Когда обрушиваются фондовые рынки и перестают выдаваться кредиты, поневоле начнешь волноваться. Возвращаются знакомые страхи: страх перед новыми финансовыми невзгодами, из-за которых шатаются слабые страны и компании, страх перед падением реального сектора и, более всего, страх перед тем, что ситуация выйдет из-под контроля.

Электорат требует от государства действий, и, пожалуй, именно это и становится главным источником опасности, когда обрушивается рынок. Поначалу государства стараются избегать политики 'выпрашивания у соседей', из-за которой началась Великая депрессия. Европа сумела не впасть в грех национализма благодаря нескольким мудрым решениям (переход на единую валюту и объединение рынков). Центральный банк Европы предоставляет финансовым системам еврозоны ликвидность практически в неограниченном количестве. Условия пакта о стабильности (соглашение, предусматривающее санкции в отношении стран с излишним дефицитом бюджета - прим. пер.) были смягчены, чтобы позволить правительствам сделать все необходимые займы для рекапитализации банковского сектора. Таким образом, страны еврозоны избежали валютного кризиса и 'гонки девальваций', связанной с решением банковского кризиса.

Однако теперь, когда часть тревог улеглась, обнаружились непредвиденные неприятные обстоятельства. Самое главное из них - это Восточная Европа, где из-за правительственных гарантий финансовому сектору в Евросоюзе наметились перспективы провалов в финансовой системе. Ведь если банки стран ЕС получили гарантии стабильности, то их субсидиарии в Восточной Европе остались без гарантий, так как некоторые правительства объявили о невозможности тратить деньги налогоплательщиков за рубежом.

Что же в результате? В результате мы видим бегство инвесторов и банкиров, испугавшихся, что их средства на Украине и в прочих странах региона могут остаться за своеобразным финансовым 'железным занавесом', возникшим в результате введения банковских гарантий и отделившего 'безопасные' активы от 'небезопасных'.

Главная причина, по которой ЕС не придает значения последствиям своих решений для стран Восточной Европы, - это непонимание того, как важен наш регион для благополучия Европы Западной. Ведь наши страны сейчас являются важнейшим рынком сбыта экспортных товаров стран еврозоны. Если кризис на Украине, в Венгрии, Польше и странах Балтии затянется, в Европе остановится производство. Кроме того, существует опасность 'заражения', что нанесет непоправимый ущерб реальному сектору экономики стран ЕС.

Мое правительство воспользуется соглашением с Международным валютным фондом и проведет новые реформы. Мы подходили к займам на международных рынках с большой ответственностью, но теперь мы вынуждены расплачиваться за такие долги государственных предприятий, о многих из которых мы даже не знали. Мы выполним все свои обязательства. Однако в следующий раз мы не попадемся на эту уловку. Теперь обо всех займах, ответственность за которые берет на себя правительство, будет сообщаться министерству финансов (в Австрии подобное требование к государственным предприятиям предъявляется уже давно).

Более того, процесс приватизации, в этом году остановленный из каких-то ложных политических соображений, теперь продолжится в условиях прозрачности, а доходы будут направляться на создания резервов 'на черный день'; кстати если бы подобные резервы имелись уже сейчас, то можно было бы с их помощью бороться с кризисом.

Однако мы, украинцы и граждане прочих восточноевропейских стран, бессильны преодолеть наши громадные проблемы в одиночку. Региону требуется нечто большее, чем простая поддержка МВФ. Нам необходимо признание того факта, что вся Европа попала в одну и ту же беду.

Евросоюз должен признать, что политику добрососедства, которую никогда не развивали должным образом, необходимо переосмыслить. Для восстановления финансовой системы западноевропейские банки должны получить соответствующую санкцию и направить полученные по программе рекапитализации средства на поддержку своих субсидиариев в Восточной Европе. Кроме того, Центробанк должен выступить в роли кредитора последней инстанции и повысить ликвидность восточноевропейских валют. Ведь мы не можем печатать евро, как бы сильно наши банки ни нуждались в ликвидности. Повышение процентной ставки тоже не поможет поднять ликвидность. А взаимные соглашения, которые Центробанк заключил со странами, состоящими в Евросоюзе, но не входящими в еврозону, надо распространить и на такие страны, как моя.

Если европейская солидарность - недостаточный повод для того, чтобы Евросоюз начал действовать, значит, пусть они действуют из соображений собственной выгоды. Ведь если рухнут валюты стран Восточной Европы с соответствующими последствиями на внешнеторговом фронте, правительства наших стран не смогут бороться с безработицей и падением спроса, а значит, перспектива экономического роста для всей Европы надолго померкнет.

Сегодня страны, в свое время отказавшиеся от евро - Дания, Швеция, Исландия и даже Швейцария - начинают пересматривать свое решение. Венгрия, Польша и прочие желающие вступить в еврозону удвоят усилия. И, как всегда бывает с европейскими кризисами, лучший подход - это расширение Европы. Все страны Европы должны стать европейскими.

Юлия Тимошенко - премьер-министр Украины

_____________________________________________

Неприкрыто агрессивная нефтяная политика России ("The Washington Times", США)

Экономическая мгла окутывает путинскую Россию ("Time", США)

Перед лицом кризиса Россия должна умерить свои амбиции ("The Financial Times", Великобритания)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Не кусайте русского медведя (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вам не видать таких сражений! (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вековое проклятие Кеннеди (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Пропагандистские сказки о жестокости кавказцев (Общественная палата читателей ИноСМИ)