В прошлую пятницу вечером российское правительство сделало небольшое, но беспрецедентное заявление. Впервые Счетная палата проведет расследование в отношении алюминиевой империи Олега Дерипаски. Многие годы палата, возглавляемая бывшим премьер-министром Сергеем Степашиным, пыталась расследовать многомиллиардные денежные потоки 'РУСАЛа', создаваемые в основном экспортными схемами, включающими десятки компаний по всему миру.

Российское правительство согласилось предоставить компании кредит государственного 'Внешэкономбанка' на сумму $4,5 млрд. для ее спасения от дефолта по кредиту, полученному в апреле от синдиката международных банков для финансирования покупки 'РУСАЛом' 25% акций 'Норильского никеля'.

В 2006 году продажи 'РУСАЛа' достигли рекордного уровня - $8,18 млрд. Как отмечается в облигационном проспекте компании, в том же году Дерипаска получил дивиденды в размере $4,6 млрд., что составляет 56% от продаж.

В финансовой презентации 'РУСАЛа', представленной лондонским аналитикам в середине 2007 года, говорится, что в 2005 году выручка компании составила $6,5 млрд., а EBITDA - $2,2 млрд. Таким образом рентабельность по EBITDA составила 34%. Сравнительную информацию за 2006 год компания не представила. Но если предположить, что EBITDA в этом году росла такими же темпами, как и продажи, то у компании вряд ли хватило бы наличных для выплаты дивидендов Дерипаске. Неужели 'РУСАЛ' занимал деньги для выплаты дивидендов?

Нет объяснений тому, как получилось, что чистый долг 'РУСАЛа' с 2007 по 2008 год удвоился. Согласно документам роад-шоу, представленным в Лондоне в 2007 году, задолженность 'РУСАЛа' составляла $7,7 млрд., а наличность - $200 млн. Таким образом, чистый долг компании составлял $7,5 млрд. Годом спустя, агрегированный долг компании составлял $14 млрд., включая $4,5 млрд. занятых для приобретения пакета акций 'Норильского никеля'. Так как продавец этого пакета 'Норникеля' Михаил Прохоров сообщил, что 24 октября он еще не получил из этой суммы $700 млн., реальная задолженность 'РУСАЛа', похоже, была значительно больше $14 млрд. - возможно даже $18 млрд. Из этой суммы около $10,5 млрд. - краткосрочный долг, который должен быть выплачен в следующем апреле.

Куда же ушли все деньги? Вот какой вопрос стоит сейчас перед Кремлем. Вот причина, по которой Степашин отправил своих аудиторов, чтобы не исчез спасительный кредит ВЭБа.

В одном можно быть уверенным. 'РУСАЛ' заплатил наименьшие налоги по сравнению с его российскими металлургическими конкурентами и намного меньше, чем российские экспортеры нефти. Это не прошло незамеченным, хотя единственный открытый отчет о 'РУСАЛе', выпущенный в феврале 2000 года инвестиционным банком 'Ренессанс Капитал', не затрагивает налоги вовсе.

В сентябре 2004 года Федеральная налоговая служба выпустила отчет о налоговых платежах российских производителей металла и направила его премьер-министру. Согласно отчету 'РУСАЛ' выплатил только 2% от $4,5 млрд. выручки за 2003 год. Три российские сталелитейные компании - 'Северсталь', ММК и НЛМК - выплатили от 12% до 14% налогов.

Финансовые проблемы Дерипаски состоят из четырех огромных денежных обязательств, срок погашения которых приближается. Первое более чем $6 млрд. - требование Черного (иногда называемого Михаилом Черным) в Высшем суде Великобритании. Эта сумма покрывает первоначально принадлежащие Черному 20% акций в компании 'Сибирский алюминий' ('Сибал'), плюс соответственная доля дивидендов, которые Дерипаска получил от 'РУСАЛа' и доходы от продажи активов с 2001 года.

Дерипаска отверг обвинения и доказательства Черного.

Тем не менее, 3 июля 2008 года судья Кристофер Кларк выпустил первое постановление по делу, обязывающее Дерипаску принять юрисдикцию суда Лондона. Кларк также постановил: 'Г-н Черный имеет разумные перспективы на успех в этом требовании'. Дерипаска подал апелляцию по этому постановлению. В то же время, постановление Кларка вводит в действие учетное требование, согласно которому 'РУСАЛ' обеспечивает наличие суммы, в случае если суд примет решение в пользу Черного.

Это обязательство может быть добавлено к краткосрочному долгу компании, и может предположительно достигать $16,5 млрд.

Потом есть три подписанных Дерипаской со своими более ранними партнерами обязательства - с Виктором Вексельбергом и Леоном Блаватником, согласно которым 'СУАЛ' дал им 18,9% 'РУСАЛа'; Прохоров с 14%; и Glencore, которые обменял алюминиевые активы на 10,3% бумаг 'РУСАЛа'. Все они предполагают, что если Дерипаска не осуществит IPO 'РУСАЛа' к осени следующего года, Дерипаска должен вернуть им деньги.

Неизвестна по какой капитализации оценены эти соглашения. Если капитализация составляет $30 млрд., то Дерипаска может быть должен Вексельбергу и Блаватнику $5,7 млрд.; Прохорову - $4,2 млрд.; и Glencore - $3,1 млрд. А вместе - $13 млрд.

Налоговые обязательства, требования Черного, краткосрочные долги 'РУСАЛа' и требования акционеров составляют суммарно $36 млрд., или значительно больше, чем рыночная стоимость 'РУСАЛа' сегодня.

И если Кремль не может доверять Дерипаске управление предоставленным ВЭБом финансированием, то почему Вексельберг, Блаватник и Прохоров вверят, что он не сделает то, что он якобы пытался сделать с Черным.

Короче говоря, единственной страховкой для всех кредиторов "РУСАЛа" может быть гарантированная Кремлем реорганизация компании.