Как я прочел в South China Morning Post, кенгуру пришли из Китая. Источник газеты - австралийский Центр по изучению геномики кенгуру (Centre of Excellence for Kangaroo Genomics), поэтому, видимо, так оно и есть. Что теперь? Панды пришли из Франции? Киви из Коста-Рики?

Что-то неладное творится в нашем мире. В небесах полно предзнаменований. Вчерашние финансовые титаны повержены в прах, а General Motors стал попрошайкой у дверей правительства. Мир преобразуется у нас на глазах, а здесь в Гонконге акулы фондового рынка тихо следят за сдвигами.

Находясь в этой уникальной точке встречи востока с западом, в первую очередь отмечаешь сдвиг с запада на восток. А именно, усиление позиции Китая и ослабление - Америки. Среди небоскребов Гонконга, соединенных между собой надземными переходами, испытываешь некоторое беспокойство за AIG Tower и, пожалуй, чуть больше уважения к небоскребу Банка Китая, футуристической башне из темного стекла авторства Бэй Юймина - хотя, похоже, и зданию HSBC, построенному по проекту Нормана Фостера, пока ничего не угрожает. На телевидении доминируют два персонажа - Хэнк Полсон (Hank Paulson), некогда звезда американского футбола, а ныне - министр финансов, который неожиданно для себя потерял самообладание перед лицом комитета Конгресса (похоже, в спасении нуждается его план спасения банков), и Ху Цзиньтао, шествующий во главе делегации из 600 человек на Азиатско-Тихоокеанский саммит в Перу, где президент Китая подпишет двустороннее соглашение, которое может позволить Китаю стать ведущим торговым партнером Перу, обогнав США.

Министр финансов Индии, давший интервью региональному телеканалу, с удовлетворением отмечает, что финансовый саммит в Вашингтоне был проведен в формате 'большой двадцатки', а не 'восьмерки'. Так должно быть, говорит он, и так должно оставаться впредь. Скромность китайского руководства, которое принимает статус развивающегося государства, на миг отходит на задний план, когда Цзинь Лицюнь, возглавляющий наблюдательный совет суверенного инвестиционного фонда Китая, говорит, что развитые страны должны просить помощи у развивающихся 'со смирением'. По поводу просьбы о дополнительном вливании капитала в МВФ он отмечает: 'Никто не будет с вами играть, если вы хотите, чтобы Китай в условиях углубляющегося финансового кризиса тратил деньги, а вы по-прежнему урезали наши полномочия в процессе принятия решений'.

Будет ли силовой сдвиг сопровождаться идеологическим? Нет сомнений в том, что над экономикой свободного рынка в американском стиле сгустились тучи (даже в такой теплице свободно-рыночной торговли, как Гонконг), в то время, как перспективы смешанной модели континентального Китая, накопившего огромные резервы, на которые можно положиться в случае кризиса, выглядят радужнее. Мне говорят, что некоторые гонконгские китайцы воспринимают это именно так, даже испытывая в определенной мере национальную гордость. Но они также слишком хорошо знают слабости китайской системы, с которыми ежедневно сталкиваются их родственники и друзья с континента - с неравенством, коррупцией, незащищенностью и - да - неэффективностью, чтобы поверить в упрощенческое видение блестящей китайской модели.

На самом деле, то, что мне здесь рассказывают, куда более интересно и тонко. Речь идет об общенациональных дебатах с позиций прагматизма, в которых могут участвовать и участвуют гонконгские интеллектуалы и активисты гражданского общества. Как китайскому обществу совместить эффективность рыночной экономики, движимой духом предпринимательства, который сравним с американским, с определенной мерой справедливости, социальной сплоченности и даже 'гармонии'? За этими громкими округлыми фразами скрывается зачастую прискорбная и нестабильная социальная реальность, в знак протеста против которой граждане Народной Республики часто выходят на улицы - в 2004 г. министерство общественной безопасности зафиксировало около 74 000 'массовых инцидентов' - и даже, как произошло на этой неделе в провинции Ганьсу, вступают в столкновения с полицией и громят государственные учреждения. Как заставить все это работать? Приветствуются любые предложения. Ну, почти все.

Уточним, что идеологические рамки по-прежнему имеют значение. Председатель Ху не собирается проводить в жизнь то, что он называет 'демократическим капитализмом', а (скоро уже бывший) президент Буш не перейдет к 'социализму с американской спецификой'. Но за ярлыками скрываются зачастую поразительные реалии. Например, большинство людей, скорее всего, полагает, что Соединенные Штаты - это страна с небольшой государственной администрацией, а Китай - страна с большой государственной администрацией. Но, по оценкам гонконгского ученого Ван Шаогуана, сегодня в Китае центральные и местные органы власти вместе взятые перераспределяют всего около 20% ВВП. В Соединенных Штатах этот показатель гораздо выше; насколько именно - зависит от штата, но государственная администрация перераспределяет явно больше в 'синей' Америке, чем в красном Китае.

На самом деле, имеет значение то, что реально работает. Некоторые здесь распространяют этот сложный прагматизм и на политическую систему. Речь идет не просто о демократии и ее отсутствии, говорят они, не о белом и черном. У демократии много оттенков. Звучит интригующая мысль: та система, которой пользуется Гонконг при 'избрании' своего главы - существует комитет выборщиков, состоящий, главным образом, из назначенных представителей так называемых функциональных групп (различные сектора экономики, религиозные группы, даже 20 человек, представляющих китайскую медицину), но последнее слово принадлежит властям - это модель, к которой присматривается китайское руководство, размышляя о расширении в рамках своей системы того, что оно называет демократией.

Изумительно, если это так. Это был бы шаг вперед. Но у меня еще слишком свежо впечатление от президентских выборов в США, чтобы верить в то, что это какая-то демократия. Да, между явной тиранией и либеральной демократией есть множество промежуточных форм, но где-то по пути от одного полюса к другому находится четкая линия; и ее не так трудно обнаружить. Вот тест: если вы не знаете, кто победит на выборах, то, скорее всего, вы живете в демократическом государстве. Мы не были уверены, что Обама победит - помните? Вопрос о том, кто сменит Ху, будет решать не китайский народ. Линия четкая и фундаментальная.

Однако, когда речь заходит о социально-экономической системе - о сложных взаимосвязях между ростом, социальной сплоченностью и экологической устойчивостью или ролях государственного и частного сектора - тогда я действительно считаю, что в мире рыночных экономик больше нет четкой разделительной линии, нет черного и белого. Равно, как в континентальном Китае, в Гонконге и даже на Тайване идут сложные и порой непрямые дебаты о том, как это осуществить в китайском обществе, поэтому со стороны китайских политиков совершенно оправданно сесть за стол переговоров с лидерами Индии и Бразилии и спросить: ну, как вы разбираетесь с этими вопросами? Вот, что мы пытаемся сделать у себя.

Редьярд Киплинг, поэт Британской империи, естественно, бывавший в Гонконге, написал известное стихотворение под названием 'Баллада о Востоке и Западе': 'О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись...' Это уже не так и, пожалуй, так никогда и не было. Они сходятся и общаются все время. 'Но нет Востока, и Запада нет..., - продолжает поэт, - если сильный с сильным лицом к лицу встает'. В наши дни правильнее сказать так: нет ни Востока, ни Запада, когда слабые правительства пытаются удовлетворить требования неугомонных народов на перегревающейся планете.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте предельно бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В финале Народного голосования ИноСМИ занимает 14 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

________________________________

Китай - это Албания, увеличенная в 350 раз. Или нет? ("The Financial Times", Великобритания)

Миру предстоит выбор между порядком и хаосом ("The Financial Times", Великобритания)

Проблемы российской экономики девальвируют власть Владимира Путина ("The Times", Великобритания)

* * * * * * * * * * *

Хватит ковыряться в носу! Голосуй за ИноСМИ! (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Гоголевский фашизм(Общественная палата читателей ИноСМИ)

П.Чаадаев: Александр I и польский вопрос (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Советский ракетно-космический миф (Общественная палата читателей ИноСМИ)