежада ("The Boston Globe", США)

Уловки Ирана ("The Washington Post", США)

* * * * * * * * *

Остановить кровавую московско-татарскую орду! (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Боевая гимнастика красноармейца (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

"Человек-радар": Волшебства в России не будет (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Пэйлин готовит вторжение России на Украину (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Древнеукраинское "Слово о полку Игореве" (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)