Великий шахматист, в советские времена окруженный почетом, сегодня сочетает лекционные турне на Западе с политической деятельностью: он - один из самых жестких критиков кремлевского режима. С Гарри Каспаровым беседует Шон Уокер

В те времена, когда Гарри Каспаров был одним из ведущих шахматистов мира, ему случалось вести за доской сражения эпического масштаба, но в последнее время он, похоже, выбрал себе соперника, которого вряд ли сможет одолеть: Владимира Путина. Человек, почитаемый в стране как легендарный мастер шахмат, стал персоной нон-грата из-за своих яростных нападок на ее лидера, совершившего, как утверждает Каспаров, 'величайшее ограбление в истории человечества' - разделив между своими приспешниками национальное достояние России.

Каспаров живет в центре Москвы - в тихом приятном районе. До квартиры меня сопровождает охранник, а у дверей встречает мать Каспарова Клара - она оглядывает визитера с некоторым недоверием. Я ожидаю Каспарова в просторной гостиной: обстановку уместнее всего назвать 'позднесоветским шиком'. Хрустальные светильники, резные комоды красного дерева, забитые хрусталем и фарфором - именно так я себе представлял квартиру какой-нибудь шишки из Политбюро в семидесятые.

Повсюду взгляд натыкается на кубки - конические, круглые, в виде шахматных фигур: трофеи, накопившиеся за два десятка лет на шахматном Олимпе. В назначенное время в комнату быстрыми шагами входит Каспаров. Он приветствует меня на безупречном английским - сразу и не поймешь, с каким акцентом он говорит: в нем проскальзывает то американское, то русское, то, как мне показалось, голландское произношение. Впрочем, Каспарова в принципе не спутаешь ни с кем: за этим морщинистым любом кроется, возможно, самый мощный шахматный интеллект в истории.

Прошел почти год с тех пор, как его арестовали на одном из митингов 'Другой России' - коалиции, состоящей из самых разношерстных сил, от троцкистов до либертарианцев, объединенных лишь собственным маргинальным статусом и неприятием путинского режима. Какое-то время Каспаров намеревался баллотироваться в президенты страны, но помешали административные барьеры.

После избрания в марте этого года путинского протеже Дмитрия Медведева, Каспаров, похоже, уже не так активно действует на публичной арене, замечаю я. Каковы его нынешние планы? 'Я бы не называл это выборами: возникает неверное впечатление, - тут же парирует он. - Барака Обаму (Barack Obama) поддержало 65 миллионов избирателей, а Медведева - один'.

Он называет чепухой представление о том, будто у Медведева может быть подлинно либеральная программа; затем плавно переходит к обличительной речи. Поставить у руля якобы реформатора - 'трюк, типичный для недемократических режимов'. (Медведев внес в парламент законопроект о продлении срока президентских полномочий с четырех до шести лет, породив слухи о том, что его наставник намерен вернуться в Кремль уже в ближайшем будущем). Впрочем, в нынешней ситуации финансового кризиса и резкого падения цен на нефть, прогнозирует Каспаров, путинско-медведевскую 'тандемократию' ждут нелегкие времена.

'Я бы удивился, если этот режим продержится больше полутора лет, - полагает он. - Не знаю, в какой форме произойдут перемены. Остается лишь надеяться, что обойдется без насилия: в этой стране его уже было больше, чем достаточно. Но режим подталкивает ее именно к насилию. Уже скоро на улицы выйдут сотни тысяч людей'. По его словам, именно для того, чтобы обеспечить переход власти, когда это случится, существует Национальная Ассамблея - дискуссионный форум, созданный 'Другой Россией'.

Все это несколько напоминает фантазии. Политики из 'Другой России' почти не пользуются поддержкой в обществе. Отчасти это связано с тем, что власти, контролирующие телевидение, не пускают их в эфир, но дело еще и в другом: народ не желает революционных перемен. Для того, чтобы произошли массовые уличные акции, о которых он говорит, необходима радикальная смена общественных настроений, замечаю я. Большинство моих знакомых, в том числе среди людей с высшим образованием, которые, по идее, должны проявлять больше политической активности, без малейшего энтузиазма относятся к акциям протеста - даже если Путин им не нравится.

'У 15% населения, составляющих так называемый 'новый средний класс' - главную 'группу поддержки' Путина - до сих пор дела действительно шли хорошо, - отвечает Каспаров. - Они могли брать кредиты, покупать машины, может быть даже квартиры, выезжать за рубеж. Но теперь у них возникли серьезные проблемы. Они могут остаться без работы, без квартиры - если не смогут выплачивать кредит. Да, они отличаются политической пассивностью, но они пользуются Интернетом, и видят, как все эти миллиарды долларов просто испаряются. Куда попадают эти деньги? В руки путинских приятелей. Эти люди очень быстро усвоят нужные политические уроки'.

Каспаров родился в 1963 г. в Баку - ныне столице независимого Азербайджана - в семье еврея и армянки. Фамилия его отца - Вайнштейн, матери - Каспарян (позднее она дала сыну ее русифицированный вариант: Каспаров). Он с детства проявил необычайные способности, и уже в семь лет начал жизнь шахматного вундеркинда: Гарри занимался в лучших советских шахматных школах. В начале восьмидесятых Каспаров уже бросил вызов Анатолию Карпову в борьбе за звание чемпиона мира.

Во время их первого матча - он проходил в 1984 г. в Москве и по регламенту велся до шести побед - Карпов выигрывал 4:0. Затем Каспарову удалось свести вничью 17 партий подряд, и добиться первой победы. После 48 партий, при счете 5:3 в пользу Карпова, матч был прекращен. Каспаров был в ярости: он считал, что наконец начинает брать верх, и был уверен в победе. Реванш он взял годом позже, завоевав титул чемпиона мира.

Карпова всегда считали 'человеком власти', Каспаров же был 'молодым бунтарем'. Это различие сохранилось и по сей день: Каспаров возглавляет диссидентскую 'Другую Россию', а Карпов заседает в путинской Общественной палате.

Каспаров всегда был политически активным человеком, но решение полностью посвятить себя политике принял только в конце 2004 г. - под влиянием двух событий. Первым стала победа на чемпионате России по шахматам - единственный титул, который ему прежде не удавалось завоевать. 'В шахматах моя последняя мечта осуществилась. Когда в середине девяностых у меня родился сын, я мечтал о том, чтобы он подрос еще до того, как я перестану играть и побеждать'.

Другим событием стал захват заложников в бесланской школе и его трагическая развязка: штурм здания российскими спецподразделениями и гибель сотен детей. Каспаров сомневался в Путине еще с 2000 г., когда он стал президентом, но Беслан стал последней каплей. 'Я должен был сделать выбор: либо остаться на родине и бороться с этим режимом, либо уезжать. Невозможно жить в России и делать вид, будто все это тебя не касается'. Каспаров решил остаться. Не жалеет ли он теперь о своем решении? В конце концов, у него достаточно денег и связей, чтобы жить в роскоши в любой из мировых столиц. 'Всех нас по ночам посещают разные мысли, - отвечает он. - Но как можно покинуть всех этих людей? Пока я могу делать это, не подвергая прямой физической угрозе себя самого и свою семью, я буду этим заниматься. Меня все еще защищает имя - не слишком надежная, но все же защита. У многих участников нашего движения и ее нет'.

Впрочем, известность не уберегает его от запугивания. В прошлом году мы договорились об интервью накануне выборов в Думу, и я уже купил билет до Санкт-Петербурга, где он тогда организовывал митинг оппозиции. Каспаров обещал побеседовать со мной на борту самолета, но накануне вечером его задержали на митинге в Москве и приговорили к пяти суткам ареста. Теперь он шутит: 'Вот из-за вашего интервью меня и арестовали'.

Люди, во весь голос критикующие Кремль, часто плохо кончают. Достаточно вспомнить о журналистке Анне Политковской, застреленной в Москве, или Александре Литвиненко, отравленном полонием в Лондоне два года назад. По словам Каспарова, за ним постоянно идет слежка, его телефоны прослушиваются. Вечером того дня, когда в США проходили выборы, старенькая машина - еще советской постройки, без номеров - врезалась в его автомобиль, когда он давал интервью для радио. Он повсюду появляется в окружении телохранителей - один из них присутствует в комнате во время нашей беседы. От полония таким образом не защитишься, но нападений юнцов-фанатиков из пропутинских молодежных группировок вроде 'Наших' можно не опасаться.

Как-то 'поклонник' попросил его расписаться на шахматной доске и этой же доской ударил по голове. Его пресс-конференции и выступления пытались сорвать, распыляя слезоточивый газ из баллончиков, или запуская игрушечный вертолет в виде фаллоса - его 'сбил' бдительный охранник.

Кроме того, когда Каспаров ушел в политику, стало ясно, кто его настоящий друг, а кто нет. 'Многие просто исчезли, будто их и не было, - рассказывает он с улыбкой, позволяющей предположить, что его не слишком расстраивает такой оборот событий. - В прошлом году, когда меня выпустили из тюрьмы, я спросил маму, кто позвонил мне за те пять дней, что меня не было. Меня удивило, как много людей даже не позвонили'.

Впрочем, тех, кто его поддерживал, тоже было немало - и здесь тоже не обошлось без сюрпризов. Карпов, с которым Каспаров не встречался уже много лет, попытался навестить бывшего соперника в тюрьме. 'Когда надзиратель сказал, что Карпов просил передать мне стопку шахматных журналов, я подумал, что он шутит, - рассказывает Каспаров. - У нас были плохие отношения, я не одобрял и не одобряю его политических взглядов, но с его стороны это был настоящий поступок - поставить чемпионское братство на первое место'.

Путин не столь великодушен. Одним из редких случаев, когда он вообще упоминал имя Каспарова, стал ответ на вопрос интервьюера из журнала Time, выбравшего его 'человеком года' в декабре 2007 г., относительно ареста бывшей шахматной звезды. 'Как Вы думаете, почему господин Каспаров при задержании говорил на английском языке, а не на русском? Вам в голову это не приходило? - заметил Путин, у которого вопрос, похоже, вызывал раздражение. - Я думаю - прежде всего, потому, что весь его запал был обращен не к собственному народу, а к западной аудитории. Человека, который работает на аудиторию другой страны, в своей собственной стране никогда не назовут политическим деятелем'.

Возможно, в чем-то Путин прав. Перед выборами временами возникало ощущение, что Каспаров страдает 'синдромом Саакашвили' - подобно грузинскому президенту, он рьяно обхаживал зарубежную прессу, забывая о российской аудитории. Но у Каспарова для этого есть серьезное оправдание. Он находится в 'черном списке' тех, кого не рекомендуется пускать в эфир государственного телевидения, а потому большинство россиян его просто не видит. Если же имя Каспарова и упоминается, то чаще всего в дискредитирующем контексте: говорят о его американском паспорте, например, намекая тем самым, что он работает на недругов России.

'Я знаю два языка, и если беседую с англоязычными журналистами, то и говорю по-английски, - замечает Каспаров, когда я пересказываю ему критическое замечание Путина. - Проблема в том, что когда меня задерживали, ни одной российской телекамеры на месте не присутствовало. Я был бы очень рад возможности изложить свои взгляды на российском телевидении. Кстати, и с русским языком у меня получше, чем у Путина. Если он хочет это проверить, готов провести с ним теледебаты, и выяснить, кто из нас двоих лучше говорит и пишет по-русски'.

Сегодня он зарабатывает деньги, выступая с лекциями за рубежом, - о том, что шахматную стратегию можно с успехом применять для решения личных и деловых проблем. В декабре он сделает доклад на конференции 'Лидеры в Лондоне' - вместе с ним в ней будут участвовать такие известные люди, как бывший кандидат в президенты Руди Джулиани (Rudy Giuliani) и 'бизнес-гуру' Джек Уэлч (Jack Welch).

Неужели шахматы - наверно, самое умозрительное, индивидуалистическое занятие из всех существующих - действительно способны помочь в решении практических проблем? Да, уверяет Каспаров: 'Я говорю о стратегии, тактике, реализации собственного потенциала, о 'расшифровке' сложностей реальной жизни - так что в основном речь идет об общей картине. По-моему, мой жизненный опыт позволяет собрать все это воедино'.

Возвращение в профессиональные шахматы Каспаров исключает: 'нельзя дважды войти в одну и ту же реку'. Сегодня шахматы для него сводятся к блиц-партиям в интернете. Он участвует в них анонимно, интересуюсь я? 'Может быть, они догадываются, кто я такой', - произносит он с легкой улыбкой.

Представляется маловероятным, чтобы его политические достижения сравнялись с шахматными, но это, по словам Каспаров, в конце концов и неважно. 'Мне все равно, выйду я победителем из этой битвы, или нет. Для меня это моральный долг. Вы вступаете в игру, ваши шансы невелики, но вы убеждены, что обязаны это сделать'.

Биографическая 'партия' гроссмейстера-диссидента:

1963 г. - Гарри Вайнштейн родился в Баку. В 12 лет он взял девичью фамилию матери - Каспарян - в русифицированном варианте 'Каспаров'.

1976 г. - Каспаров побеждает на юношеском чемпионате СССР в Тбилиси.

1978 г. - получает звание мастера спорта по шахматам после победы на Мемориале Сокольского в Минске. Становится самым молодым участником чемпионата СССР по шахматам.

1980 г. - Становится чемпионом мира по шахматам среди юношей; представляет СССР на Шахматной Олимпиаде на Мальте.

1984 г. - Завоевывает право побороться с чемпионом мира Анатолием Карповым. Проигрывая со счетом 5:0, Каспаров сумел продержаться 48 партий. Матч прерван без присуждения победы кому-либо из участников. Каспаров вступает в КПСС.

1985 г. - становится самым молодым в истории чемпионом мира, победив Карпова в повторном матче в Москве 13:11. Карпов еще несколько раз попытается отнять у него шахматную корону. Пятый и последний матч-реванш состоялся в Нью-Йорке и Лионе в 1990 г.

1986 г. - Каспаров создает Ассоциацию гроссмейстеров для борьбы за права игроков в международной шахматной организации ФИДЕ.

1987 г. - Избран в ЦК ВЛКСМ.

1990 г. - Выходит из КПСС и участвует в создании Демократической партии России.

1993 г. - Проводит (и выигрывает) матч против Найджела Шорта (Nigel Short) за титул чемпиона мира по формуле Международной шахматной ассоциации, вне рамок ФИДЕ. В результате в мире появляются сразу два шахматных чемпиона: Каспаров по формуле ПША и Карпов по формуле ФИДЕ.

1996 г. - Участвует в предвыборной кампании Бориса Ельцина.

1997 г. - Проигрывает матч с компьютером Deep Blue. Это стало первым случаем, когда компьютер победил чемпиона мира по шахматам.

2000 г. - Теряет титул чемпиона мира в матче с бывшим учеником Владимиром Крамником.

2003 г. - Выходит первый том его пятитомного труда 'Мои великие предшественники' ('My Great Predecessors').

2005 г. - Уходит из профессиональных шахмат. Создает Объединенный гражданский фронт для защиты свободных выборов и демократии в России.

2007 г. - Арестован за организацию 'Марша несогласных'. Заявил о намерении баллотироваться в президенты России. Вышел из гонки, утверждая, что возглавляемая им коалиция 'Другая Россия' подвергается гонениям со стороны властей.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте предельно бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В финале Народного голосования ИноСМИ занимает 14 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

____________________________

Г.Каспаров: У меня ведь нет нефтяной скважины ("Maxim", Россия)

Г.Каспаров: Ложь о линчующих толпах ("The Australian", Австралия)

Г.Каспаров: Режиму Путина не продержаться больше двух лет ("Hospodarske Noviny", Словакия)

Г.Каспаров: Путин разрушает экономику России ("The Wall Street Journal", США)

Г.Каспаров: Как Запад подпитывал в Путине чувство безнаказанности ("The Wall Street Journal", США)

Г.Каспаров: Обама должен противостоять российскому режиму ("The Wall Street Journal", США)

Ситуация в сегодняшней России - не шахматная игра ("The Financial Times", Великобритания)

Г.Каспаров: Лесть Запада игнорирует мрачную реальность России ("The Financial Times", Великобритания)

Г.Каспаров: Путинская имперская Россия ("Los Angeles Times", США)

Вред, который Каспаров наносит идеям свободы, просто не поддается измерению ("The Wall Street Journal", США)