Если верить германскому министру финансов Перу Штайнбрюку (Peer Steinbrueck), нынешний кризис предвещает конец гегемонии Уолл-стрит и возникновение многополярного мира. Есть ли в этих словах доля истины?

В периоды кризисов возможные изменения в соотношении сил на мировой арене привлекают особое внимание. Биржевой крах 1929 г. часто расценивается как событие, определившее переход пальмы первенства в мировой экономике от Британии к США. Однако к истолкованиям, сводящим сложную и многообразную действительность к одному простому процессу, следует относиться с осторожностью.

Еще пять лет назад практически любой анализ роли США в мире сопровождался эпитетом 'гипердержава'. Сегодня мы впадаем в другую опасную крайность, торопясь 'девальвировать' американскую мощь из-за провалов на Уолл-стрит и в Афганистане.

Кризис может высветить изменения в соотношении сил, но редко позволяет их объяснить. Относительное падение влияния Уолл-стрит началось еще 10 лет назад, о чем свидетельствует рост на биржах стран с развивающейся рыночной экономикой. В этом плане реальная суть нынешнего кризиса связана не столько с ослаблением могущества Уолл-стрит, сколько с изъянами модели экономических инноваций и дерегулирования, в соответствии с которой Комиссия по ценным бумагам и биржам с согласия Минфина и Федеральной резервной системы ослабила надзор за финансовым рынком США.

Таким образом, у Европы во главе с Германией и Францией появилась возможность утверждать собственную традиционную модель, не сковывающую инновации в финансовой сфере, но сочетающую их с более жестким регулированием.

Экономическая многополярность - не синоним многополярности стратегической. Если бы эти два феномена развивались абсолютно параллельно, мир уже был бы многополярным. Однако на деле этого не происходит, и, вопреки распространенному мнению, в ближайшем будущем не произойдет. Америка, чей ВВП составляет 25% от общемирового, во многом остается стратегическим гарантом мировой экономики, поскольку она является гарантом безопасности Европы и Японии.

В Европе военная составляющая останется инструментом 'мягкого влияния' - с акцентом скорее на миротворческие, а не чисто силовые акции. Давление со стороны России усилит не стратегическую самостоятельность Европы, а ее зависимость от США. Так же выглядит и положение Японии. Давление со стороны Китая и северокорейская угроза приведут к тому, что она более чем когда-либо будет зависеть от стратегических гарантий США.

Это не означает, что европейцы и японцы всегда подчиняются указаниям Вашингтона. Так, итальянский премьер Сильвио Берлускони, которого порой называют 'американским вассалом', числится среди тех европейских лидеров, что наиболее скептически относятся к идее о 'сдерживании' России.

Наконец, не стоит забывать, в чем состоит сущность многополярной системы. Ее наиболее распространенное определение заключается в распределении влияния между рядом игроков. Однако влияние не всегда распределяется между ними поровну. Нет сомнения: США, чтобы добиваться успехов, в большей степени, чем когда-либо, будут нуждаться в создании эффективных коалиций. Однако в рамках многополярного мира его 'полюса' конкурируют друг с другом. Китай настороженно относится к Японии и Индии, Россию тревожит усиление Китая, а Индия стремится к тесному сотрудничеству с США в качестве противовеса Пекину.

На деле ни у одной из нарождающихся великих держав, за исключением России, нет реальных намерений противостоять Соединенным Штатам. Россия - бывшая великая держава, стремящаяся вернуть прежний статус. 'Самоутверждение' по отношению к Западу необходимо ей с точки зрения собственной идентичности, однако ни Китай, ни Индия в подобном 'конфронтационном самоутверждении' не нуждаются, по крайней мере сейчас. Более того, если ситуация в американской экономике будет и дальше ухудшаться, от этого пострадают в первую очередь именно нарождающиеся великие державы.

Впрочем, пусть Китай и не планирует свергнуть США 'с престола', его взлет все равно будет сковывать свободу действий Вашингтона. Аналогичным образом, грузинский кризис не может не оставить 'шрамов' на отношениях России с Европой и Америкой. Но рано или поздно эти шрамы заживут. Тот факт, что Китай крайне недоволен действиями России в ходе грузинского кризиса, говорит о неточности тезиса о противостоянии 'Запада и остального мира'. Многополярность уже становится реальностью. Но ее последствия нельзя считать предопределенными - в том числе и для США.

Заки Лаиди - профессор Парижского института политических исследований (Institut d'Etudes Politiques de Paris). Недавно он опубликовал книгу 'Нормы выше силы: загадка могущества Европы' (Norms over Force: The Enigma of European Power)

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В настоящий момент в рейтинге Народного голосования ИноСМИ занимает 11 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

____________________________________

Не смерть капитализма, а рождение нового порядка ("The Guardian", Великобритания)

Почему опасен уход Америки с мировой арены ("The Wall Street Journal", США)

Возрождение реализма ("Newsweek", США)

За многосторонний подход - на словах ("The Guardian", Великобритания)

* * * * * * * * * * * * * * *

Остановить кровавую московско-татарскую орду! (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Боевая гимнастика красноармейца (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

"Человек-радар": Волшебства в России не будет (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Пэйлин готовит вторжение России на Украину (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Древнеукраинское "Слово о полку Игореве" (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)