Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель Gerolf, за что мы ему крайне признательны

___________________________________________

Бывший председатель Комитета по внешней политике Сената Чешской Республики Йозеф Яржаб рассматривает ситуацию в Соединенных Штатах не только как политик, но и как американист и знаток негритянской литературы. Что касается отношения первого черно-белого президента к России, то Йозеф Яржаб считает, что оно будет, скорее, напоминать политику 'сдерживания' начала 'холодной войны': 'Совершенно очевидно, что Обама не станет обострять ситуацию'.

HN: Вы можете перечислить три самых запоминающихся события, связанных с нынешними президентскими выборами в Америке?

Первое произошло давно, за два с половиной года до этих выборов. Я был членом делегации Сената, приехавшей в центр НАТО в Вирджинии. В Америке тогда много говорили о некоем сенаторе Обаме с Северо-Запада, который может стать кандидатом в президенты. Поскольку всю свою жизнь я интересовался афро-американской культурой, то сказал себе: 'Это было бы любопытно!' Ведь я помню, как еще в 1969 г. говорили о первом серьезном негритянском кандидате Джулиане Бонде (Julianu Bond). А сейчас - с белой матерью и отцом-кенийцем - настоящий афро-американец...

Потом - праймериз в Нью-Гемпшире. Тогда меня сильно разочаровал Билл Клинтон (Bill Clinton), которого я считаю одним из самых умных современных президентов. Он агрессивно нападал на соперника-демократа своей жены, который выдвижением своей кандидатуры поставил под сомнение их политическую династию.

Третье событие, скорее, фольклорное. Приятельница послала мне диск, на котором ирландское меньшинство, где каждого зовут О'Райлли или О'Хара, поет 'There's no Irish like Barack O'Bama' ('Нет большего ирландца, чем Барак О'Бама). И я сказал себе, что он, действительно, может победить.

Это не имидж, а черный вариант Линкольна.

HN: Что в нем притягивает такие разные слои американцев?

Думаю, это уловил Джон Маккейн, когда поздравил его с победой. Он заслужил Белый дом своим упорством, работоспособностью и драйвом. У других кандидатов были взлеты и падения, у Барака Обамы, практически, нет.

Он смог преломить и критический момент кампании, когда появились выпады пастора Райта (Wright), направленные против белых. Речь, которую тогда в Филадельфии произнес Обама, войдет во все антологии американского плюрализма рядом с речью Кинга 'Есть у меня мечта' ('I Have a Dream'). Коллеги мне рассказали, что филадельфийскую речь уже изучают на кафедрах политологии и афро-американистики. Ее признали даже такие жесткие афро-американские авторы, как Корнелл Вест (Cornell West) и Хьюстон Бейкер (Houston Baker).

HN: Тогда писали, что ни один специалист по пиару не порекомендовал бы ему читать эту филадельфийскую речь, поскольку ее текст слишком сложен: он там цитирует Фолкнера и употребляет слово 'эндемический', непонятное большинству американцев.

Да, у Обамы есть команда, но кампанию он вел по-своему. Его харизма - это не искусственный имидж, он исходит из нее, из своей истории афро-американской версии Авраама Линкольна. Его речи напоминают проповеди.

Для меня Обама означает возрождение американского плюрализма. Я считаю это одной из базовых ценностей Соединенных Штатов, из которых они черпают свою энергию.

HN: Что вы от него ожидаете во внешней политике?

Его советником является Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski), поэтому я ожидаю практической realpolitik. Бжезинский вывел из себя всех европейских интеллектуалов, когда в 2000 году написал, что европейцы не готовы не только умереть за Европу, но даже платить за ее безопасность. Боюсь, он был прав. И в том, что даже при условии расширения Евросоюза, интеграция углубляться не будет. Бжезинский, безусловно, привносит в команду Обамы знание Европы и России.

HN: Когда вы складываете вместе различные высказывания Обамы по поводу России, что из них следует?

Этих отрывков было немного, и они были неконсистентны. Однако очевидно, что он не станет обострять ситуацию. Думаю, здесь можно провести параллель с американской политикой 50-х, когда шла борьба между концепциями двух сенаторов - Фулбрайта (Fulbright) и Маккарти (McCarthy). Первый выступал за сдерживание коммунистов, второй - за прямую конфронтацию. Тогда нам могло показаться, что интересам сателлитов коммунистического блока больше соответствует, скорее, Маккарти. Однако как раз его мы не интересовали, чего не скажешь о Фулбрайте. Точно также и Буша интересовала, в первую очередь, не наша безопасность, а безопасность американцев. Для неоконсерваторов самый важный аргумент - использование силы, а для либералов - слова, дипломатические переговоры.

Обама не станет вести себя по отношению к России как Рейган. Да и конфронтация сегодня не так сильна, как в то время. Вопрос, конечно, в том, чего, собственно, хочет Россия.

Россия усиливается, и я не понимаю, почему ей помогает президент Клаус.

HN: А как бы вы сами ответили на этот вопрос?

Россия считает, что в Грузии она доказала, что сильнее, чем думали. Что ее армия - в лучшей форме, чем когда-либо до этого. Как считают некоторые, Россия определенным образом сама инициировала эту войну, использовав ошибки не только президента Грузии Саакашвили, но и Соединенных Штатов, посылавших в Грузию своих военных специалистов. Русские признают, что Соединенные Штаты и НАТО сегодня сильнее. Но показывают, что они не позволят диктовать себе условия. Об этом хорошо сказал Сергей Ковалев: 'Это возврат к имперскому мышлению, усиливающийся год от года русский национализм'.

HN: В этой ситуации вы поддерживаете американский радар?

У нас некоторые утверждают, что Обама еще даже не задумывался о создании противоракетной обороны. Разумеется, это неправда, и мне неприятно это слышать, особенно, от экспертов из рядов социал-демократов. Например, Любомир Заоралек реагирует на этот вопрос как-то странно. Чехи не чувствуют себя в непосредственной опасности, поэтому мы отчасти ведем себя, как швейки.

Если бы я все еще работал в Сенате, то принципиально выступал бы за радар. Однако я бы, конечно, хотел, чтобы вторая сторона представила мне убедительные доводы - да, мы думаем, что нам необходима ПРО, и она будет функционировать.

HN: Высказывания Обамы звучат в том смысле, что проект останавливать нельзя, но он настаивает именно на проверке его работоспособности.

Я считаю, что проект может быть отложен из-за финансового кризиса. А также пересмотрен с точки зрения эффективности, что может означать и его закрытие.

HN: Как должна себя вести Европа по отношению к России?

Как минимум, временно ограничить право голоса в Совете Европы как России, так и Грузии. Две недели назад я был в Совете Европы: за то, чтобы отнять у России право голоса выступило около двух десятков либералов, триста было против. Русские победно заявляют: 'Совет Европы нас поддерживает'.

Коллеги спрашивают меня: 'Как можете вы, жившие с 1968 года в оккупации, одобрять российскую политику?' Многие не понимают, что слова одобрения произносил только чешский президент, а не чешское правительство.

HN: Вы написали о Клаусе несколько статей, опубликованных в газете 'Lidove noviny', где суммируете его консистентно-пророссийскую позицию с начала 90-х годов. Но там нет главного - ответа на вопрос, почему он это делает.

Я тоже хотел бы это знать. Здесь, конечно, и стремление быть отличным от других и интересным, и своего рода эксгибиционизм. Возможно, это связано с семьей. Его взгляды на Германию и Россию характерны для людей на десять-пятнадцать лет старше, чем он. Возможно, это влияние матери?

Сейчас Клаус едет в Ирландию, и ирландское правительство заранее пришло в ужас, поскольку на закрытом вечере он встретится с противниками Лиссабонского соглашения. Он себя ведет, как будто с цепи сорвался. А все, что он делает в ЕС, тормозя и замедляя интеграционные процессы, отвечает, скорее, интересам России, чем Чехии.

Йозеф Яржаб (71) - чешский англист, историк, переводчик. Закончил отделение англистики и русистики философского факультета университета им. Ф. Палацкого. Преподавал в университетах Чехии и Словакии. В 1989 г. работал приглашенным профессором в Гарварде, после 'бархатной революции' стал ректором университета им. Ф. Палацкого, позднее - Центрально-Европейского университета в Будапеште и Варшаве. После отставки правительства Клауса в 1997 г. был одним из кандидатов на пост премьера переходного правительств. В 1996 - 2000 гг. был повторно избран в Сенат в качестве кандидата от Гражданско-демократического союза (ODA).

_________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Gerolf

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей.

_________________________________

В Кремле с оптимизмом смотрят на перспективы отношений с США при Обаме ("The New York Times", США)

Почему Обама не откажется от 'звездных войн' ("Time", США)

Медведь рычит на Обаму - но тихо ("The Guardian", Великобритания)

ПРО: Запугивание Барака ("New York Post", США)

Никакого медового месяца между Кремлем и Обамой ("Il Sole 24 Ore", Италия)

Обама и Россия ("Forbes", США)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Не кусайте русского медведя (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вам не видать таких сражений! (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вековое проклятие Кеннеди (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Пропагандистские сказки о жестокости кавказцев (Общественная палата читателей ИноСМИ)