Sunday, October 26, 2008; Page B06

Всего несколько недель назад лидеры России, Ирана и Венесуэлы злорадно потирали руки и кричали, что, мол, финансовый кризис сбросит Соединенные Штаты с места главной державы мира. Однако с прошлой недели, когда цена нефти упала ниже 65 долларов за баррель, то есть составила меньше половины пиковой цены лета, просматривается другой, гораздо более вероятный, результат кризиса. Теперь, скорее всего, эти страны будут гораздо меньше мешать американским интересам в Европе, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке.

Если цены на нефть не восстановятся, причем быстро, то 2009 год у президентов Венесуэлы Уго Чавеса (Hugo Chavez) и Ирана Махмуда Ахмадинежада (Mahmoud Ahmadinejad) выдастся еще более трудным, чем у нового президента США. По независимым оценкам, обеим этим странам только для финансирования популистских субсидий и начатых в последние годы социальных программ необходимы цены на нефть никак не ниже 95 долларов за баррель, а ведь они еще закупают у России оружия на миллиарды долларов. В Венесуэле дикими темпами растет импорт продовольствия -иначе полки магазинов останутся пустыми; Иран дает жителям страны огромные субсидии на топливо. И даже если господа Чавес с Ахмадинежадом смогут как-то продолжать эти политически чувствительные программы, финансировать своих иностранных клиентов - от ХАМАС и "Хезболлы" на Ближнем Востоке до братьев Кастро на Кубе - им будет уже сложнее. Тому же Чавесу уже пришлось огорчить никарагуанского лидера Даниэля Ортегу (Daniel Ortega), которому он пообещал нефтеперерабатывающий завод за 4 миллиарда долларов.

Россия, правда, несколько меньше зависит от нефтяных прибылей, но ее ситуация на самом деле гораздо хуже, поскольку у нее выше зависимость от иностранных инвестиций. С весны российский фондовый рынок обрушился более чем на 70 процентов, а премьер-министру Владимиру Путину пришлось выделить на поддержку банков более 200 миллиардов долларов из государственных запасов. И если за последние годы Путин ради достижения каких-то политических целей уже несколько раз перекрывал поставки энергоносителей европейским потребителям, то в будущем финансовая подушка, позволявшая ему использовать энергоносители как оружие, будет уже гораздо тоньше.

Станут ли эти режимы менее враждебны Соединенным Штатам после того, как упадут их доходы? Кое-какие интересные признаки этого уже есть. Россия на прошлой неделе неожиданно заявила, что не будет против продления мандата ООН на пребывание американских войск в Ираке. Иран не соглашается ограничить свою ядерную программу, но он - по крайней мере, временно, - видимо, ограничил ХАМАС, "Хезболлу" и свои 'спецгруппы' в Ираке: в последние месяцы они практически прекратили нападения на американцев и израильтян.

Чавес был явно обеспокоен, когда в последних теледебатах и Барак Обама (Barack Obama), и Джон Маккейн (John McCain) пообещали избирателям через десять лет избавить США от зависимости от венесуэльской нефти. Каудильо тут же вышел в телеэфир, призвав кандидатов 'не рассказывать, что они освободятся [от венесуэльской нефти], а сесть за стол переговоров и прийти к соглашению, потому что мы нужны друг другу'. Революционер-боливарианец вдруг стал искать сближения с 'империей', неужели? Если так, то это наверняка не последнее такое предложение, которое глобальный финансовый кризис принесет нашему следующему президенту.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать )) В настоящий момент в рейтинге Народного голосования ИноСМИ занимает 12 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

_____________________________________________

Не падайте духом, нас спасет алчность ("The Globe And Mail", Канада)

Падение рубля в условиях кризиса заставляет Россию занимать глухую оборону ("The Wall Street Journal", США)

Московские мультимиллиардеры переживают относительно трудные времена: икра и лайнеры на месте, но прибыли больше нет ("The Guardian", Великобритания)