Еще в XIX веке один мыслитель сказал о правовой ситуации в своей стране так: 'Свирепость российских законов смягчается тем, что их никто не выполняет'. Законы Украины трудно назвать свирепыми. Зачастую они бывают просто странными, демонстрируя неотягощенность наших законодателей правоведческой эрудицией и знанием реальной жизни. Да и то, представления о действительности у 'пленников' джипов и мерседесов существенно отличаются от представлений завсегдатаев общественного транспорта. Впрочем, это обычное явление для кастовых групп привилегированных лиц, живущих в социальном мире, резко отличающемся от социального мира большинства граждан. Например, Светлана Аллилуева (Сталина) вспоминала, что ее отец очень плохо ориентировался в ценовой ситуации в СССР и даже не всегда осознавал, какая сумма советских денежных знаков является большой, а какая маленькой - ему ведь самому почти никогда не приходилось осуществлять операции купли-продажи. А геронтократы из брежневского политбюро не знали, сколько стоит проезд в метро, троллейбусе и автобусе, поскольку никогда не пользовались никаким транспортом, кроме огромных лимузинов, называемых в народе 'членовозами' (имелись в виду члены высшего партийного руководства).

Поэтому неудивительно, что наши законодатели 'радуют' электорат законами - благоглупостями, которые часто совершенно невозможно исполнить, - ибо народные избранники почему-то уверены, что все ими написанное будет каким-то магическим образом воплощаться в жизнь миллионов людей. Стоит назвать хотя бы вступивший в действие закон о запрете курения в общественных местах. Во-первых, не мешало бы сначала определить, какие места являются общественными и относится ли к их числу остановка транспорта, улица, площадь, подземный переход, салон автобуса, который водитель часто считает чем-то вроде своей квартиры, и т.д. Во-вторых, выяснить, кто и как будет контролировать его выполнение и нести ответственность за таковой контроль. В-третьих, определиться с санкциями: штраф (какого размера?), взыскание, предупреждение, административное задержание и т.д. Ну, а пока миллионы курильщиков не отягощают себе его выполнением, курят где и когда хотят, абсолютно не интересуясь при этом ощущениями некурящих.

Реально же все зависит от личного отношения администраторов к этому закону. Например, президент Киево-Могилянской академии профессор Сергей Квит издал во исполнение вышеназванного законодательного акта довольно жесткий приказ о запрете курения на всей территории Академии - и, надо отдать ему должное, приказ выполняется. По крайней мере, уже давно я не видел нагло дымящих повсюду табачных наркоманов, как это было раньше. Никотиновый террор курильщиков против некурящих наконец-то прекратился хотя бы в пределах одного, отдельно взятого вуза. Зато по всей стране о многострадальном законе уже никто и не вспоминает...

В этом контексте нельзя не коснуться еще одного закона, содержащего в себе явно невыполнимый пункт. Видимо, по этой самой причине о нем тоже забыли, как забывают в некоторых штатах США об экзотических столетней давности актах, предусматривающих ответственность за ночной храп или изгнание кошки на улицу в зимнее время.

В нашем случае речь идет о Законе Украины 'Про увiчнення Перемоги у Великiй Вiтчизнянiй вiйнi 1941-1945 рокiв', принятом Верховной Радой и подписанном Л.Д. Кучмой 20 апреля 2000 года. В тексте этого документа есть немало хороших и полезных вещей, против которых вряд ли кто-то станет возражать: 'Постiйне пiклування про ветеранiв ВВВ, пiклування про жертв нацизму, пошукова робота з метою встановлення iмен загиблих, перепоховання останкiв воiнiв, соцiальний захист ветеранiв' и т.д. Но в статье 3 есть пункт, вызывающий, мягко говоря, недоумение. Он формулируется так: 'Недопущення фальсифiкацii iсторii Великоi Вiтчизняноi вiйни у наукових дослiдженнях, навчально-методичнiй лiтературi, пiдручниках та засобах масовоi iнформацii'. Подобная формулировка предполагает наличие некоторой известной истины, эталона, на который следует ориентироваться и от которого нельзя отклоняться. Где же этот эталон? Где с ним можно ознакомиться? Где размещено и какими флажками окружено то, что нельзя искажать, фальсифицировать? Могут ли авторы закона указать на местонахождение абсолютно истинных, единственно правильных исторических скрижалей той части Второй мировой войны, которая происходила на территории бывшего СССР и по инициативе (ясное дело, спущенной 'сверху') председателя Союза воинствующих безбожников Емельяна Ярославского получила наименование 'Великая Отечественная'? Может быть, таковыми скрижалями является популярное во времена шефа Емельяна Ярославского 'учение' о 'десяти сталинских ударах'?

Или следует говорить о начатом во времена 'нашего дорогого Никиты Сергеевича' шеститомном издании 'Великая Отечественная война советского народа', где читателям ненавязчиво давали понять, что все важнейшие ее события происходили там, где членом Военного совета был генерал-лейтенант Н.С. Хрущев? Или вся 'правда' заключена в многочисленных публикациях 1964-1982 гг., намекавших, что судьба войны решалась на 'Малой земле' под Новороссийском, где начальником политотдела одной из армий был Л. И. Брежнев, авторитетное мнение этого полковника якобы жаждал услышать маршал Г. К. Жуков, да вот злая судьба не позволила двум великим свидеться...

А может, это 'Воспоминания и размышления' самого 'маршала победы', который ухитрился ни слова не сказать о своей личной ответственности за величайшую в истории военную катастрофу Красной армии в 1941 году, той Красной армии, Генеральным штабом которой в названный период товарищ Жуков Г.К. руководил? А абсолютно лживые заявления группы авторов, написавших эти мемуары, о якобы многократном превосходстве вермахта над Красной армией в 1941 году по танкам и самолетам, хотя все было с точностью до наоборот, о чем в эпоху перестройки писал даже официальный орган советского Генштаба 'Военно-исторический журнал'? Может быть, все это как раз и есть та фальсификация 'iсторii Великоi Вiтчизняноi вiйни', 'не допускать' которую призывает украинский закон? А может, есть правда в хрестоматийных рассказах об 'эпохальной победе' в величайшем танковом сражении под Прохоровкой (Курская дуга) в 1943 году, где были уничтожены сотни советских танков, а немцы потеряли едва ли десяток? Между прочим, после войны один из главных участников этого события главный маршал бронетанковых войск Ротмистров, вся армия которого была уничтожена под Прохоровкой, в частных беседах рассказывал, что Сталин хотел отдать его под суд, но чутьем гениального пропагандиста постиг, насколько выгодно будет подать это поражение как победу, что и было сделано... Ротмистров, посмеиваясь, даже пересказывал задушевную фразу, которую он услышал от Верховного главнокомандующего: 'Что же ты, ...армию спалил, а ничего не сделал?'. А не фальсификация ли, настойчиво внушавшаяся гражданам СССР мысль о том, что и без всякого ленд-лиза, без всякой американо-британской помощи прекрасно бы обошлись? А вот тот же маршал Жуков в беседах с писателем Константином Симоновым утверждал: 'Мы были бы в тяжелом положении без американских порохов, мы не могли бы выпускать такое количество боеприпасов, которое нам было необходимо. Без американских студебеккеров нам не на чем было бы таскать нашу артиллерию. Да они в значительной мере вообще обеспечивали наш фронтовой транспорт. Выпуск специальных сталей, необходимых для самых разных нужд войны, был тоже связан с рядом американских поставок'.

Руководствуясь вышеназванным законом, следует очень критически подойти к целому ряду военно-пропагандистских мифов. На протяжении почти 50-ти лет советским людям рассказывали о беспримерном подвиге 28-ми героев-панфиловцев. Правда, многое в этих рассказах вызывало сомнения еще тогда, в первые послевоенные годы. Поэтому в 1948 г. было проведено следствие, установившее, что весь 'подвиг' от начала и до конца был сочинен литературным сотрудников газеты 'Красная Звезда' Кривицким при участии главного редактора Ортенберга. Следствие завершили, документы спрятали в архив, а красивую выдумку решили не разрушать, то есть вполне сознательно десятилетиями лгали и фальсифицировали. Между тем, дивизия генерал-майора Панфилова действительно героически сражалась на подступах к Москве, но эпизода с 28-мью панфиловцами попросту не было, он оказался плодом безудержной творческой фантазии двух военных журналистов...

Когда пропагандисты и агитаторы рассказывали о том, как Александр Матросов закрыл собственным телом пулемет немецкого дота, они не учли такого обстоятельства, как законы физики. Достаточно умножить массу пули, вылетающей из ствола, на скорость ее полета, чтобы получить силу, необходимую для того, чтобы человеческое тело отбросить. Вполне возможно, что Матросов каким-то иным образом заставил немецкий пулемет замолчать, но явно не тем, какой нарисовали профессиональные лжецы. Даже одна винтовочная пуля, попавшая в руку, неизбежно сбивает человека с ног, что уже говорить о пулемете MG-42...

Таких мифов и легенд в советской коммуно-имперской историографии Второй мировой войны - огромное множество. В то же время в ней отмечается сознательное игнорирование неприятных и не умещающихся в идеологическую схему фактов. Например, забвение на фоне брежневского культа ветеранов ВОВ (где ветераном N1 был сам маршал Брежнев) того отношения к израненным бойцам, которое было продемонстрировано сразу же после войны генералиссимусом Сталиным. Вряд ли во вдохновляемых коммунистами-великодержавниками учебниках по истории, где 'не допускается фальсификация истории Великой Отечественной войны', расскажут о том, какая страшная судьба ожидала многих инвалидов этой войны после победы. Как написал российский историк профессор Соколов, 'в сегодняшней Германии можно наблюдать вполне благоустроенных инвалидов, к которым окружающие относятся как к нормальным гражданам, без той характерной смеси страха, презрения и жалости, что характерна для российского обывателя. В России же после окончания Великой Отечественной войны наиболее изувеченных инвалидов согнали в колонию на Соловках, чтобы своим видом они не портили улицы больших городов' (Б.В. Соколов. Тайны Второй мировой. - Москва, 2000. - с. 351). Кстати, сегодня Борис Вадимович подвергается преследованиям со стороны властей Российской Федерации за критические оценки российской войны против Грузии, в частности, после звонка из администрации президента профессора Соколова заставили покинуть университет, где он преподавал... Конечно, вряд ли сам Дмитрий Медведев опускался до таких 'мелочей', но в России (как и у нас в Украине) нет недостатка в 'бойцах идеологического фронта', 'твердых искровцах', жаждущих выявлять и преследовать 'подлое инакомыслие', особенно если власть предержащие этому делу сочувствуют.

О таких 'историках при исполнении' хорошо сказал другой российский автор Марк Солонин: 'В голове нормального человека не укладывается мысль о том, что за длинной подписью: 'доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой новейшей истории', скрывается зажиревший чиновник, который, во-первых, ничего не знает, а во-вторых, знать ничего не желает про новейшую (равно как и иную прочую) историю. А не желает ничего знать потому, то хочет спокойно спать и красиво жить, причем жить не на покрытой копотью заводских труб улице Красных коммунаров, а где-нибудь на Фрунзенской набережной в Москве. Но на Фрунзенскую набережную просто так не пускали. Там нужны были только 'социально близкие'. Только те, кто своим солидным видом и внушающей трепет подписью скрепят (от слова 'крепить') дикий бред, высочайше подписанный к распространению в отделе агитации и пропаганды ЦК КПСС'.

Ныне эти профессиональные фальсификаторы громче всех протестуют против 'фальсификаций' и с праведным гневом требуют прекратить 'переписывать историю', ту самую историю, которую они извращали всю свою профессиональную жизнь.

Именно о них в 2007 г. в петербургском журнале 'Звезда' написал С. Гедройц: '...Более полувека тысячи и тысячи специальных людей в специальных же институтах, академиях, управлениях, издательствах производили и воспроизводили специальное Военное Вранье. Документы - какие уничтожены, какие подделаны, какие засекречены, а главное - мозги обработаны так, чтобы пошевелить ими было невозможно. В мавзолее, построенном из циклопических глыб вранья, Великая Отечественная лежала мертвее Ленина'... Ладно, г-н С. Гедройц, судя по всему, интеллектуал, так сказать, 'эстетствующий идеалист', но и такой деятель, как Герой Советского Союза, полковник, фронтовой разведчик, а в эпоху перестройки - глава Союза писателей СССР В. Карпов сетовал, что столько времени прошло, а правдивой истории Великой Отечественной войны как не было, так и нет... Выходит, что и фальсифицировать нечего...

Коммунистические историки очень любили и сейчас любят постоянно повторять слова Уинстона Черчилля о Сталине, который принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой. Однако много лет от нас скрывали те слова, которые сказал Черчилль 22 июня 1941 г., мотивируя установление союзнических отношений с СССР: '...Нацистскому режиму присущи худшие черты коммунизма. У него нет никаких устоев и принципов, кроме алчности и стремления к расовому господству. По своей жестокости и яростной агрессивности он превосходит все формы человеческой испорченности. За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем...'. Кстати, все преступления коммунизма остались ненаказанными, что до сих пор обеспечивает нашему обществу социальное гниение и возможность повторения этих преступлений. Эта чума, в отличие от нацистской, совершенно не обезврежена. Марк Солонин ярко описал, как выкорчевывался нацизм в послевоенной Германии: 'Гитлеровским палачам и их наследникам объяснили, что убивать, пытать и насиловать нехорошо. Объясняли, главным образом, не яркими публицистическими статьями в газетах (как у нас в перестройку! - И.Л.), а делом. Только в американской зоне оккупации Германии 13 миллионов (!!!) немцев заполнили анкету из 131 вопроса касательно их соучастия в преступлениях гитлеровского режима. По результатам этого 'анкетирования' американцы подвергли судебному преследованию почти миллион (!!!) человек, из которых более 600 тысяч понесли наказания - главным образом в виде запрета на государственную службу. Однако столь мягким наказанием отделались далеко не все. Всего по приговорам военных трибуналов было казнено 480 фашистов, более 10 тысяч военных преступников отправились в тюрьмы и трудовые лагеря. Вот на этой здоровой почве и выросли два поколения немцев, которые подняли Германию из руин, превратили ее в процветающую демократическую страну, и при этом все каются, каются и каются, все ищут, ищут и ищут - перед кем бы им еще искупить свою вину'.

А вот Солонин рассказывает о 'воздаянии' за преступления коммунизма: 'В нашей стране духовные наследники ненаказанных и нераскаявшихся палачей повели себя совсем по-другому. Поначалу они ограничивались глухим брюзжанием на тему: 'Не надо рисовать одной черной краской героический, хотя и непростой, период нашей истории'... К 2007 году они раздухарились до того, что выпускают в свет сборник статей под названием 'Нам не за что каяться!'. Вот так вот. Знай 'наших'!'. А у нас в Украине появился этот в лучшем случае странный пункт в законе 'о недопущении фальсификации'... 'Не допускать фальсификации' можно только установив жесткую политическую цензуру, что нарушает статью 15 Конституции Украины, где сказано: 'Цензура заборонена', а также 'Жодна iдеологiя не може визнаватися державою як обов'язкова'. Подозреваю, что названный пункт закона является антиконституционным, направленным на навязывание обществу идеологии лишь одной части политических сил, представленных в нашей Верховной Раде. Я уж не говорю о том, что в интересах борьбы с фальсификациями истории Второй мировой войны придется перетрясти и пересмотреть всю, насквозь сфальсифицированную в этом отношении, советскую историографию, которую господа (или товарищи?) законодатели хотят увековечить. Удивительно, как вообще возможны такие пункты в законодательных актах демократического, а не тоталитарного государства...

P.S. Но особенно умиляет в вышеназванном законе статья 9, где сказано: 'Особи, виннi у порушеннi цього Закону, несуть вiдповiдальнiсть згiдно iз законодавством Украiни'. Привлечь придeтся всех честных историков, журналистов, преподавателей... Если, конечно, кому-то придет в голову выполнять этот идеологически заангажированный абсурд. Хотя... Вот недавно два бывших депутата, в свое время, очевидно, голосовавшие за этот закон, академики с группой примкнувших к ним историков опубликовали во французской газете Le Figaro открытое письмо Президенту Виктору Ющенко - о недопустимом, по их мнению, 'пересмотре - в угоду последышам гитлеровского фашизма - итогов Великой Отечественной войны, о том, чтобы украсть у нашего народа Победу над злейшим врагом человечества'. Но об этом в другой раз.

N 203, суббота, 8 ноября 2008

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте предельно бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :))) В финале Народного голосования ИноСМИ занимает 12 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

__________________________________

"Историческая память" - против фальсификации истории ("Delfi", Эстония)

Александр Дюков: Россия должна сформулировать свою версию прошлого ("Российские Вести", Россия)

Миф умер. Да здравствует миф! ("Украинская правда", Украина)

А.Дюков: В чем причина феномена сегодняшней политизации истории? ("REGNUM", Россия)

ОУН-УПА = ВКП(б)-РККА, или История без двойных стандартов ("Украинская правда", Украина)

* * * * * * * * *

ГРУ против КГБ (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Читатели ИноСМИ предсказали победу Обамы! (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Как гетман Сагайдачный на Москву ходил (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

"Черный день" Америки (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)