Я подозреваю, что будущие историки, вспоминая вызвавшее глубокое разочарование субботнее сборище "двадцатки" в Вашингтоне, назовут его скорее не Бреттон-Вудской конференцией N2, а повтором лондонской экономической конференции 1933 года. Тогда представители 66 государств потерпели полный провал в своих попытках договориться о согласованном международном ответе на Великую депрессию. Главная вина легла тогда на новоиспеченного президента США Франклина Д. Рузвельта (Franklin D. Roosevelt), который наложил вето на европейские предложения о валютной стабилизации.

На сей раз правом вето воспользовался не новоизбранный демократ, а покидающий свой пост республиканец. Еще до приезда своих коллег и партнеров в Вашингтон президент Буш ясно дал понять, что последние события ни в коей мере не ослабили его веру в свободный рынок и минимальное регулирование. В эти выходные именно Соединенные Штаты Америки выступили против европейских призывов к созданию нового международного регулирующего органа, воспротивились изменению роли и функций Международного валютного фонда и не захотели проявить интерес к идее глобального пакета стимулов.

Упущена реальная возможность.

Как и в 30-е годы, то, что началось недавно как паника американской банковской системы, к настоящему времени переросло в глобальный экономический кризис. Как и в 30-е годы, отсутствие международного взаимодействия может превратить рецессию в глубокую и продолжительную депрессию.

Есть проблема, которой практически не было уделено никакого внимания во время дискуссий в эти выходные. Речь идет о том, что в настоящее время каждое правительство реагирует на кризис своими собственными денежно-кредитными и бюджетными мерами. Некоторые центробанки уже понизили официальные ставки почти до нуля. Некоторые министерства финансов уже запустили в действие систему многомиллиардных выкупов и пакетов стимулирования. Но проблема в международной несогласованности всех этих мер по срокам и объемам. Отсутствие координации почти неизбежно ведет к тому, что скоро мы станем свидетелями неустойчивости и изменчивости на глобальных рынках валюты и ценных бумаг, когда инвесторы начнут реагировать на каждую новую инициативу того или иного государства. Результаты могут быть почти такими же разрушительными, как и протекционистские меры, принимавшиеся национальными правительствами во времена депрессии. Но сегодня, как и тогда, политика по принципу "каждый за себя" окажется смертельной.

В основе данного кризиса лежит огромный дисбаланс между Соединенными Штатами, у которых дефицит текущего счета превышает 1 процент общемирового валового внутреннего продукта, и странами с профицитом, которые данный дефицит финансируют. Это экспортеры нефти, Япония и развивающаяся Азия. В этом ряду критически важное значение приобретают отношения между Китаем и Америкой. Китайская стратегия накопления долларового резерва больше чем что-либо способствовала сохранению американской привычки жить в долг. Китайские сбережения были главной причиной того, что долгосрочные американские ставки были низкими, а долговой кутеж продолжался. Теперь, когда эпохе роста доходов без увеличения капиталовложений пришел конец, ключевое значение приобретает явление, называемое "Химерикой" ("Chimerica"). Это партнерство между крупным вкладчиком Китаем (Chi. . .) и крупной транжирой Америкой (. . .merica).

По сути дела, нам нужно, чтобы Китай поддержал американское снятие денежных ограничений и финансовые стимулы, сделав то же самое и даже больше у себя. Но для этого нужна договоренность о постепенном уменьшении химериканского дисбаланса за счет увеличения экспорта из США и импорта в Китай. Альтернатива такой договоренности - резкое снижение дисбаланса за счет уменьшения американского импорта и китайского экспорта. Но это было бы ужасно.

Также необходима договоренность о предотвращении панического бегства с долларового рынка и рынка ценных бумаг. Именно это произойдет, если китайцы прекратят скупать государственные ценные бумаги США, количество которых сейчас должно существенно возрасти.

Есть и альтернатива такой химериканской сделке. Для этого китайцы должны направить внимание и усилия вовнутрь, посвятив всю свою энергию созданию "рыночного социализма в отдельно взятой стране". Им надо будет увеличить потребление китайских продуктов и отказаться от торговли как от движущей силы развития.

И пару слов на заметку избранному президенту Бараку Обаме. Не дожидайтесь апреля, когда состоится следующий саммит "двадцатки". На следующий же день после инаугурации проведите встречу химериканской "большой двойки". Не дожидайтесь, пока Китай назначит в Пекине свою собственную встречу "большой единицы".

Найал Фергюсон - профессор истории Гарвардского университета, автор недавно вышедшей книги "Восхождение денег: мировая финансовая история" ("The Ascent of Money: A Financial History of the World").

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте предельно бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В финале Народного голосования ИноСМИ занимает 15 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

___________________________________

Спасают Америку, а радуется Китай ("The Washington Post", США)

Н.Фергюсон: Неопределенное будущее мира ("Washington ProFile", США)

Наоми Кляйн: Никаких мягких переходов! Люди голосовали за перемены ("The Guardian", Великобритания)

Новый Бреттон-Вудс? ("The Times", Великобритания)

* * * * * * * * * * *

Мой личный друг - Genosse Ленин (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Корни русского мазохизма (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

В.Новодворская: Русская интеллигенция - наследница евреев (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Партия - детям! (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)