From Special Report

Спустя две недели после того, как Дмитрий Медведев принял от своего наставника Владимира Путина ключи от Кремля, новоиспеченный президент отправился со своим первым официальным визитом в качестве главы государства в столицу Казахстана. Стоя в самом сердце Центральной Азии, Медведев обозначил внешнеполитические приоритеты российского государства: укрепление связей со странами, непосредственно прилегающими к его границам, и расширение своего влияния в них.

'Настало время интенсифицировать наши отношения', - заявил Медведев в конце мая, имея в виду отношения с бывшими советскими республиками, ныне входящими в Содружество независимых государств (СНГ). Заявленная им цель в полной мере сохраняет свою актуальность и после пятидневной войны, которую Россия вела против Грузии в августе. В ходе конфликта, разгоревшегося из-за отделившихся от Грузии анклавов Абхазия и Южная Осетия, российские войска впервые с момента распада Советского Союза пересекли границу своей страны.

'Война между Грузией и Россией создала новый прецедент, благодаря чему в бывших советских республиках поняли, кто главный на постсоветском пространстве', - заявил главный редактор журнала 'Россия в глобальной политике' Федор Лукьянов.

'Россия вызвала некоторый страх в этих странах [Центральной Азии], так как каждая из бывших советских республик может спроецировать произошедшее с Грузией на себя', - продолжил он свою мысль.

В Москве мало кто согласен с тем, что в этом и заключалась главная цель действий России, - скорее, это был побочный эффект войны, послуживший подтверждением, что Кремль готов подкреплять свою все более и более агрессивную риторику конкретными действиями.

'Это был побочный эффект. Сможет ли Россия превратить достигнутое в нечто иное, скажем, в новый этап интеграции, - другой вопрос', - полагает Лукьянов.

Вскоре после окончания боевых действий Медведев предельно ясно сказал: 'Россия, как и прочие страны мира, имеет высокоприоритетные интересы в некоторых регионах мира. Это те регионы, где расположены страны, с которыми у нас установлены дружеские отношения'.

Но поначалу предзнаменования казались дурными. Две организации, через которые Россия связана со своими среднеазиатскими соседями - Шанхайская организация сотрудничества (в ней также состоит Китай) и Организация договора коллективной безопасности, - не поддержали идею признания независимости Южной Осетии и Абхазии. Кстати, Туркмения, наиболее богатая энергоносителями страна в регионе, не состоит ни в одной из этих организаций, хотя стремится завоевать доверие как России, так и западных инвесторов еще с конца 2006 года, когда умер радикальный лидер страны Туркменбаши.

Медведев, продолжая начатый Путиным курс на борьбу с последствиями хаоса девяностых с опорой на энергоносители, активно работает со странами среднеазиатского региона - не в последнюю очередь из-за имеющихся в них богатейших запасов нефти и газа, жизненно важных для собственных стратегических целей Москвы в области энергетики.

Повышение внутреннего и внешнего спроса на энергоносители вкупе с провальной инвестиционной стратегией, из-за которой не удалось открыть для разработки новые месторождения на территории России, привело к тому, что государственная монополия 'Газпром' начала обращаться с предложениями к Казахстану, Туркмении и Узбекистану (причем до недавнего времени речь шла о сниженных ценах), чтобы выполнить свои многочисленные обязательства по поставкам.

По мнению аналитиков, оставшись без дополнительных источников газа, 'Газпром' рискует не выполнить часть своих обязательств, и тогда окажется, что европейцы не зря подозревали своих российских партнеров в ненадежности. По мнению бывшего заместителя министра энергетики Владимира Милова, ныне активно критикующего 'Газпром', на среднеазиатский газ уже приходится целых восемь процентов резервов компании (в 2002 году - только четыре процента).

Задачей исключительной важности стало получение доступа к новым запасам сырья, а также заключение сделок по строительству трубопроводов, что обеспечивает России роль региональной энергетической державы. По мнению аналитиков, не менее важной задачей является сдерживание натиска стран Запада, пытающихся убедить среднеазиатские республики не позволить России транспортировать энергоносители через свою территорию.

Возникшие трудности с поставками газа из Азербайджана и Туркмении, равно как и потенциальная нестабильность, ставшая реальной из-за грузинской войны, могут нанести удар по планам США и Европы построить трубопровод Nabucco.

'Россия и США вкладывают разный смысл в понятие 'политический успех на постсоветском пространстве'', - считает Вячеслав Никонов, возглавляющий московский аналитический центр 'Политика'. 'С точки зрения России успех - это то, насколько дружественны отношения с данной страной, а с точки зрения США - насколько удалось отдалить данную страну от России'.

По мнению Никонова и некоторых других аналитиков, с точки зрения России борьба за влияние в среднеазиатском регионе ведется на выигрыш или проигрыш. Аналитики также полагают, что главным конкурентом России является отнюдь не Запад.

'Главный игрок здесь - Китай. Вопрос, который мы все должны поставить, звучит так: пожелает ли Китай разделить свое влияние хоть с кем-нибудь, будь то Россия, США или ЕС', - полагает Никонов.

У России, однако, в активе имеются исторические и культурные связи. В среднеазиатских республиках, особенно в Казахстане, проживает значительное русскоязычное меньшинство, а на волне экономического бума в России вырос и поток гастарбайтеров, направляющихся из региона на север.

Федеральное агентство по делам СНГ - новый государственный орган, созданный Медведевым и возглавляемый бывшим послом России в Узбекистане, - должен будет заняться распространением российской культуры по всей Средней Азии и за ее пределами. Москва намерена таким образом укрепить свою 'мягкую силу'.

Впрочем, по мнению аналитиков, лучшим стимулом для России станет не это, а успешное преодоление кредитного кризиса. Ведь, несмотря на удар сентябрьского кризиса, огромные нефтяные и валютные запасы России никуда не делись, хотя вторые, вместе с фондовыми биржами, довольно сильно пострадали.

Страдают также и страны Центральной Азии, в значительной степени зависящие от экспорта природных ресурсов (в случае с Казахстаном - также от банковского сектора).

'Если дела пойдут еще хуже, все постсоветские страны сильно пострадают, как уже было после кризиса 1998 года в России. И тогда у России появятся дополнительные возможности расширить свое влияние в регионе', - полагает Лукьянов.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В настоящий момент в рейтинге Народного голосования ИноСМИ занимает 12 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

______________________________________________

Центральная Азия - передовой рубеж энергетической битвы ("The New York Times", США)

Центральная Азия - двор у дома России и Китая ("La Stampa", Италия)

Большая игра в Центральной Азии ("United Press International", США)

Россия и Центральная Азия: за кем очередной ход? ("Gazeta.kz", Казахстан)

* * * * * * * * * * * * * *

Сталин дал приказ "Назад!" (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

США готовятся к войне в русском интернете (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Эффективный менеджер по имени Сталин (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Хореография от Путина (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)