Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружила и перевела наш читатель ursa, за что мы ей крайне признательны

___________________________________________________

Мы закончили иракскую миссию. Каков ее итог? Думаю, что кратко можно определить его так: политическая ничья, военный успех и экономическое поражение.

По моей оценке, Польша, в конечном итоге, ничего не потеряла на своем присутствии в Ираке, но и приобрела немного. Скорее, ничья с небольшим перевесом в положительную сторону. Мы сделали правильно, что решились присоединиться к группе нескольких десятков государств, которые решили активно противодействовать международным угрозам того времени, а не пассивно следить за событиями. Хорошо, что мы в этих важных вопросах не стали 'сидеть тихо', как советовал нам тогдашний президент Франции. Одним словом, Польша проявила стратегическую самостоятельность и, рискуя на некоторое время ухудшить отношения с важными для нас европейскими партнерами, добилась большего политического веса в Европе.

В военном отношении наиболее очевидный результат нашего иракского присутствия - это решение перейти на профессиональную армию. Солдаты, прошедшие Ирак, создали своего рода критическую массу, которая, в конце концов, перевесила чашу весов в дискуссии о профессиональной армии. Генеральный штаб, который до недавнего времени был сторонником мобилизационной армии, и политические деятели, которые еще недавно к профессиональной армии относились скептически, в итоге были вынуждены уступить влиянию иракского опыта. Наилучшим примером может быть господин министр Александр Щигло, который из абсолютного противника профессиональной армии превратился в ее сторонника.

Еще один важный результат нашего присутствия в Ираке - получение большого практического опыта в командовании многонациональными оперативными группировками. Такой опыт - кроме мировых держав - сегодня имеют очень немногие страны. Мы оказались в первой мировой лиге государств именно с таким опытом, причем практическим, а не только учебным. С этой точки зрения 'стратегическая привлекательность' Польши в области безопасности на международной арене явно выросла.

В то же время самым большим минусом нашего участия в иракской операции является то, что мы не использовали наше военное присутствие для завязывания экономического сотрудничества с иракским государством. Я не сваливал бы всю вину за это на американцев... это, в гораздо большей степени, наша вина. Не только потому, что в момент, когда мы решались на наше участие в операции, мы об этом даже не подумали. Все время, все пять лет, польское правительство смотрело на Ирак исключительно глазами министра обороны, не стараясь подключить другие министерства и государственные структуры. В таких условиях наши неопытные фирмы, без поддержки, особенно в вопросах безопасности, не имели никаких шансов конкурировать в бизнесе, особенно в опасной атмосфере постконфликтного общества. Если бы мы обеспечили им охрану, то, возможно, им удалось бы эффективнее укорениться в Ираке.

Мы не смогли использовать этот шанс в течение нашего пятилетнего присутствия в Ираке, а теперь и вовсе лишились его, уйдя оттуда именно в тот момент, когда появилась надежда на стабилизацию ситуации. Нет никаких сомнений, что если нас там не будет, то гораздо труднее будет вести какой-то бизнес с возрождающимся Ираком. Нас снова обгонят другие, в том числе и те, которые вовсе не посылали своих солдат в Ирак. Тем более жаль утраченного шанса, что до недавнего времени нашим послом в Ираке был генерал Эдвард Петшик, который посвятил немало энтузиазма и упорства тому, чтобы перековать наше военной присутствие на гражданские связи.

Вывод наших солдат, кроме того, является частью большого маневра, состоящего в перемещении приоритетов наших действий на международной арене из Ирака в Афганистан. Я этот маневр оцениваю критически вплоть до того, что считаю его стратегической ошибкой. Это результат предвыборных обещаний, а не стратегического анализа. Календарь - не лучшее орудие для стратегов. Я считаю, что для Польши было бы лучше наоборот - оставаться, при некоторых коррекциях, в Ираке и минимизировать наше присутствие в Афганистане. В Ираке у нас были бы какие-то шансы завязать обширные экономические связи, а в Афганистане, этой 'черной дыре мировой безопасности', у нас таких шансов нет и никогда не будет.

Генерал Станислав Козей, специально для 'Виртуальной Польши'

_____________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - ursa

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте предельно бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :))) В финале Народного голосования ИноСМИ занимает 12 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

_____________________________________________

США нужны новые "особые" друзья ("The Washington Times", США)

Что мы дали/можем дать США? ("Salon24", Польша)

Польша исламского мира? ("The Weekly Standard", США)

'Холодная война': реактивация? ("Rzeczpospolita", Польша)

Проблема оборонной промышленности Польши ("The Weekly Standard", США)

* * * * * * * * *

Сталин дал приказ "Назад!" (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

США готовятся к войне в русском интернете (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Эффективный менеджер по имени Сталин (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Хореография от Путина (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)