Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель civilizaciokapcsolat, за что мы ему крайне признательны

____________________________________

Еще 7 ноября все советское и партийное руководство приветствовало 'излучающий силу парад' с парапета Мавзолея Ленина, а генсек даже выступил с обращением.

'Мир переживает сложный период, империалистическая атака против социализма и народно-освободительного движений на всех фронтах усложнила международное положение, - цитирует Брежнева 'Непсабадшаг'. - Мы сделаем все необходимые шаги для того, чтобы любители военных приключений никогда не застигли Советский Союз врасплох, и чтобы потенциальный агрессор знал: его настигнет сокрушительный, неминуемый удар. Наша сила и бдительность наверняка заставит задуматься некоторых чересчур горячих империалистических политиков'.

Но неминуемый, сокрушительный удар ждал самого 75-летнего Брежнева. 'Комсомольская Правда' выяснила в прошлом году, что разыгрывалось возле смертного одра Брежнева:

'Брежнев ужинал на даче, там и лег спать, а когда утром его хотели разбудить, он уже был мертв. Пробовали ему делать искусственное дыхание и массаж сердца, но напрасно. Вызвали Юрия Андропова, члена Политбюро, министра обороны Дмитрия Устинова и министра иностранных дел Андрея Громыко, а также кардиолога Брежнева Евгения Чазова. Громыко и Устинов на месте, возле постели мертвого генерального секретаря обсудили вопрос преемника. Устинов предложил Андропова, так и решили, то есть, согласно воспоминаниям телохранителей, все было уже решено заранее'.

'Непсабадшаг' передала весть о смерти только в номере от 12-го, без вышеприведенных смачных подробностей. Но уже не было тайной то, что о смерти молчали одни сутки, лишь 11-го ноября в 11 часов известие об этом передали советское телевидение и радио.

'Центральный Комитет КПСС, Президиум Верховного Совета СССР и Совет Министров СССР с большим прискорбием сообщает, что утром 10-го ноября 1982-го года внезапно скончался Леонид Ильич Брежнев, генеральный секретарь Центрального Комитета КПСС, председатель Президиума Верховного Совета'.

Может быть, смерть не была все же настолько неожиданной, как это было сформулировано в официальном сообщении? Не в том отношении, что ее очень уже заждались. Русский писатель Евгений Попов так пишет об этом в повести 'Душа патриота, или Различные послания к Ферфичкину':

'В переполненном метро рано утром интеллигент читает газету. Другой интеллигент заглядывает в его газету, видит траурную рамку, и с надеждой спрашивает: - Неужели? - Да не, вряд ли, - махнул отрешенно обладатель газеты'.

Возвращаясь к траурному номеру 'Непсабадшаг': первую страницу занимало сообщение Центрального Комитета КПСС, Президиума Верховного Совета и Совета Министров Советского Союза. Касательно содержания: тяжелая утрата, жизнь Брежнева неразрывна с важнейшими страницами истории Советского Союза, жизнь свою он посвятил борьбе за мир; рабочий класс, колхозное крестьянство и народная интеллигенция, несмотря на горечь потери, и дальше может рассчитывать на партию и продолжение брежневской политики.

На первой странице еще сообщали, что советское руководство создаст комиссию для организации похорон Брежнева под председательством Юрия Владимировича Андропова (у кого были уши, тот мог догадаться: это означает, что он будет преемником; в комиссии были два будущих преемника: Горбачев и Черненко, и - может, ради шутки - Терешкова, первая женщина-космонавт), в школах было объявлено о четырех траурных днях, во время похорон был дан 5-минутный салют гудками. И во избежание недоразумений напечатали медицинское заключение:

'Медицинское заключение о болезни и причине смерти определяет, что Брежнев Л. И. страдал атеросклерозом аорты с развитием аневризма ее брюшного отдела, стенозирующим атеросклерозом коронарных артерий, ишемической болезнью сердца с нарушением ритма, рубцовыми изменениями миокарда после перенесенных инфарктов. Между восемью и девятью часами 10 ноября 1982 года произошла внезапная остановка сердца. При патологоанатомическом исследовании диагноз полностью подтвердился'.

На первую страницу поместили еще телеграммы Яноша Кадара, Пала Лошонци и Дьердя Лазара, и короткое сообщение о том, что на другой день после смерти на заседании Центрального Комитета весть была принята с глубоким прискорбием и члены ЦК стоя отдали дань памяти минутой молчания.

'Товарищ Янош Кадар в своем выступлении обратил внимание на заслуги товарища Леонида Ильича Брежнева, выдающегося деятеля международного коммунистического и рабочего движения в борьбе за социализм и общественное развитие'.

На другой странице была информация о том, как приняли весть москвичи:

'Через считанные минуты все знали, что произошло. Машины, в которых было включено радио, остановились на краю дороги, водители окликали прохожих. Незнакомые люди образовывали безмолвные группы. На рабочих местах - заводах, фабриках, школах - грустные слова диктора словно вызвали оцепенение, но потом все дисциплинированно продолжали работу. Хотя кроме траурной новости в полдень больше ничего не говорили, на большинстве предприятий и в учреждениях организовались спонтанные собрания, на которых с болью в душе и грустью вспоминали Леонида Брежнева. В четверг вечером на советском радио звучит траурная музыка, каналы телевидения транслируют симфоническую музыку'.

С вышеприведенным текстом интересно сопоставить впечатление упоминавшегося Попова о первых часах после известия о смерти:

'Брежнев уже давно стал героем шуток, еще до того, как дикторы телевидения и радио объявили о кончине дорогого Леонида Ильича, стал предметом ритуального сжигания кукол задолго до того, как действительно, наконец, из уличных репродукторов зазвучала бесконечная траурная музыка. Оплакивали его разве что славный замминистра внешней торговли, дочь - жена замминистра внутренних дел, жена министра внутренних дел - страна же восприняла это как хорошую трагикомедию. Поэтому тем траурным ноябрьским днем любой мог стать свидетелем непривычного оживления на московских улицах, в квартирах и коммуналках'.

Как встретила в действительности Москва новость о смерти, сегодня уже трудно определить, кто был там, вероятно, знает. К ним относится Андраш Шугар, который с полученным в Ленинграде дипломом хоть и побывал в 102-х странах в качестве внешнеполитического обозревателя, но в вышедшей в этом году книге признается: насколько тяжело было вести борьбу во времена Кадара с родным партийным и государственным руководством. Так как сегодня в связи с его именем всем приходит на память, что это он был тем телекомментатором, который всплакнул на похоронах Брежнева, то в своей книге воспоминаний он не мог обойти тему: под названием 'Плакальщик Брежнева?'. Этому посвящена целая глава. Кто еще не читал, тому коротко главное: Шугар, по собственным воспоминаниям, не плакал, но ржать во время похорон он все же не мог.

________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - civilizaciokapcsolat

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте предельно бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :))) В финале Народного голосования ИноСМИ занимает 12 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

__________________________________

Брежнев умер, но его политика будет жить ("The Guardian", Великобритания)

Защитим генерала Ярузельского! ("Przeglad", Польша)

Обратно в СССР? ("The Washington Post", США)

Десять лучших анекдотов коммунистической эпохи ("The Times", Великобритания)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Идеология под названием "величие России" (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Армия теней (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Ходит, куда хочет, или Игра в украинскую политику (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Стратегический спецназ КГБ (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Партия - детям! (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)