В бывшей Германской Демократической Республике Маркс олицетворял собой того, кем у нас был Ленин. Если точнее, то по старшинству волосатый-бородатый был даже важнее бородатого же, но лысого. И вот житие-бытие первой на немецкой земле державы рабочих и крестьян родило такой анекдот: "Мы (на Востоке), взяли себе... Das MANIFEST... ну и, естественно, коммунистическую партию со всеми последствиями".

Коммунисты, в массе не читавшие Маркса из-за чрезмерных красот стиля и длиннот изложения, превратили написанное бородатым пророком пролетарской революции в некое подобие учебного пособия. Скорее даже - в краткий курс по социально-экономической диагностике. В такой системе Маркс неизбежно превратился в Знахаря. Что-то вроде Кастанеды, которого не обязательно понимать. Достаточно немного покурить... Так вот: всплеск популярности Маркса на Западе связан именно с тем, что болячки вылезли наружу. И потребовался лекарь. А все "нынешние" слишком обыденны и надоели до колик. А вот проверенный временем Шаман...

Осеннее обострение марксомании выражается в двух процессах, взаимодополняющих друг друга, хотя и не синхронизованных по временной фазе. Чисто внешне - это когда падает очередной банк на Уолл-стрит либо разоряются брокеры-маклеры на Франкфуртской бирже, а народ бежит в книжный магазин покупать "Капитал". Кстати, с этого и началось: одно из крупнейших немецких издательств политической литературы "Карл Дитц Ферлаг" лишь за сентябрь продало столько экземпляров недописанного даже Энгельсом главного труда "основоположника", сколько раньше продавало за год. Гарантирую, что все тома (в разных изданиях - от двух до четырех) отлично изданной и, по оценкам знающих экспертов, весьма толково написанной книги очень скоро покроются пылью презрения и непонимания в библиотеках слишком пылких юнцов-марксоманов. Другое дело - Маркс пережеванный и "дигитализированный", то есть переведенный в формат коротких и четких лозунгов. "Классовая борьба", "пролетариат и буржуазия", "экспроприация экспроприаторов " - любой из этих тезисов при ловко подвешенном языке может быть истолкован как применение вечно-правого учения Маркса в современных условиях. Марксизмом назван даже план Буша на 700 миллиардов. Особенно та его часть, в которой говорится о выкупе так называемых "плохих кредитов". Даже неэксперт может обнаружить у Маркса идею о том, что пролетариату легче, дешевле и выгоднее откупиться от буржуазии, заплатив ей за экспроприацию... простите - национализацию. Идейка эта уже развивается вглубь. "Манифест" ведь читается так просто и понятно!

А для тех, кто нервами послабее и чувствами поэкспрессивнее, предлагается образ Маркса - бойца и борца. Легенду о Марксе ведь создали еще до большевиков, и современные западные мифотворцы на этой ниве тоже неплохо поработали. Например, известный историк Эрик Хобсбаум, ученый в общем-то серьезный и дельный, тоже впадает в некий экстаз, описывая юность Маркса (вспомните, был такой телесериал, который делали всем соцлагерем!), а также его человеческие качества. Маркс в варианте для "улицы" - анархист, свободомыслящий писатель, антидогматик, по природе добрый к человечеству, но неприхотливо-небрежный к близким (дети его, девочки, росли в нищете). Если настричь из Маркса цитаток в стиле красной книжечки председателя Мао, то мы получим и брань, и отрицание, и нигилизм, и прямое анафемствование. Бойцовско-борцовский характер Маркса у его биографов начала ХХI века поразительным образом напоминает... молодого Че Гевару, которого называли "крокодилом мировых революций". Маркс был веселым симпатичным буршем, дрался на дуэлях, бил стекла бюргерам и даже залезал бюргерским матильдам и лизхен под длиннющие платья. А сколько пива выпил! Одним из брэндов старого Брюсселя считается кафе Le Cygne ("Лебедь"). Любому туристу расскажут в первую очередь, что именно там, рядом с ратушей и напротив Дома гильдий, сидели за солидным дубовым столом Маркс и друг его Энгельс, писали "Манифест" и потягивали светлое... и темное... и от крепкого тоже не отказывались!

Но все-таки Маркс при всем его явном ребрэндинге (изменении товарного знака) на место Че Гевары не тянет. Не бегал он с винтовкой по горам, и даже баррикады 1848-го строили без него. Пиво в Брюсселе и лондонские библиотеки оказались привлекательнее. Однако мы не закончили гэдээровский анекдот: Восток взял себе "Манифест", а вот Западу достался... Das KAPITAL. "Банкиры всех стран, соединяйтесь! Вам нечего терять, кроме своих бонусов, огромных вилл и отпусков на Карибах". Британская "Таймс", вероятно, наняла хорошего редактора, который читал Маркса если не в оригинале, то хотя бы не в отрывках из фрагментов.

Прогнозы Маркса о будущем капитализма тоже стали очень актуальными. В частности, именно он подал идею, что глобализация, имманентная капитализму, по сути, есть феномен нестабильный, хотя и неизбежный. Выходом из нестабильности является что? А снова - обуздание дикого капитализма в виде регулируемости экономики. Правда, при этом не бывает слишком богатых, а темпы роста обычно умеренны до крайности. Но если попробовать? Зоной реального марксизма современные профессора называют скандинавскую зону. Неплохо живут, ведь так? Так что Маркс для профессуры есть не Шаман, а скорее Пролетарский Нострадамус. Его "Капитал", который вряд ли может быть прочитан быстро, а понят - так вообще никогда, требует пояснения и комментирования. На этом кормится целая корпорация западных марксистов. Есть и такая. Ведь изучения Маркса никто не запрещал, так же, как и его произведений. В конце концов, в большом книжном магазине можно найти даже карманное издание "Капитала", так же, как в музыкальном мультимаркете - "Интернационал" на всех мыслимых языках.

Маркс оставил наследие, которое полно неоднозначностей, двойных, а то и тройных смыслов, а часто и вовсе затуманено временем. Но главное, что видят в его трудах современные профессора от экономики, - писал он не о коммунизме и не столько даже о социализме, сколько о капитализме! Марксистский анализ "Капитала" устарел в деталях, но его кризисная составляющая не потеряла своей актуальности. Тот же Хобсбаум утверждает, что современному капитализму следует понять и принять Маркса. Не пролетария-гегемона, конечно, с его вечно-голодной волчицей-экспроприацией, а мысль о пришествии вслед за нынешним капитализмом "кое-чего еще". Это на Западе его теория почти общепризнана, хороша лишь для богатых стран, а бедным еще нужно подтягиваться. Антагонизм между социализмом и капитализмом, которым пичкали старшее поколение в нашей (и не только нашей) стране, у марксистско-развивающейся западной профессуры заменяется конфликтом между рынком и демократией. Рынок по своей природе глобален либо тянет на глобализацию (цитатки из "Капитала" прилагаются). А демократия - она существует национально или в лучшем случае на локально-региональном уровне. Глобальная демократия - бессмыслица, это понятно даже накурившимся Маркса юнцам, чей разум кипит... аж выкипает. А глобальная экономика - мы ее чувствуем на себе ежедневно и ежечасно! На бирже в Токио упал индекс Никкей, так даже нашим банкирам понятно, что кредит получить по дешевке уже не получится. И вот здесь снова приходит Маркс:

Каждое поколение по-своему объясняло катрены и центурии Мишеля де Нотрдам. Точно так нынче, уже в которой "генерации", профессура толкует Маркса. Совсем свежие комментарии вечных истин сформулированы как "три этапа и два противоречия". На первом этапе все еще сохраняется преобладание американской глобализированно-либеральной экономической модели, поддержанной военной и политической мощью мирового гегемона. Этап второй: Америку станут теснить и уравновешивать, называются приблизительно 11 "полицентрических государств" с перекосом в сторону Азии. А на третьем этапе начнутся массовые движения. Куды бечь и как спасаться? Противоречия современной эпохи - это уже названный разрыв между глобальным характером экономики и атомизированной демократией. Плюс консервативность быта и феноменальность технологических прорывов - они ведь тоже не сочетаются...

Маркс и за ним прочие "марксиды" (словечко из герценовского "Былое и думы") писали о своем, об имперском в его буквальном значении. Ибо при Марксе империи были реальностью, так же, как и имперский характер политики. Современная промарксистская профессура, которой дают и прессу, и кафедру, империей называет процесс глобализационных трансформаций. Но по сути - ничего нового. Еще одна суперсвежая иллюстрация модного трактования марксистских идей. Империализм заменен (по Хобсбауму) гиперимпериализмом. В таком случае должна существовать и теория гиперсоциализма... и она существует! И гипердемократия, и гипернационализм. А к гиперинфляции все уже привыкли. Кто еще не пережил - дождется. Моден Маркс, как оказалось, в любую эпоху. На Уолл-стрит о нем тоже историйку сложили: выходит из здания банка "Леман бразерс" последний клерк, несет подмышкой толстенную книжищу. Закрыл двери, сдал ключи полисмену и говорит: "Сколько работаю здесь и постоянно убеждаюсь - да, Маркс был прав!".

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В настоящий момент в рейтинге Народного голосования ИноСМИ занимает 12 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

____________________________________________

Не конец капитализма, а еще один лопнувший пузырь ("The Guardian", Великобритания)

В правительствах всей Европы одни марксисты ("Neatkarigas Rita Avize", Латвия)

* * * * * * * * * * * * * *

Сталин дал приказ "Назад!" (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

США готовятся к войне в русском интернете (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Эффективный менеджер по имени Сталин (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Хореография от Путина (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)