Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель Perevodchik, за что мы ему крайне признательны

____________________________________

Пока мир заинтересованно наблюдал за тем, как граждане США избирают своего первого президента-афроамериканца, без должного внимания осталось еще одно важное историческое событие по другую сторону океана, а именно в Москве.

5 ноября Дмитрий Медведев произнес свое первое президентское обращение к Федеральному Собранию, т.е. двум палатам парламента России. В своей речи Медведев представил российским законодателям план действий, осуществление которого могло бы означать возврат России к политике демократических реформ, которая была начата Михаилом Горбачевым в конце 1980-х и продолжена Борисом Ельциным в 1990-х.

Конечно же, речь Медведева ни в коей мере не была восхвалением Запада и его ценностей. Наоборот, российский президент начал свою презентацию с ряда вербальных атак США и отдал должное яростному антиамериканизму, который стал аксиомой внешнеполитического мышления как обывателей, так и элитных кругов России.

Медведев повторно заявил, что недавние действия России на Кавказе были оправданным актом, и что именно на США возлагается ответственность за этот и другие международные конфликты - мысль, которую он повторил еще раз в конце своей речи. Медведев также объявил, что Россия собирается разместить ракеты ближнего радиуса действия в Калининградской области в ответ на установку американских систем ПРО в Польше и Чехии.

Тем не менее, в середине своей долгой речи, Медведев также высказал резкую критику исторического российского государственничества и, не колеблясь, поприветствовал принятие российской Конституции при Ельцине в 1993 году. Он заявил, что 'российская демократия должна развиваться дальше'.

В своих первых анализах выступления Медведева западные СМИ придали особое значение некоторым техническим нововведениям в политической системе, предложенные президентом РФ, такие как продление сроков президента и созывов Госдумы (нижней палаты российского парламента).

Но более существенной в обращении Медведева была та откровенность, с которой он осудил вмешательство государственного аппарата России в избирательный процесс, массмедиа, гражданское общество и экономику - что, по мнению Медведева, порождает коррупцию в бюрократическом аппарате. Ввиду многочисленных недостатков постсоветской политической системы, президент заявил о ряде практических изменений, которые, если они будут реализованы в полном масштабе, могли бы послужить стартовым сигналом новой трансформации сущности политического процесса в России.

При Путине многочисленные формальные и неформальные изменения политической системы России были направлены на централизацию и изоляцию власти в Кремле, что к 2007 году привело к реставрации авторитарного и де-факто однопартийного строя в России. В отличие от Путина, Медведев дал понять, что он хочет вернуть власть народу и сделать политику более плюралистической. Так, Медведев внес предложение о том, чтобы небольшие политические партии тоже имели голос в российском политическом процессе, высказав мысль, что те партии, которые не преодолели 7-процентный барьер на парламентских выборах, но набрали более 5-ти процентов голосов, должны быть в будущем представлены одним или двумя депутатами в Государственной думе. (Можно предположить, что эта странная модификация выборной системы является результатом некоего компромисса между Медведевым, который, очевидно, стремится сделать состав российской законодательной власти более разнообразным, и консервативными силами в руководстве России, которые пытаются сохранить 7-процентный барьер, лишь недавно введенный с целью обеспечить почти тотальный контроль путинской 'Единой Россией' над законодательным процессом).

Медведев также предложил, чтобы только избранные на выборах депутаты могли становиться губернаторами российских областей или членами Совета Федерации, верхней палаты российского парламента. Он внес и другие предложения по уменьшению препятствий для регистрации партий и их участия в выборах. Медведев хочет расширить прерогативы национального парламента и местных законодательных органов по отношению к исполнительной власти, а также подключить неправительственные организации к законодательному процессу.

Предлагая эти изменения, он, видимо, ищет способы введения сторонников демократических изменений в законодательный процесс. Следует также отметить, что Медведев высказался в пользу 'усиления национального механизма применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод' - основного документа Совета Европы. Этим Медведев подтвердил принятие Россией основных европейских стандартов и свое намерение сохранить членство России в некоторых ведущих западных организациях.

Однако самым заметным было заявление, сделанное Медведевым относительно российской политической журналистики, государственный контроль которой представляет собой, возможно, самую главную патологию сегодняшней российской политической системы. Примечательно, что президент России не только открыто признает этот факт, но даже высказывает некоторое разочарование в отношении устойчивого господства правительства над российскими СМИ и предлагает свой собственный способ решения этой проблемы: 'Свобода слова должна быть обеспечена технологическими новациями. Опыт показал, что уговаривать чиновников "оставить в покое" СМИ практически бесполезно. Нужно не уговаривать, а как можно активнее расширять свободное пространство интернета и цифрового телевидения. Никакой чиновник не сможет препятствовать дискуссиям в интернете или цензурировать сразу тысячу каналов'.

Хотя заявления и предложения Медведева иногда кажутся пафосными, они, тем не менее, демонстрируют, что российский президент думает о российской политической системе в том же ключе, что и многие российские политологи или западные политики. Несомненно, Медведев столкнется с огромными препятствиями в воплощении своего видения демократической России. Тем не менее, формируя свою будущую политику по отношению к Москве, Запад должен принять во внимание, что формально самый влиятельный политик России может быть причислен к последовательным сторонникам демократических ценностей.

Д-р Андреас Умланд - редактор книжной серии 'Советская и постсоветская политика и общество' (www.ibidem-verlag.de/spps.html) и администратор веб-сайта 'Русский национализм' (http://groups.yahoo.com/group/russian_nationalism/).

________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Perevodchik

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте предельно бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :))) В финале Народного голосования ИноСМИ занимает 12 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

__________________________________

Путину и Медведеву дополнительная власть не нужна ("The Globe And Mail", Канада)

Чубайс: 'Свобода и демократия, начиная с понедельника' в России не работает ("The Wall Street Journal", США)

Новый царь ("Le Temps", Швейцария)

Медведев оседлал русского медведя ("The Washington Times", США)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Идеология под названием "величие России" (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Армия теней (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Ходит, куда хочет, или Игра в украинскую политику (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Стратегический спецназ КГБ (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Партия - детям! (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)