Президент Проекта переходных демократий Брюс Джексон во время президентской кампании в США был в штабе сенатора-республиканца Джона Маккейна советником по внешнеполитическим вопросам. Американский политолог часто бывает в нашей стране и хорошо разбирается как в вашингтонской, так и в киевской политической кухнях. Он считает, что на Украине много опытных менеджеров, и она чем-то напоминает Алжир. В этой стране много классных футболистов, но алжирская сборная никогда не выигрывает чемпионаты мира, потому что национальные игроки не хотят давать пас своим партнерам. То же самое происходит в украинской политике, в которой классные игроки-менеджеры играют на себя и никогда не дают пас. К чему это может привести и почему мир перестал реагировать на политические кризисы на Украине? Как Западу вести цивилизованный диалог с Россией? Как дальше могут развиваться отношения между Украиной и НАТО, учитывая нежелание Германии поддержать предоставление Киеву ПДЧ? Чем чикагские парни, которые придут в администрацию Обамы, напоминают донецких? И почему ни Хиллари Клинтон, ни Ричард Холбрук не могут стать госсекретарем? Об этом 'Дню' - в эксклюзивном интервью Брюса Джексона.

'Мир больше не реагирует на политическую нестабильность на Украине...'

- Господин Джексон, обычно вы приезжаете на Украину в период кризиса. Что вы думаете о нынешнем политическом кризисе в нашей стране? Хуже ли он по сравнению с предыдущими?

- Украина всегда находится в кризисе. Честно говоря, это постоянный феномен. Время идет, и это становится обычным и скучным. Я имею в виду то, что мир больше не реагирует на политическую нестабильность на Украине. Это уже стало своего рода рутиной. Этот кризис в любом случае не является окончательным. Арсений Яценюк стал жертвой борьбы. Честно говоря, он является той персоной, которую не стоило увольнять. Это ничему не поможет и ничего не изменит. И, собственно говоря, это не очень серьезно. Хорошая новость, что во время этого финансового кризиса никто этого не замечает. Поэтому события в такой стране полностью игнорируются. Я убежден, если взглянуть на брифинги в Белом доме или в Государственном департаменте, о политике на Украине даже не вспоминают. Всех беспокоят азиатские рынки, безработица. Поэтому, я думаю, что в нынешнем климате у мира нет времени, чтобы обращать внимание на политическое поведение. Президент Михаил Саакашвили повел себя плохо, российские политики говорят плохие вещи. Все это игнорируется.

- А не угрожает ли нынешний кризис демократии на Украине? Действительно ли прав генсек НАТО, заявивший позже в Таллине, что нет ничего странного в происходящем на Украине?

- Я не хотел бы спорить с генсеком и заявлять, что его вывод не является правильным. Конечно, это можно назвать политическим плюрализмом. Но обычно представительская демократия функционирует потому, что правящий класс является подотчетным для избирателей и ответственным перед ними за свою работу и последствия своей политики. Никто в Верховной раде не подотчетен перед украинскими избирателями. Если бы они были подотчетными, тогда в Раде не было бы драк. Это не те действия, которых ждут люди от парламентариев. Это характеристика незрелой и безответственной политической номенклатуры. Честно говоря, украинцы должны рассердиться и уволить всех их. Я думаю, что украинский политический класс в такое время должен думать не об амбициях, а об Украине.

'...Мы хотели бы увидеть новых политиков'

- Тогда, возможно, Президент прав, пытаясь организовать очередные досрочные выборы?

- С американской точки зрения, на Украине уже было много выборов, и каждый раз к власти приходили те же люди, каждый раз был такой же результат. Если еще раз их проводить, наверное, получим такой же результат и новый период нестабильности.

Мы знаем, что Украина может провести свободные и честные выборы. Мы это видели почти каждый год. Вопрос в другом: может ли политическая элита, находясь при власти, управлять и давать результаты, осуществлять необходимые изменения и реформы. А этого мы не видим. Возможно, сейчас все смотрят с ожиданием на президентские выборы, которые должны состояться в 2010 году. В любом случае, мы хотели бы увидеть новых политиков. Во многих партиях есть немало таких людей, более талантливых, чем первое поколение политиков. На мой взгляд, украинские политики в основном постсоветские и пока что не проевропейские. А это придет со сменой поколения.

- Как вы считаете, как лучше решить нынешний политический кризис: переформировать коалицию или все-таки провести досрочные выборы?

- Я был большим сторонником того, чтобы Америка перестала говорить другим народам, как руководить демократией, какая правильная коалиция, как правильно делать то или иное. Мы не даем таких советов Франции, поэтому я не понимаю, почему мы должны их давать Украине. Кстати, никто нас и не спрашивает. Я также заметил, что иногда советы не совсем хорошие. (Смеется.) Я думаю, что лучший способ помочь Украине - это дать возможность украинским избирателям сделать выбор и жить согласно своему выбору. А не слушать советы американцев или россиян, что нужно делать. Я думаю, что на Украине должна быть сформирована коалиция, и если она развалится, нужно формировать новую коалицию и правительство или проводить новые выборы. И именно политическому классу необходимо это решать. Ющенко решил: новые выборы. Хорошо. Если нет - так нет. Но он должен придерживаться чего-то одного. Я лично вижу, что нынешняя избирательная ситуация нестабильна. Потому необходимо, чтобы была сформирована большая коалиция.

- Господин Джексон, вы, видимо, встречались здесь, в Киеве, с представителями Партии регионов и БЮТ. Получили ли вы объяснение, почему они не хотят создать широкую коалицию?

- Они не могут терпеть друг друга. И вряд ли этому помогут новые выборы. Взгляните на соперничество сенатора Маккейна и сенатора Обамы во время президентских выборов - это была борьба идей. У них были разные идеи в отношении Ирака, экономики, налогов. И американский народ сделал выбор в пользу идей. На Украине никогда не говорят об идеях, только о личностях. Здесь выборы больше напоминают конкурс красоты. И проходит борьба личностей, а не идей.

'Если вы ведете себя, как ребенок, то и с вами ведут себя, как с ребенком'

- Вы сказали, что в свете нынешнего кризиса Украина находится фактически на краю международной политики. А какой будет видеть роль или место Украины будущая администрация США? Будет ли она больше развивать сотрудничество с Украиной, как предлагают некоторые эксперты?

- Я не говорил, что Украина находится на краю международной политики. Я сказал, что поведение Украины маргинализовало ее. Если бы Украина действовала нормально, то с ней обходились бы как с нормальным европейским государством. Учитывая ее размеры, позицию, географическое расположение, ресурсы, она была бы одним из ведущих европейских государств с соответствующей ролью. А если вы ведете себя, как ребенок, то и с вами ведут себя, как с ребенком.

Что касается будущей администрации, то нас беспокоят внешние преграды для интеграции Украины в мировую систему. Одна из основных проблем была устранена в последние месяцы. Это удивительно, но за последние шесть недель Европейский союз предложил подписать с Украиной новое Соглашение об ассоциации. Спустя некоторое время на уровне Совета Европейского союза будет принята стратегия Восточного партнерства, исключительная для Украины, которая признается первой среди равных из демократических стран в Восточной Европе. Сейчас также между Киевом и Брюсселем готовится соглашение о зоне свободной торговли. ЕС помог Украине за шесть недель получить ссуду в МВФ на сумму 16 млрд долларов. Это наибольшее количество мер, предпринятых Евросоюзом по отношению к одной стране за 15 лет. Это поразительное открытие дверей со стороны Европы для Украины. НАТО поступает подобным образом и пересматривает свои институции, чтобы без лишней политизации сделать их более доступными для Украины. Если Украина ассоциируется с ЕС, то почему бы ей не быть ассоциируемой с НАТО. С другой стороны, в США нет возражений, чтобы Украина развивала отношения и с ЕС, и с Россией. Если НАТО станет большой проблемой. Не беспокойтесь, мы изменим его. Если Европа откроет двери - ответ будет 'да'.

Если говорить о внешних факторах, то Украине не на что жаловаться. Внимание сейчас сосредотачивается на том, когда мы увидим эквивалентную политическую зрелость, чтобы Украина воспользовалась всеми предоставленными возможностями.

'...Нам нужна новая версия ПДЧ'

- Понятно, что в ближайшее время на встрече министров иностранных дел НАТО Украине не 'светит' получение ПДЧ, в частности, и из-за распада коалиции, которая подала в начале года соответствующую просьбу. Что в данном случае следует делать обеим сторонам: Киеву и Брюсселю?

- Что касается ПДЧ, то вопрос не в том - хочет ли этого Украина и Грузия? А в том, что Европа думает по этому вопросу? Т.е. это проблема Европы, а не Киева. Мы давно сказали, что Украина уже достаточно квалифицирована и готова к тому, чтобы получить ПДЧ. Возможная опасность заключается в том, что она слишком квалифицирована. Украина сотрудничает с НАТО на ежедневной основе. Возможность получения Украиной и Грузией ПДЧ расстроила россиян и немцев. И до недавнего времени мы не воспринимали эту критику серьезно. Я думаю, что немцы выбрали удобную позицию. Саакашвили сказал, что ПДЧ фактически является статьей 5 и предоставляет гарантии безопасности. А это не так. Для того, чтобы это обязательство выполнялось, нужна ратификация сенатом. Во-вторых, немцы верят, я считаю искренне, что ПДЧ является гарантией быстрого получения членства в НАТО. Это не так. Россия считает, искренне или нет, что ПДЧ это своего рода передовая линия сдерживания или окружения России. А это совсем не так. Если 160 млн людей, а это четверть евроатлантического населения, не понимает, о чем говорит Вашингтон, то в американской столице следует говорить более четко и ясно. Мы должны исправить значение наших слов, сделать их транспарентными для стран, которые боятся соседей, желающих получить выгоду от членства в НАТО.

Сегодня существуют серьезные аргументы относительно того, что предоставление ПДЧ Украине и Грузии не сделает эти страны более стабильными, а наоборот, более нестабильными, что приведет к ухудшению отношений с Россией. В Крыму могут возникнуть протесты. А предоставление ПДЧ задумано не для того. По моему мнению, не обязательно говорить о ПДЧ. Например, это можно назвать ассоциируемым членством. Это будет такая же программа. Мы уже называли отношения партнерством, специальным партнерством. Что касается НАТО, то Ющенко это нравится, Тимошенко - нет. Януковичу, кажется, безразлично.

- Но Тимошенко за НАТО, она лишь заявляет, что членство может быть только после референдума.

- Если брать ПДЧ, План действий и любые отношения либо с ЕС, либо с НАТО, то речь идет о том, чтобы идти в школу. Если дети не хотят идти в школу, то зачем это делать. Мы хотели бы увидеть больше энтузиазма, желания. Ведь необходимо проделать большую работу, если речь идет о совершенствовании и реформировании страны. Это может забрать 10 лет. И потому требует политических обязательств.

Возвращаясь к ПДЧ, хочу отметить, что, по моему мнению, этот формат отношений слишком старый, поскольку был задуман в 1999 году. Нам нужна новая версия ПДЧ. Был интенсифицирован диалог, потом постинтенсифицирован. НАТО должно быть готово дать заинтересованным странам то, что они хотят. Будет ли это диалог, интенсифицированный диалог, тот или иной План действий. За последние годы мы имели 15 планов действий. Но генсеку не следует постоянно спрашивать глав государств, давать ли ПЗМ, диалог или План действий. Это напрасная трата времени. Генсеку необходимо работать с Украиной столько, сколько нужно. И тогда, когда украинский народ будет готов, выносить этот вопрос на рассмотрение Североатлантического совета.

'...Делать только ставку на ЕС - это неправильный выбор'

- В Германии и Франции мне пришлось слышать советы некоторых экспертов относительно того, что Украина должна больше работать с Европой, и меньше - с США. Как вы оцениваете такие предложения?

- Невозможно найти кого-нибудь в Европе, кто бы не считал, что ЕС и США дополняют друг друга. Их нельзя отделить. Это одна евроатлантическая система, одна евроатлантическая цивилизация. ЕС действует эффективно вместе с США. В то время как США не могут обойтись без ЕС. Поэтому дискуссии только идут о комплиментарности, взаимозависимости. И об этом напомнил мировой кризис. Если Америка или Европа терпят неудачи, то не сможет выйти из кризиса ни Америка, ни Европа. Мы все это понимаем. Поэтому не является оправданной идея евроатлантического государства, например, Украины, делать ставку только на Брюссель или только на Вашингтон. Это не имеет отношения к реальности, и такая тактика не будет срабатывать. Вам следует иметь в качестве партнера и США, и Европу. Например, если вспомнить ситуацию на Балканах, что ни одна сторона - ни США, ни Европа, не могла справиться самостоятельно. Я думаю, что делать ставку только на ЕС - это неправильный выбор.

'Если Россия войдет в состав европейских институций, последствия будут ужасными...'

- Некоторые эксперты считают, что Россия, предложив создать новую систему коллективной безопасности от Ванкувера до Владивостока, на самом деле пытается тем самым разорвать трансатлантические связи. Что вы думаете по поводу российских предложений?

- Если смотреть на эволюцию России от 7 до 30 августа, то политика Вашингтона и Брюсселя заключалась в том, чтобы наказать Москву за непропорциональное использование силы против Грузии. Но в начале сентября, с началом финансового кризиса, политика относительно России развернулась на 180 градусов. Я надеюсь и молюсь, чтобы Россия и ее экономика не подверглась коллапсу. А это вызвало бы большие проблемы, в частности, и для Украины. Сейчас все стремятся иметь с Россией дело и хотят, чтобы она была в безопасности. Европа и США хотят приблизиться к России и привлечь ее к торговле. Россия была разрушительной силой в евроатлантических отношениях в течение последних нескольких лет. По моему мнению, этот период подошел к концу. Можно в качестве метафоры привести пример европейского грузового судна, на котором ненавидят повара-украинца, первого помощника капитана-россиянина. А те оба ненавидят друг друга. Но когда корабль терпит аварию от торпедного нападения, то все на корабле становятся лучшими друзьями. Для того, чтобы возродить экономику, политику нужно участие каждого: ЕС с населением 500 млн человек, России с населением 160 млн и Украины с населением 46 млн человек. И нынешний кризис побуждает к тому, что ради выживания система должна становиться еще более интегрированной.

- Не лучше ли было также пригласить Россию в НАТО, и тогда без проблем будут решены такие вопросы как вступление Украины и Грузии в Альянс?

- С самого начала никто не исключал, что Россия может стать членом НАТО. Но всегда говорилось, что стандарты не могут измениться. Вы должны разделять ценности Запада и быть готовым их защищать. Россия никогда не говорила, что она разделяет западные ценности. Она имеет совсем другую концепцию демократии, отличную точку зрения относительно свободы прессы. В России думают, что неправительственные организации и гражданское общество являются опасными и должны контролироваться. Вопрос относительно членства России в НАТО неплох в теории. Плохо то, что на практике Москва не хочет вступать в Альянс. Я не думаю, что россияне знают, чего хотят. И если Россия войдет в состав европейских институций, последствия будут ужасными.

- Но ведь россияне предложили создать новую систему коллективной безопасности и хотят стать активным партнером. И кроме этого, российскому руководству легко изменить общественное мнение...

- Если новые предложения являются серьезными, мы их будем обсуждать. Медведев заявлял, что он серьезен в своих предложениях. Тем временем в Госдепартаменте говорят, что новые предложения придуманы Глебом Павловским. Но давайте посмотрим на действия России в прошлом. Москва попросила создать Совет-НАТО, мы согласились, она же потом отказались использовать этот орган. Кроме того, Россия приостановила участие в Договоре об обычных вооружениях в Европе. Также существует недовольство России относительно деятельности ОБСЕ. Россияне также ветировали любые резолюции относительно решения замороженных конфликтов. Вы хотите такую страну приглашать в международную организацию? Она только хочет иметь право вето по любым вопросам. Мы с самого начала говорили, что никто не может иметь право вето относительно суверенного права других государств.

О диалоге и неспособности донести информацию

- Каким образом может быть налажен цивилизованный диалог между Западом и Россией, чтобы было понятно всем россиянам, чего хочет Запад, что следует понимать под действиями или акциями Запада?

- Есть хороший фильм о тюрьме на юге Америки. Там один из узников сказал: 'Мы здесь из-за неспособности донести информацию'. Как воспринимать заявление российского президента Дмитрия Медведева, который в своем послании Думе заявил о намерении установить ракеты в Калининградский области. Это произошло через две часа после избрания президентом США сенатора Барака Обамы. К счастью, такое заявление было проигнорировано. О чем в нем шла речь: обратите на нас внимание. По-моему, на протяжении 17 лет после распада Советского Союза мы проводили неправильную политику по отношению ко всему славянскому миру. Это изоляция Сербии с населением 7 млн человек, игнорирование Кучмы на Украине. Мы никогда не извинялись за обвинение Кучмы в продаже радаров 'Кольчуга' Ираку. Мы были неправы. Но мы не извинились. Мы потеряли много лет. Мы не смогли приблизить Россию к Европе.

Сейчас в США думают над тем, как найти новые идеи по поддержке демократии, например на Украине, использовать ли немецкую идею экономической и торговой взаимозависимости или французского несколько более тесного и умного привлечения России. Я думаю, что наилучшим способом для начала является экономическая область. Битвы в ООН относительно Косово, споры относительно международного права являются теологическими. С ними нельзя далеко зайти. Они не принесут результата. Поэтому следует возвращаться к основам. До английской демократии существовала широкая экономическая зона. Значит, следует начинать с энергетической взаимозависимости и рынка капиталов, интеграции на Донбассе товаров и крупного западного капитала. И они должны двигаться транспарентным способом.

- Чего следует ожидать от нового президента США?

- Обама, в первую очередь, приедет в Европу, чтобы услышать идеи от европейских союзников. Но хочу отметить, что американский народ избрал сенатора Обаму как следующего президента не для того, чтобы извиниться перед Европой. Нам, американцам, нужен новый лидер для себя. Обама будет пытаться поощрить не только высший политический класс, но и парламентариев, гражданское общество и редакторов газет в течение следующих 4-6 месяцев посетить Соединенные Штаты. Это будет время для влияния, определения направлений, привлечения. И все являются открытыми к новым идеям. Мы надеемся, что к апрелю или июню мы увидим начало нового и более конструктивного диалога с Россией.

- И этот диалог будет налаживать Хиллари Клинтон, которую называют одним из вероятных кандидатов на должность госсекретаря?

- Я был советником Маккейна по внешнеполитических вопросам и не думаю, что могу давать советы будущему президенту относительно того, кого брать в свой кабинет. Однако, могу отметить следующее. Мы уже имеем двух сенаторов в исполнительной ветви власти: это президент и вице-президент. Это больше чем когда-либо было в нашей истории. И если рассматривать кандидатуры Джона Кэрри, Хиллари Клинтон, Эла Гора, то все они не имеют управленческого опыта. У них персонал достигает шести-семи человек. Они ничего не знают о том, как управлять крупными министерствами или департаментами. Более того, такой выбор может дестабилизировать Конгресс. У демократов сейчас 56 мест в сенате. Зачем им уменьшать свое представительство на четыре сенатора. Поэтому я не думаю, что названные выше сенаторы получат работу в исполнительной ветви власти. К тому же, следует напомнить, что сенатор Обама идет в Вашингтон, чтобы реализовать изменения. И было бы иронично, если бы 47-летний афроамериканец стал на должности президента решать трудоустройство клуба пожилых белокожих американцев. А для этого как раз и существует сенат. Этим людям за 60 лет и им пора идти на пенсию. А цель президента - создавать больше рабочих мест. Он избран, чтобы принести изменения для американского народа и привести с собой новый класс руководителей. Он должен избрать людей, с которыми ему будет комфортно.

Сенатор Обама является очень дисциплинированным и элегантным политиком. В то же время существует традиционный протокол сенаторской любезности. Ясно, что в знак уважения он должен вспомнить своих бывших коллег, как потенциальных кандидатур на должности в его администрации. Однако, упоминание сенатора Лугара, Кэрри, Гора, Хиллари Клинтон - а все они выдающиеся сенаторы - не обозначает, что он их возьмет на работу.

'Обама ищет (на должность госсекретаря) 'Яценюка' или 'Еханурова', но не 'Юлю'

- А не может ли стать госсекретарем Ричард Холбрук? Его кандидатура также называлась.

- Конечно, так и было. И эту кандидатуру, преимущественно, называл сам Холбрук. Я знаю его и соглашаюсь с ним почти по всем вопросам. Однако, есть только одна рок-звезда в администрации Обамы - это сам Барак Обама. Проблема с Диком (Холбруком) в том, что если ему дать любую работу, то он считает себя президентом. Но у нас есть два человека в администрации: Обама и вице-президент Джо Байден, который является председателем сенатского комитета по иностранным делам. Им не нужна еще одна рок-звезда в государственном департаменте, а нужен человек, который будет выполнять инструкции президента. Я бы посоветовал Обаме выбрать на эту должность человека, который отвечает его стилю, является тихим и спокойным. Иными словами, Обама ищет 'Яценюка' или 'Еханурова', но не 'Юлю'. Если вы являетесь молодым и наивным президентом, тогда вам нужен Сайрус Венс. С другой стороны, Обаме не нужен наставник. Я думаю, свидетельством этого является его первый выбор на должность руководителя администрации Эмануеля, который является дисциплинированным, спокойным и в то же время достаточно жестким.

Мне кажется, что для нормализации отношений с Европой, а это является одним из главных приоритетов президента, нужен другой человек, чем Холбрук. Он сразу начнет ссору в Европе.

- Его еще называют бульдозером...

- Это так. Если нужно было бы послать человека вести переговоры с Милошевичем, то для этого замечательно подходит Холбрук. Но если необходимо подбирать человека, который будет вести переговоры с канцлером Ангелой Меркель, президентом Саркози или господином Путиным, то, по-моему, стиль Обамы не состоит в том, чтобы поразить американских избирателей. Он хладнокровный, спокойный, дисциплинированный и вдумчивый. Я думаю, что он будет подбирать людей, которые будут иметь подобные характеристики. Именно поэтому он заинтересован в министре обороны Роберте Гейтсе, который является профессионалом, спокойным, не делает много волн.

Я думаю, что Обама ищет людей с экономическим бэкграундом. И я думаю, что впервые, за много лет является более важным назначение министра финансов, чем государственного секретаря. Не думаю, что Обама и Байден сомневаются, что им делать во внешней политике. Им нужна помощь относительно экономического возрождения, являющегося более важным. Эмануель на вопрос, кто будет госсекретарем, сказал, что мы не будем спешить. У администрации есть от шести до восьми недель, чтобы принять решение относительно состава кабинета. Я думаю, что о составе кабинета будет известно только в начале следующего года.

100 % названных фамилий в качестве претендентов на должности в новом кабинете живут на расстоянии 2 миль от Белого дома. Они известны масс-медиа. Но каждый раз, когда формировалась новая администрация, в ее составе появлялось 70 % людей, которые до того не были известны публике. Чикагские политики имеют самую усовершенствованную политическую культуру. И я думаю, что половину мест в администрации займут люди с Запада и они будут неизвестны международным масс-медиа. Несомненно, что в администрацию попадет от пяти до семи людей из Института Брукингза. Но подавляющее большинство придет из Чикаго, а не из Вашингтона.

- А чем отличаются чикагские парни?

- Чикаго чем-то похож на Донецк. Чикагские парни являются жесткими и серьезно относятся к бизнесу. Они знают профсоюзы и сотрудничают с ними. Тоже хорошо работают с округами и являются очень хорошими политиками. Они очень дисциплинированы, молчаливы, ведут себя спокойно и уверенно. Они не романтики относительно мира.

- Что дальше собирается делать Маккейн?

- По-моему, американский народ благодарен, что у него был выбор между двумя очень хорошими людьми. Маккейн, несмотря на поражение, останется в пантеоне героев Америки. По-моему, после двухмесячного отдыха он вернется в сенат и станет таким выдающимся сенатским лидером, каким во времена Второй мировой войны был сенатор Вандерберг, в частности, в вопросах внешней политики и политики безопасности. Я думаю, что в этом Маккейна поддержит Обама.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте предельно бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :))) В финале Народного голосования ИноСМИ занимает 15 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

__________________________________

'Россия предпочитает, чтобы ее боялись, а не любили' ("Liberation", Франция)

Путинская Россия - возвращение империи? ("Al Hayat", Арабская пресса)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Советский ракетно-космический миф (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Тоталитарист Нахимов (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Чистка путинских кадров (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вечная молодость партийных отпрысков (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Религия зла (Общественная палата читателей ИноСМИ)