Разделение Европы на 'старую' и 'новую' напоминает раскол на 'синие' и 'красные' штаты в американской электоральной политике. В Старой - читай Западной - Европе эксперты и чиновники, занимающиеся оборонной и внешней политикой, как правило, воспринимают Барака Обаму как луч надежды для Америки, считая, что, благодаря ему она сможет принять европейский подход к достижению мира во всем мире. В новой - читай Центральной и Восточной - Европе мужчины и женщины, специализирующиеся в этих же сферах и имеющие аналогичные официальные обязанности - смотрят на возможное избрание Обамы с глубокой обеспокоенностью. Вопросы у них вызывает то, сможет ли он целенаправленно работать с Россией, понимает ли он инстинктивно важность Запада как эффективного альянса, и способен ли он быть эффективным лидером, когда от Европы так трудно чего-то добиться, а на Соединенные Штаты возлагаются такие надежды.

Западноевропейцы видят угрозы своей безопасности в изменении климата, торговле людьми и тревожном уровне терроризма. Они больше не считают НАТО важным клубом, потому что их часть мира кажется им никому не угрожающей зоной благоденствия, которой гарантирована неуязвимость до тех пор, пока международные организации способны ограничивать судорожные порывы американского электората. С другой стороны, государства Центральной и Восточной Европы считают НАТО и ее гарантии безопасности неотделимыми от сохранения своей независимости. Даже те, кто не считает вторжение России в Грузию возвращением к военному соперничеству, по-прежнему видят в Москве растущую угрозу, поскольку она совмещает свои энергетические ресурсы с агрессивной внешней политикой.

Германия находится в самом центре стратегической слепоты Западной Европы. Окруженные податливыми соседями и напоминаниями об ужасах прошлого, немцы имеют сильную мотивацию избегать повторения подобных катастроф. Полагаясь на международные институты, продолжение европейской интеграции и протокантовское ожидание того, что всеобщее принятие пацифизма объединит международное сообщество, они фактически рассчитывают на выгоды, которые принесет сохранение и усиление государства благосостояния. Роль внешнего мира сведена к рассуждениям о том, как он может повлиять на уровень комфорта граждан ЕС. Редактор одной крупной северогерманской газеты говорил мне после грузинского вторжения, что его соотечественников беспокоит не столько напряженность в отношениях с Россией, сколько вероятность того, что такая напряженность приведет к прекращению поставок российских нефти и газа (Россия поставляет почти 40 процентов потребляемой в Германии нефти и 43 процента ее природного газа).

Для немцев стратегическое партнерство с Россией - это хорошо, потому что оно обеспечивает поставки энергоносителей. Стратегический союз в рамках НАТО - плохо, потому что он требует обременительных расходов на оборону, участия в операциях в далеких странах и союза с Соединенными Штатами. По данным опроса, проведенного в прошлом году, семьдесят процентов населения выступает против небоевого участия Германии в афганской миссии НАТО. Немецкий политолог, с которым я беседовал в августе, предупреждал, что, если популярный мэр Берлина Клаус Воверайт (Klaus Wowereit) и его коалиция добьются успеха на национальном уровне, то это может привести к выходу Германии из НАТО. Как заметил один немецкий интеллектуал, специалист по обороне, 'люди говорят, что Германию больше нельзя считать надежным союзником. Я не могу их винить'.

Менее жестоко бремя истории давит на общественное мнение Франции, но конечный результат отличается не так сильно. Усиление европейской интеграции является целью французской внешней политики. Да, в июне Николя Саркози объявил о возвращении Франции в военные структуры НАТО, но это стало возможным только благодаря тому, что альянс ввел новый принцип: 'коалиция определяется миссией', то есть, члены НАТО сами решают, участвуют ли они в миссиях альянса. Именно этого хотел в 1966 г. де Голль, выводя Францию из военных структур НАТО.

Кроме того, Франция сокращает свою и без того небольшую армию, а французская общественность вовсе не склонна поддерживать военные миссии. Как выразился один профессор Парижского университета, 'уровень жизни в этой стране оказался под угрозой из-за неспособности контролировать расходы на социальную сферу, равно как галопирующих цен практически на все. Именно этим и только этим озабочены люди, а не безопасностью и уж точно не местом Франции в мире'. Как и в Германии, здесь громко звучат сомнения общественности в американском характере, что ставит серьезные вопросы о способности Франции и Соединенных Шатов найти компромисс по будущим проблемам общей безопасности. 'Что это за люди, - вопрошает один из респектабельных авторов Nouvel Observateur, - которые смогли избрать Джорджа Буша дважды?'

Жители Центральной и Восточной Европы не проявляют ни подобной стратегической слепоты, ни подозрений в том, что Америка представляет угрозу демократии и всякому международному благу. Высокопоставленный польский дипломат сказал мне, что Соединенные Штаты должны 'перестать ходить на цыпочках вокруг русских и прекратить политкорректный натовский фарс в отношениях с Москвой'. Еще один видит 'зловещие последствия' вторжения России в Грузию и утверждает, что его страна должна поставить вопрос о правомерности приоритета, отдаваемого НАТО применению экспедиционных сил, и наращивать свой оборонный потенциал перед лицом российской угрозы. 'Русские, - говорил этот опытный чиновник, - решили, что восстановление статуса великой державы важнее интеграции с Западом'. Подобным образом и его венгерский коллега предупреждает о том, что 'новый российский империализм стал реальностью'. По его словам, если российская политика преуспеет в достижении своей традиционной цели по расколу Европы, то 'с НАТО можно попрощаться'.

В Европе царит раскол по вопросу как нынешних американских выборов, так и существования серьезных внешних угроз. Французская дипломатия и интеллектуалы - специалисты по обороне открыто восхищаются Обамой. Один из них объяснял, что его избрание вернет Соединенным Штатам 'приличие'. Бывший немецкий политик федерального уровня утверждает, что 'ради выживания Соединенные Штаты должны переосмыслить себя', и что этого может достичь только один человек - Обама.

Жители Центральной и Восточной Европы не разделяют этого энтузиазма. Они настроены, скорее, скептически, чем восторженно. Поляки спрашивают об опыте Обамы в общении с Россией и его понимании важности Центральной Европы для атлантического альянса. Они задаются вопросом о том, найдет ли его оппозиция увеличению контингента в Ираке параллель в нежелании рисковать ради защиты их стран. Как вежливо выразился почтенный и опытный член румынского правительства, их интересует, 'Кто такой Обама?'

В Маккейне Старая Европа видит жесткость и мировоззрение, не соответствующее ее надеждам на многостороннее разрешение международных проблем. Новая Европа тоже видит эти качества в Маккейне, но относится к ним положительно, считая их адекватными тому миру, в котором придется действовать следующему американскому президенту. Каждый должен решать для себя, какая из частей Европы видит мир таким, каков он есть.

Сет Кропси, научный сотрудник Хадсоновского института, был помощником заместителя министра военно-морских сил в администрациях Рейгана и Джорджа Буша-старшего.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В настоящий момент в рейтинге Народного голосования ИноСМИ занимает 10 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

* * * * * * * * * * * * *

Боевая гимнастика красноармейца (Чрезвычаяная комиссия читателей ИноСМИ)

"Человек-радар": Волшебства в России не будет

(Чрезвычаяная комиссия читателей ИноСМИ)

Пэйлин готовит вторжение России на Украину(Чрезвычаяная комиссия читателей ИноСМИ)

Древнеукраинское "Слово о полку Игореве"(Чрезвычаяная комиссия читателей ИноСМИ)

_______________________________

Р. Каган: 'Обама не оправдает ожиданий европейцев' ("Le Temps", Швейцария)

У кандидатов на Белый Дом нет плана действий в отношении России ("The Guardian", Великобритания)

Обама и ребрендинг Америки ("The New York Times", США)