Возникает кошмарная перспектива: Обама и Браун, не поддерживавшие вторжение в Ирак в 2003 г., могут по ошибке ввязаться в еще более опасную войну: в Афганистане.

Похоже, это начало конца. Ооновский мандат, составляющий правовую основу западной оккупации Ирака, истекает в декабре. Его должен заменить двусторонний американо-иракский договор - в ближайшее время он будет ратифицирован иракским парламентом. Это соглашение устанавливает трехлетний лимит на присутствие иностранных войск на иракской территории. Если кто не знает, это называется суверенитетом.

Поскольку радикалы-махдисты требуют немедленного вывода коалиционных сил, уверенности в том, что договор будет соблюдаться, нет. Соответственно, любые наземные операции союзники планируют прекратить в будущем году - когда британские войска в любом случае покинут Ирак. Барак Обама (Barack Obama) почти наверняка не станет пересматривать этот график.

В Британии - а теперь и в США - к власти пришли политики, никогда не одобрявшие эту войну: все, что они хотят - это выбраться из Ирака, хотя бы отчасти сохранив лицо. Такую возможность им дают непомерно преувеличиваемые результаты недавней операции по усилению коалиционного контингента. Милитаристская лихорадка уступила место усталости от иракской войны. Никто не знает, что случится с Ираком после вывода войск - впрочем, сегодня это мало кого волнует.

Скорее всего, на руинах страны возникнет чересполосица враждующих провинций и 'султанатов', - такой исход после падения хусейновского режима был в любом случае неизбежен - постоянно спорящих из-за дележа доходов от гигантских нефтяных ресурсов Ирака.

Ирак по сути распадется на курдский Север, суннитский Запад, и территории, контролируемые проирански настроенными шиитами; структура конфедерации будет определяться соотношением сил между различными вооруженными формированиями. Одно можно сказать с уверенностью: Ирак не будет ни демократическим, ни прозападным, ни произраильским - или каким еще его изображала буйная фантазия американских и британских неоконов в том приступе безумия, что спровоцировал всю эту идеологизированную авантюру. Только когда западные войска покинут страну, можно будет говорить о возможности ее восстановления руками самих иракцев. Впрочем, раны, оставленные периодом 2005-07 гг., когда Ирак был самым страшным местом на планете, не заживут еще долго.

Ни одну интервенцию Запада в недавней истории нельзя сравнить с вторжением в Ирак по ошибочности замысла и провальному исполнению. В понедельник бывший верховный судья лорд Бингхэм назвал решение британского правительства принять участие в этой операции 'серьезным нарушением международного права' - настолько, что это кажется 'просто невероятным'. Он резко раскритиковал неспособность Лондона обуздать нарушения прав человека в ходе оккупации - как собственными войсками, так и американцами.

К этому можно добавить, что 2 миллиона людей были вынуждены покинуть страну, что западные державы бросают на произвол судьбы своих союзников-иракцев, что они не смогли обеспечить работу инфраструктуры даже на том уровне, что был при Саддаме. Не забудем и о продолжающейся 'чистке' христиан, об оскверненных святынях.

После пяти лет оккупации и выброшенных на ветер 7 миллиардов фунтов из кармана налогоплательщиков усилиями лучших умов Лондона и их вашингтонских коллег страна - потенциально одна из богатейших в мире - погрязла в нищете. Ни в экономическом, ни в социальном плане Ирак невозможно сравнить с его соседями - Ираном, Турцией, Сирией и Иорданией.

Оккупация лишь подтвердила мнение Лоуренса Аравийского: имперское мышление для понимания арабского мира непригодно. Некомпетентность во всех областях была столь вопиющей, что атлантические державы полностью утратили как практическое, так и моральное право претендовать на роль 'мировых полицейских' 21 века. Таково истинное наследие бушевско-блэровского тандема.

У нас ситуация выглядит так: никакого расследования относительно юридической правомерности вторжения до сих пор не начато. Бывший министр юстиции лорд Голдсмит тоже никак не реагирует на обвинения лорда Бингхэма, если не считать ответа по принципу - тогда нам казалось, что с этим все в порядке. Нет и аудиторской проверки, чтобы выяснить, на что пошли миллиарды государственных средств, израсходованные на войну. Никто не объяснил родным 176 погибших британских солдат, за что они отдали жизнь - слышны лишь пустопорожние разговоры о 'борьбе с терроризмом', чья фальшивость очевидна.

Причина, по которой нельзя позволить иракской войне 'неоплаканной' уйти в историю, заключается в том, что она еще может сослужить нам последнюю службу. Нам необходимо усвоить главный урок: заморские экспедиции, предпринимаемые в обстановке мстительного воинственного угара, на волне неоправданного оптимизма и без реального стратегического плана, как правило обречены на неудачу.

Сегодня этот урок актуален как никогда: ведь сейчас аналогичная ошибка совершается в Афганистане - причем теми двумя людьми, кто неофициально, а в случае с Обамой и публично, высказывался против войны в Ираке. Если судить по последнему заявлению Гордона Брауна (Gordon Brown), он, похоже, не видит параллелей между двумя этими конфликтами - как будто еще одно усилие, еще одна пропагандистская кампания несомненно сломают врагу хребет и добрые лондонцы снова смогут ходить по улицам, ничего не опасаясь.

Президента Афганистана Хамида Карзая (Hamid Karzai) все больше раздражает явная неспособность НАТО принести спокойствие его стране. Он - не из фантазеров. Карзай отлично осознает, что его власть не распространяется за пределы столицы, и единственное оружие, которым он может успокоить наркобаронов и сдерживать талибов - это его собственное непревзойденное мастерство переговорщика. Позиции движения 'Талибан' постоянно усиливаются, а у него остается все меньше времени, чтобы наладить переговоры с его лидерами, имея хоть какие-то рычаги влияния. Отсюда и эмоциональная вспышка Карзая на прошлой неделе - когда он заявил, что намерен начать переговоры с талибами и гарантировать безопасность их бывшему лидеру мулле Омару, чтобы тот мог для этого приехать в Кабул. На вопрос о возможных возражениях американцев, президент ответил: 'Если я говорю, что обеспечу безопасность муллы Омара, у международного сообщества есть два варианта - сместить меня или самим покинуть страну'.

Тем временем на востоке страны американский спецназ ведет собственную войну против всех, у кого есть оружие; бомбардировки пакистанских сел носят столь произвольный и контрпродуктивный характер, что поневоле задумываешься - контролирует ли кто-нибудь действия американских войск на местах? У командования британского контингента на юге Афганистана сколько-нибудь связная стратегия вообще отсутствует - оно словно ведет новую войну с зулусами, со всеми вытекающими последствиями в виде расходов и потерь. В провинции Гельманд наши солдаты демонстрируют потрясающее мужество, но саму эту кампанию иначе как безумием не назовешь.

Наши власти нанимают публицистов, чтобы те уверяли общественность: ситуация в Афганистане 'отчасти' совсем неплохая - по принципу 'с одной стороны, с другой стороны'. На деле даже Кабул уже небезопасен для иностранцев. Афганский конфликт куда более непредсказуем, чем иракский, поскольку главный 'экспортный товар' страны - не нефть, а опиум, а ситуация на границе с Пакистаном абсолютно нестабильна. История учит - всякий, кто вторгался в эту страну, терпел поражение.

В октябре талибы, базирующиеся в пакистанской Северо-западной пограничной территории, перерезали Хайберский перевал - один из важнейших маршрутов снабжения Кабула: теперь преодолеть его могут только колонны, сопровождаемые тяжелой техникой. В общем, мы видим ту же ловушку, в которую на протяжении полутора веков попадали все иностранные войска в Афганистане - англичане, русские, а теперь и американцы. Вторжение в Афганистан - такая же чудовищная ошибка, как поход Наполеона или Гитлера на Москву. Тем не менее, НАТО ее совершила. Похоже, книги по истории уже никто не читает.

Ошибка в Афганистане чревата куда более серьезными последствиями, чем та, которую мы допустили в Ираке. Если произойдет 'экспорт' уже разгоревшегося восстания в Пакистан, все, что происходило до сих пор, покажется еще цветочками. Пакистан - шестое по величине государство мира, и к тому же обладает ядерным оружием.

Возникает ужасающая перспектива: возможно, Обама и Браун сочтут, что их политические позиции не настолько сильны, чтобы последовать иракскому уроку и вывести войска из Афганистана. В этом случае они будут упорствовать в своих ошибках - и результатом станет не 'чистое' поражение, а нечто гораздо худшее: война на истощение, чье ядовитое дыхание распространится по всему субконтиненту.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте предельно бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В финале Народного голосования ИноСМИ занимает 14 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

______________________________________

Отказываться от Афганистана пока рано ("The Financial Times", Великобритания)

Над НАТО висит тень "Талибана" ("Asia Times", Гонконг)

К. Райс: Что нам предстоит сделать в Ираке ("The Washington Post", США)

* * * * * * * * * * *

П.Чаадаев: Александр I и польский вопрос (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Черный ящик" российского бизнеса (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Советский ракетно-космический миф (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Валерия Новодворская: Родине-Мачехе не устоять (Общественная палата читателей ИноСМИ)