Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эти комментарии обнаружила и перевела наш читатель ursa, за что мы ей крайне признательны

___________________________________________________

Блог Петра Зыховича

Консервативная польская школа геополитики говорит нам, что вследствие своего трагического положения Польша должна вести прагматичную политику. Стремиться к разрушению российско-немецкого альянса и — в зависимости от обстоятельств — делать ставку либо на Германию, либо на Россию. Все надежды, возлагаемые на отдаленных на сотни километров французов или англосаксов — наивные мечтания.

 

История не раз доказывала правильность этой теории. Политика Бека — балансировать между Германией и Советским Союзом — закончилась катастрофой. 'Железные союзы' с Францией, Великобританией и, наконец, с Соединенными Штатами, не оправдали ожиданий. Даже вместе с Литвой, Белоруссией и Украиной мы слишком слабы, чтобы противостоять нашим двум могучим соседям сразу.

 

Известный американский политолог Джордж Фридман доказывает, что подобное мышление в XXI веке архаично. В интервью, которое он дал мне, он убеждает нас, что у Польши нет другого выбора: она должна сделать ставку на США. И союз этот в течение ближайших десятилетий позволит нам достичь такого могущества, каким мы не обладали даже в эпоху I Речи Посполитой. По мнению Фридмана, Польша станет державой, которая значительно расширит свою территорию.

 

Что это — фантастическое, оторванное от действительности видение или же, может быть, слегка приукрашенный, но реальный сценарий? Хотелось бы сказать: слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но, с другой стороны, неужели идея многонациональной Речи Посполитой окончательно умерла, и мы обречены на серое, смирное существование на 313 тысячах квадратных километров между Бугом и Одрой?

 

Приглашаю прочитать интервью с Джорджем Фридманом и принять участие в дискуссии на моем блоге.

_______________________________________

КОММЕНТАРИИ

Wspaniala Rosja

— Через несколько десятков лет не будет ни Польши, ни России в нынешнем понимании. Мир объединится, и Польша, и Россия станут 'воеводствами' в огромной структуре. Государства как военные образования перестанут существовать, останутся лишь как культурные сообщества.

Войны между государствами уйдут в историю по одной простой причине: они станут нерентабельны для агрессоров. Подумайте, что может получить Россия, напав на Польшу? Не так уж много, а потери огромные. Нерентабельно, поэтому Россия не нападет на Польшу. То же самое и с другими государствами.

Tolep

— Может, действительно, в Польше социализм не укоренился еще так глубоко, как в государствах Западной Европы? Интересно. Я, наверное, стану с большей симпатией смотреть на молодое, образованное поколение леммингов из больших городов, которое поддержало либеральные лозунги ГП:

Robotnik wykwalifikowany

— Войны были, есть и будут, хотя и несут с собой потери. Потому что человек руководствуется рациональными экономическими или гуманными предпосылками, а примитивной жаждой убийства и доминирования над ближними. Наивный пацифизм и космополитизм хорош для детсадовцев. Сколько уже должно было быть создано утопий без границ и войн, где все счастливы, никто ни на кого криво не смотрит, а все вместе занимаются зарабатыванием денежек. И осталось все в сфере фантазий. И в будущем так же будет.

Fritz

— Прекрасно. Я уж не знаю, сколько раз я писал о стратегическом союзе Польши и США, почти точно то же самое, что говорит Фридман.

Фридман любезно не сообщил одного, что естественно вытекает из контекста его рассуждений: США не только не хотят допустить русской экспансии, но также и возникновения русско-немецкого блока. Этот блок был бы огромной угрозой и для США, поскольку, что совершенно очевидно, проглотил бы всю Европу: а сообразительная Франция взяла бы на себя роль официанта, подающего великолепное французское шампанское на русско-немецкий столик вор время обеда. Естественно, французская кухня.

Существование Польши — это гарантия для США, что такой блок не будет создан. В этом и состоит стратегическая ценность Польши для США.

Поляки соревнуются: что произойдет быстрее — процесс утраты национальной самоидентификации и разрушения Польши 'правительством' герра Туска или рост национального самосознания. Если герр Туск победит, Польша просто станет немецким ландом.

Следует сделать все возможное, чтобы в следующий раз ПиС победил конституционным большинством. Только это даст возможность провести необходимые реформы, для которых, в свою очередь, необходимы изменения в конституции.

Kuszaba

— Господин Фридман — не только замечательный политолог, но и прекрасный сказочник.

Tolep

— Fritz, ты глубоко ошибаешься, когда делаешь ставку на конкретную партию. Американская агентура (так же, как, например, русская и немецкая) находится во многих местах, и мне совсем нетрудно представить, что наилучшим союзником США (а при случае и тем, кто провел бы необходимые экономические реформы) стал бы некто — например — вроде Лешека Миллера.

Krzysztof 1

— Эта концепция, сильная Польша, стратегический союзник США (в этом регионе Европы) — это надпартийный приоритет для нас. Германия, хотя и укрощенная (после Второй мировой войны, по крайней мере, пока) слишком пуглива по отношению к России и несколько менее проамериканская, Польша более решительна, надежна и отважна, а поэтому ценнее для США, поскольку, несмотря ни на что, более проамериканская. Кроме того, мы исповедуем и серьезно воспринимаем одни и те же ценности. Жаль только, что не Президент США был ваши собеседником, тогда эти уверения имели бы больший вес.

Nea

— Браво! Невероятно порадовали меня и интервью и комментарии на блоге. Это — цели для Польши. Такой Польши, которую все мы должны желать! Мы уже показали в свое время, как можно быть многонациональным и поликультурным государством. К счастью, это у нас в генах. Так давайте же еще раз покажем это псевдооткрытой и псевдотолерантной Европе!

Jb

— История — это нечто большее, чем одно ПНР-овское поколение коррумпированной власти и людей, которые утратили веру в Речь Посполитую.

Польская традиция I-ой и II-ой Речи Посполитой с терпимостью и включением других народов может оказаться очень привлекательна. После 10-ти лет в Штатах я вижу, как близки традиции I Речи Посполитой и США. Свобода превыше всего, уважение и помощь слабым странам, которые борются за свою свободу. 'Inclusiveness' и толерантность — это фундамент I Речи Посполитой и Штатов.

Польша должна лишь освободиться от пары болезней: коррупции, влияния 'агентов влияния' — и возродить многонациональную толерантность.

А также показать, что антисемитизм — это клевета. И, в конце концов, начать заботиться об истории утраченных территорий. Пусть это будет обычный уход за кладбищами или старыми костелами, но надо показать, что мы уважаем свои корни.

Rafal

— Пан Krzysztof, Германия — 'чуть менее проамериканская', чем Польша, но довольно сильно антиамериканская. Всегда была такой. В конце концов, им американцы два раза задницу напинали, расстроив их планы и положив конец их устремлениям, а сейчас держат на их территории свои базы. То, что они скрывают свои обиды и мечты, это результат ситуации, установившейся после Второй мировой войны. Иногда это вылезает, а когда-нибудь может и расцвести, как в давние времена.

Michal

— Впервые за 60 лет в массовых польских СМИ опубликована такая смелая статья!!! Я всегда так думал, как Фридман говорит, только мне это не казалось реальным. Но если в Америке есть влиятельные люди, которые так думают, то кто знает?

DA

— Ни одно европейское государство не имеет столь глубоко укоренившегося чувства угрозы своей государственности, как Польша. Несколько веков борьбы за независимость оставили свой след. К сожалению, когда угроза не чувствуется, несмотря на то, что дела идут в плохом направлении, эта приобретенная способность к общей и героической деятельности засыпает, как младенец.

Тут имеет значение роль СМИ и влиятельных кругов. То, какую 'реальность' они будут представлять, имеет решающее влияние на силу нашего народа.

У меня такое впечатление, что на протяжении двухсот лет кто-то непрестанно кормит нас 'снотворным'.

Для меня не имеет значения, будет ли Польша державой в Европе. Для меня важно, чтобы она БЫЛА!

А если окажется, что нам по пути с нашими давними союзниками, так мы уже много раз доказали, что в Европе мы — одна из немногих стран, уважающих культуру, государственные интересы и обычаи других народов. И мы не позволим обмануть нас постоянными нападками на нас и обвинениями в антисемитизме. Если бы это было правдой, то довоенная Польша не была бы центром иудаизма в Европе.

Austin

— Прежде, чем Вы еще раз опубликуете подобный вздор, предлагаю проверить, кто такой господин Фридман. У этого типа нет никакого авторитета в США, а основанная им фирма

'Stratfor' ничего в США не значит!

Tolep

— I Речь Посполитая не была 'Польшей' в нынешнем понимании. Это очень важно. И если бы концепция, близкая к Междуморью, имела бы какой-то шанс, то это не может быть Великая Польша От Моря До Моря, потому что никто на этой не пойдет. Я считаю, что даже столица не могла бы находиться в Польше.

Noir

— Я не очень понимаю, почему спокойное существование между Бугом и Вислой должно быть серым и лишенным стремлений?

Ignac

— Вопрос только — значит ли пан Фридман в США хоть немного больше, чем, например, Корвин-Микке в Польше. Читать-то приятно, ничего не скажешь.

Ignac

— Не заносись мечтой высоко,

Лишь было б место, где вам жить.

А с Польшей вечная морока,

Бедняк хлопочет и дрожит.

Fritz

— 'Fritz, ты глубоко ошибаешься, когда делаешь ставку на конкретную партию. Американская агентура (так же, как, например, русская и немецкая) находится во многих местах, и мне совсем нетрудно представить, что наилучшим союзником США (а при случае и тем, кто провел бы необходимые экономические реформы) стал бы некто — например — вроде Лешека Миллера'.

Что касается Миллера. Миллер как премьер оказался феноменом. Он на самом деле принимал во внешней политике решения, соответствующие польским государственным интересам. Миллер был польской пятой колонной (состоящей из одного человека) в правительстве SLD (Союз Левых Демократов — прим. перев.).

Относительно партий. В Польше две партии, которые имеют значение: ГП и ПиС.

ГП — это de facto немецкая администрация Польши, что можно каждый день заметить по ее деятельности во всех областях жизни: внешней политике, экономике, образовании или же культуре. Во всех этих областях ГП действует вопреки польским государственным интересам и так, как действовала бы немецкая администрация, имеющая своей целью нейтрализацию Польши и поляков.

Остается только ПиС. Поэтому я поддерживаю ПиС. Просто нет альтернативы.

Wlodek

— То, что пишет пан Фридман, — это один из возможных сценариев. Прекраснее всего было бы, если бы не было войн, сплошная идиллия.

Но мы знаем, что это утопия. Так что такой сценарий сильной в экономическом и военном отношении Польши — это возвращение надежды быть кем-то, с кем считается мир. Это был бы, наконец, глоток воздуха для народа, который испытал так много унижений. Это шанс на десятки лет, шанс развития во всех областях, какого у нас не было почти 300 лет!!!

Я не могу надивиться тому вздору, который написал (а) Wspaniala Rosja. России нее выгодно нападать на Польшу??!! На Грузию тоже было невыгодно нападать! А какую выгоду получила Россия от Чечни?

Когда Польша начинает набирать силы в экономике, то видны заинтригованные физиономии соседей справа и слева. А почему? Потому что не привыкли к тому, что какая-то там Польша значила все больше.

Польша, обладающая экономической и военной мощью (предполагая, что так будет), вступит в тесный союз не только с Украиной и Белоруссией, но, я совершенно уверен, и с балтийскими странами. Это полностью изменило бы геополитическую ситуацию не только в европейском масштабе. Возникло бы политическое и экономическое образование, новый центр европейской цивилизации. США, наверняка, восприняли бы это с удовольствием. Для России это был бы тяжелый удар. Так что анализ Фридмана правильный.

Другое дело, что покажет будущее. Поляки должны искать любых шансов, что стать такой державой.

Astat

— Я расплакался, читая это интервью. Частично от смеха, поскольку перспективы, которые развернул пан Фридман, напомнили мне кое-какие рассказы Заглобы (герой 'Трилогии' Сенкевича, фантазер и хвастун — прим. перев.), а частично от грусти, поскольку понял, как наивны некоторые поляки, которые верят в такие истории. Сейчас, когда Соединенные Штаты входят в многолетний кризис, а американские избиратели делают ставку на левых, от Дяди Сэма мы, в лучшем случае, можем получить пакетик конфет. Мы выставили себя на посмешище неудачей с ПРО, ухудшив при случае двусторонние отношения с Россией, может, пора подумать головой и на этом закончить сотрудничество с Америкой. Мы в ЕС, так что давайте сосредоточимся на усилении Евросоюза, а не на иллюзиях.

Zygi

— У нас два выхода, оба не используются из-за политиков. Первый — воссоздать Речь Посполитую многих народов, для этого надо иметь удаль и авторитет, второй — обширное сотрудничество с Россией, у которой есть энергоносители, но для этого нужно иметь отвагу. На современных политиков нечего и рассчитывать в двух этих вопросах.

Утверждение, что нас защитят негры из Луизианы, немцы, французы или англичане — это полный бред, так же, как и россказни Фридмана. Мы это уже проходили во время войны.

Польше нужно Экономическое Сообщество (свободное движение людей и товаров), а не политический Союз, который навязывает полякам законы, действие которых не в наших интересах. Усиление ЕС — это прямой путь порабощения людей под видом демократии, которая все более напоминает советскую.

Примером может служить Ирландия, которой единственной позволили высказаться на референдуме, но ее решение не приняли во внимание и не выбросили весь трактат в корзину. Нечто в стиле выборов сельского старосты при коммуне — голосуйте, как хотите, но если вы неправильно проголосуете, то будем голосовать до победного конца.

Adi

— Фридман, может, и замечательный политолог. Это он сам о себе так говорит. Однако, здесь мы, прежде всего, видим великого сказочника, который рекламирует свою новую книгу из цикла 'Почитай мне, мама'.

Jerzy Krajewski

— В союзе с США мы можем защитить свою независимость. Мы можем и дальше быть членом ЕС и наилучшим союзником США в Центральной Европе. Благодаря этому мы сохраним независимость. Я не хочу, чтобы Польша была воеводством ЕС. ЕС ГП не изменит направления нашей внешней политики, не будет другого выхода, надо будет поддержать Леха Качиньского на президентских выборах.

Перспектива экономического и военного усиления нашей страны при помощи США, которую представил Джордж Фридман, весьма притягательна для Польши.

Мы сами должны решить, соглашаемся ли мы на роль государства-планера, каковым мы являемся уже 300 лет.

Или же мы воспользуемся шансом, который дает нам союз с США, и станем серьезным государством, может быть, региональной державой.

В Польше наилучшим союзником США является группировка братьев Ярослава и Леха Качиньских. Хотя эту роль уже пытался играть Лешек Миллер. Это он послал наши войска в Ирак. Однако, он был эффективно нейтрализован союзниками Германии (и, в сущности, России) в Польше, сосредоточившимися вокруг Александра Квасьневского, в том числе, и при помощи аферы Рывина.

Сегодня большинство польских политических партий делают ставку на союз с Германией, как можно более быстрое принятие Лиссабонского Трактата и введение евро. Это группировка белого флага.

Большинство хочет, чтобы мы стали польским воеводством в рамках ЕС, который хочет заключить стратегический союз с Россией.

Американцы не хотят этого допустить. Они хотят, чтобы Польша была их союзником. На польской политической сцене осталась только одна группировка, которая поддерживает сильный польско-американский союз. Это ПиС и поддерживающий эту партию Лех Качиньский.

Поэтому Лех Качиньский не хочет подписывать Лиссабонский Трактат и вместе с ПиС требует референдума по вопросу введения евро в Польше.

Американцы поддерживают ПиС. ЦРУ даже участвовала в борьбе с Самообороной (оппозиционная партия — прим. перев.) в земельной афере.

Так что поляки стоят перед следующей альтернативой: независимость с американцами или польское воеводство в рамках Евросоюза.

Большинство даже не осознают, что стоят перед такой альтернативой. Информация об этом не доходит до общественного мнения, потому что СМИ контролирует лагерь белого флага.

Сторонники польского воеводства правят нашей страной. У них огромное влияние на СМИ. Все шансы победить на президентских выборах.

А защита независимости означат признание вождями в этой борьбе братьев Ярослава и Леха Качиньских.

Такова альтернатива.

Если видеть в перспективе то, что Польша станет державой, можно многое простить братьям Качиньским, даже использование спецслужб в борьбе с Самообороной.

Потому что других преступлений ПиСа никто не нашел.

Первая большая стычка лагеря независимости с лагерем белого флага произойдет во время президентских выборов.

В сущности, это будет решающая битва.

Пока что лагерь белого флага гораздо сильнее.

Однако, американцы легко не отступят.

12 июня 2008 года граждане Ирландии остановили экспансию немцев в Европу.

Достаточно было, чтобы нашелся новый, активный лидер — Деклан Генли.

В Польше американцы, наверняка, сделают ставку на Леха Качиньского, потому что это их проверенный союзник.

Лагерь независимости соберется вокруг него.

В день президентских выборов каждый из нас должен будет сделать выбор: независимая Польша или польское воеводство в рамках Евросоюза.

Кто за независимость, тому придется полюбить Леха Качиньского.

Кому достаточно польского воеводства, пусть голосует за Дональда Туска.

Перед таким выбором прочие проблемы отходят на задний план.

Я — за независимость Польши.

Прочитав интервью с Джорджем Фридманом, я простил ПиС все грешки, даже использование спецслужб против Самообороны в земельной афере.

Что там мелкие провинности власти, когда речь идет о независимости моей страны.

Польша — новая держава на Висле? Это ставка, ради которой стоит затевать игру.

Мы еще посмотрим, что по поводу американо-польского союза скажет госпожа Хилллари Клинтон, новый министр иностранных дел США.

Захочет ли она воевать за линию Карпат. Ее муж бил русских на всех фронтах.

США — это серьезное государство. У него постоянная геополитическая стратегия. Цель — господство над миром.

Если бы только американцы захотели серьезно заняться польскими делами.

Позиция Польши — Израиля Европы мне подходит.

У американцев бывают заскоки, например, нападение на Ирак, но демократия у них всегда была. Это старая норманнская традиция — обычай свободных людей.

Немцы скомпрометировали себя в 1933-1945 годах под властью национал-социалистов. Сейчас это народ вымирающий, погрязший в социализме.

Мне нравятся русские. Но они страшно ошиблись с этим коммунизмом. Сами поняли, что это дорога в никуда. И отказались от него. И снова у них имперские замашки. Они хотят в союзе с Германией конкурировать с американцами. Они могут предложить нам сырье. Я, однако, предпочитаю американские технологии.

Южной Корее и Израилю очень даже пошла на пользу помощь США.

Кроме того, потомки норманнов всегда побеждают. Это великие воины. Они умеют правильно выбирать себе вождей. Королева Виктория или Уинстон Черчилль — хорошие примеры этого.

Сперва они правили миром благодаря британской империи, а теперь при помощи США.

Со времени Второй мировой войны они держат под башмаком немцев и японцев.

В Ялте они отдали русским, своим союзникам, контроль над Центральной Европой, потому что русские за все те военные усилия, которые, они вложили в победу над Германией, заслужили такую военную добычу.

Польша из Второй мировой войны вышла не с самым плохим результатом. Потеряла Вильно и Львов, но получила Гданьск, Вроцлав и Щецин. Потеряла нищие восточные территории, а получила Нижнюю Силезию и Поморье с хорошей городской и сельской инфраструктурой (электричество, водопровод, канализация).

Ялта была нам выгодна. Американцы поступили там разумно по отношению к нам, потому что не нападать же им было в 1946 году на русских, с которыми они победили эту ужасную Германию.

Даже социализм в Польше был не таким уж плохим. Мы совершили большой цивилизационный скачок.

В 70-е годы у нас была сильная экономика, может, не в первой десятке, но во второй — наверняка. И все принадлежало польским гражданам.

ПНР — это был единственный период в нашей истории, когда наша экономика не контролировалась иностранцами, а точнее, не-славянами.

Суверенность при ПНР была больше, чем сейчас. Особенно, когда страной руководит Владислав Гомулка, один из самых выдающихся лидеров, какие были в нашей истории.

В союзе с США наша суверенность не будет больше, чем при Гомулке, но, наверняка, больше, чем, если в жизнь войдет Лиссабонский трактат, вследствие чего Польша, в принципе, откажется от собственной внешней политики.

Немцы и русские так легко от Польши не откажутся, для них это ключевой вопрос.

На Украине американцы и Запад проиграли. Она вернулась в русскую зону влияния.

Борьба за Польшу продолжается.

Решение примем мы во время президентских выборов в 2010 году.

Идет война за наши души и сердца.

Интервью с Джорджем Фридманом — элемент этой войны. Впервые я встретился со столь ясно изложенной позицией.

Польша в мощном стратегическом союзе с США может и дальше быть членом ЕС и сотрудничать с Россией.

Наше членство в ЕС должно, однако, опираться на принципы Ниццейского Трактата, за который мы проголосовали во время референдума о вступлении в ЕС (за Ниццейский Трактат высказался Лешек Миллер, за что и был удален при помощи аферы Рывина. Немцы предпочли скомпрометировать левых в Польше, лишь бы не видеть Лешека Миллера во главе нашего государства. Лешек Миллер — это недооцененный лидер).

Президент Лех Качиньский не должен подписывать Лиссабонский Трактат. Нет никакой необходимости срочно входить в зону евро. Мы еще очень долго можем оставаться с нашей национальной валютой.

С Россией стоит поддерживать экономические и культурные отношения (у русских великолепная культура).

Барак Обама и Хиллари Клинтон, если им что-то не понравится, всегда могут призвать немцев к порядку. Американские войска все еще располагаются в Германии.

Союз с США для нас очень выгоден.

В ЕС нет таможенных барьеров, Германия не может начать экономическую войну с Польшей. ЕС-овские чиновники могут пакостить нам при распределении дотаций. Но я, однако, не переоцениваю значение дотаций.

Говоря коротко. Мы можем и дальше быть членом ЕС и самым лучшим союзником США в Центральной Европе.

Стоит быть союзником США. я не знаю случая, чтобы они оставили своего важного союзника на произвол судьбы.

Благодаря союзу с США мы сохраним свою независимость.

Я не хочу, чтобы Польша была воеводство ЕС.

Мне не нравится подготовка к новому Рапалло — союзу Германии и России.

Если ГП не изменит направления нашей внешней политики, не будет другого выхода, надо будет поддержать Леха Качиньского на президентских выборах.

На предыдущих президентских выборах я голосовал за Дональда Туска. Сегодня я вижу, что это была ошибка. Это ленивый и уступчивый политик. Лидер лагеря белого флага.

Он вывел польские войска из Ирака, чем заслужил мое одобрение. Но лакействует перед немецким канцлером.

Ежи Краевский

Jerzy Krajewski

— 312 тысяч квадратных километров нам достаточно. Давайте не будем думать о территориальных приобретениях. Хватит того, что мы позаботимся о нашей независимости и получении новых технологий.

Harry Thunder

— Обратите внимание, что Фридман пишет о сильной экономике.

Поэтому Польша должна сохранить нынешний темп и идти вперед в развитии экономики. Я на 100% согласен с Фридманом. Я надеюсь, что поляки не захлебнутся своим национализмом, когда у нас уже будут все эти 'супер-лазеры, невидимые солдаты, невидимые самолеты'. Я думаю, что когда до этого дойдет, все нас 'полюбят' и будут принуждены вести с нами бизнес по-партнерски.

Что касается Турции: гм. Я знаю, что у них для нас есть особое место в сердце, но концепция Турции, по моему мнению, заставляет сомневаться в реальности рассуждения Фридмана:

На протяжении многих лет Польша всегда вела собственную политику и оказывалась на правильной стороне. Нам это дорого обходилось. Сейчас все наши соседи несколько очеловечились. Несмотря на нацизм и коммунизм по обе стороны границы, я думаю, наши соседи уже выросли из этого вздора.

Что касается США и их влияния. Из-за похожей идеологии и уважения к фундаментальным ценностям (свобода и защита слабых) поляки минувших веков похожи на современные США.

Многие ругают США, но американцы несут прогресс и демократию.

Русские несут хаос, нищету и тоталитаризм. Кстати, еще и поэтому мы есть и будем идеологически ближе к США. Так что давайте развиваться, использовать США, но давайте помнить, что мы сами несем ответственность за Польшу и наших граждан.

И давайте иногда думать — не быстрее ли мы добьемся экономического процветания, удерживая 'нулевую' опцию зоны влияния? Были времена, когда Польша не нуждалась ни в чьей помощи. Ни с востока, ни с запада: Наша страна всегда прекрасно развивалась в периоды мира но если мир не удастся сохранить, то лучше, чтобы Польша как можно скорее вооружилась. Сильная Польша, наверняка, задержала бы дестабилизацию региона. С современной техникой и экономикой мы добьемся большего, чем одной отвагой, самопожертвованием и героизмом, которого у нас всегда хватало:

DGalt

— Astat, наши двусторонние отношения с Россией напоминают отношения волка и зайца. У нас еще есть силы удирать, но зубки уже близко:

Перспектива господина Фридмана, может, и увлекательна, но он принимает во внимание:

1. польской демографии

2. национальных изменений в Западной Европе

3 национальных изменений в США.

1. Этот фактор решительно может помешать нам стать державой: народ с отрицательным натуральным приростом не будет державой даже с супер-танками made in USA.

2. Германия и Франция с 50% мусульман в популяции не будут уже теми же странами, что сегодня, а тем более, вчера.

3. Главным результатом этого может быть то, что Джордж Буш окажется одним из последних (если не последним) президентов-республиканцев: И тогда Astat окажется прав — мы получим конфетки.

Короче говоря, было бы великолепно, если бы пан Фридман был прав с этой державностью, но, скорее, повторится сентябрь (только 1939-Польша или 2008-Грузия?).

Да, кстати, никто не знает, выйдет ли эта книга по-польски или надо будет покупать в интернет-магазине?

Krzysztof

— Может быть, Фридман не до конца предвидит историю мира, но это присуще процессу футурологии, которым, он, несомненно, занимается (как велик процент ошибок, допустимый в этой профессии, показывает казус Фукуямы 80-х годов о якобы окончательном формировании и стабилизации политических структур).

Куда интереснее проблема подавляющего наше общество неверия в Речь Посполитую и в людей, в ней живущих. История трехсотлетней давности показывает, что поляки способны на великие деяния, что потенциал отважного, творческого мышления, силы Духа, укорененного в Вере, может быть использован для доброго дела, часто с фундаментальными последствиями для истории Мира. В тот момент, когда мы перестаем это осознавать, мы становимся неспособны использовать свой реальный потенциал.

В свете этих размышлений пусть каждый сам оценит влияние СМИ с улицы Черской. Будущее открыто, и каким оно будет, зависит от нас. Хорошим решением было бы создание гражданского общества каждым из нас. В том, что это имеет смысл, я лично убедился.

Blum

— Альтернативы нет, но:

— Никаких идиотизмов о державности в формах ревизии границ!!!

Это территориальный эгоизм, который всегда возвращается, как бумеранг, и обращается против.

— Только региональная интеграция с уважением индивидуальностей, как Уния с Литвой.

— Только сохранение своего национального самосознания и уважение к чужому.

Jurek Wawro

— Это какой-то ужасный анахронизм. Современные линии конфликта идут иначе. Прежде всего, важно развитие технологии. Конец XX — это было время, когда никто не мог в этой области сравниться с мощью США. это произошло благодаря коммерциализации науки. Но жизненные силы этой модели развития уже исчерпались. Вскоре американская модель станет величайшим препятствием дальнейшему развитию человечества.

Развитие Интернета приводит к тому, что все труднее манипулировать людьми в больших масштабах. Нынешний кризис, может, и удастся как-то смягчить (хотя полной уверенности все-таки нет). Но пока что никто не предлагает решений, которые удалили бы его причины.

Когда люди по-настоящему поймут, что такое неолиберализм, это будет его концом. Так что это у США проблема — либо они изменятся, либо перестанут быть доминирующей державой.

Глядя с этой точки зрения — европейские страны находятся в гораздо лучшей ситуации. А поляки, как обычно, идут, глядя назад, в неизвестное будущее:

Zdenek

— Фридман хочет заработать в Польше на продаже своей книги, вот и все. Он в 1969 году писал о приближающейся японско-американской войне. Почему-то не сбылось.

А все это американское вооружение означало бы, что Польша платила бы за эту технику миллиарды долларов, потому что для США это был бы бизнес.

А уж этот фрагмент о расширении территорий меня просто с ног свалил. И что бы мы делали с людьми с этих новых территорий? Опять в Польше был бы ирредентизм национальных меньшинств, как в межвоенный период, потому Германия и Россия вбухивали бы деньги в эти национальные меньшинства, чтобы настраивать их против поляков.

Для Польши выход — это иметь по-настоящему сильную армию. Сильную не обязательно числом, но иметь то, о чем говорит Фридман, — современную авиацию и ПВО. Купить еще истребителей и так скооперироваться с американцами, чтобы получить современные технологии, но время от времени покупать и что-нибудь советское, чтобы американцы не слишком поднимали нам цены.

Чудес не бывает. Если мы сами себя не защитим, никто нас не защитит. Даже если наши враги будут уверены, что могут нас победить в военном отношении, эта победа разрушит их экономику, то они два раза почешут свои дурные башки прежде, чем что-то сделать.

_________________________________

Д.Фридман: Новая держава на Висле ("Rzeczpospolita", Польша)

Европеизация американской политики ("Rzeczpospolita", Польша)

Польша исламского мира? ("The Weekly Standard", США)

Быль о двух союзниках ("Christian Science Monitor", США)

Проблема оборонной промышленности Польши ("The Weekly Standard", США)

Быть союзником Америки — в интересах самой Варшавы ("The Financial Times", Великобритания)

Польская банановая республика ("Wprost", Польша)