Из овощей я больше всего люблю пельмени, говорил один маленький мальчик, сосед русского писателя Сергея Довлатова.

Большая часть произведений этого замечательного писателя создана в эпоху Леонида Брежнева, во времена последовавшего за хрущевской оттепелью застоя, который связан, с одной стороны, с успехами СССР в космосе, а с другой - с жутким одряхлением носителя верховной власти.

За свое почти 20-летнее правление Брежнев превратился в символ несменяемой власти, символ, понятный большинству людей, проживающих на нынешнем постсоветском пространстве.

Именно о такой стабильности страстно мечтает большая часть россиян, которые, по данным опросов населения, в подавляющем большинстве поддерживают конституционную реформу, проведенную президентом Дмитрием Медведевым.

В некоторых случаях российские власти демонстрируют удивительную способность к проведению реформ. Понятно, что не тогда, когда речь идет о пенсионной, военной или реформе образования.

Ни одна из вышеперечисленных реформ по своей общественной значимости не способна соревноваться с утвержденными на прошлой неделе конституционными изменениями. Все необходимые парламентские процедуры они прошли менее чем за три недели.

Поразительная эффективность!

Медведевская псевдореформа формально повлечет за собой достаточно существенные изменения в российской политической системе. Срок полномочий парламента удлинился с четырех лет до пяти, президента - до шести. Премьер-министр будет ежегодно отчитываться о проделанной работе перед парламентом. Просто неслыханно!

И то, что такой тотальный перекрой Конституции проводится без какой-либо общественной дискуссии, никого в России особенно не удивил. Ну, может быть, кого-нибудь из гостей радиостанции 'Эхо Москвы' или пару процентов вольнодумцев, сидящих по кухням. Прямая параллель с брежневской эпохой. Вождь сказал, вождь сделал. И точка! Чего тут еще обсуждать?

Российские власти не удосужились дать какие-либо разумные объяснения произошедшему. В качестве одного из обоснований прозвучало утверждение, что в России бюджет планируется на три года, и поэтому в один президентский срок должно помещаться два бюджетных цикла. В противном случае глава государства, якобы, ничего значительного сделать не успеет. А как тогда быть с парламентом, который должен рассматривать и утверждать данный бюджет? Почему срок полномочий парламента продлили лишь на пять лет, а не на шесть?

Но какие-то обсуждения среди российской общественности все же шли. Из них становится понятно, что приведенные властями обоснования никто всерьез не воспринимает. Их суть сводилась не к вопросу, стоит или не стоит проводить такие изменения, а к вопросу о целях Кремля, побудивших его проводить такие изменения. В основном задавались вопросом, а что будет дальше. Эти изменения нужны для проведения досрочных выборов? Вернется ли Путин?

Такой характер дискуссии симптоматичен для общества, где отсутствует какое-либо привлечение общественности к решению принципиальных вопросов.

Скажем так, что гарантированные Конституцией личные свободы и демократическое устройство государства являются первичными и никто их не намерен отменять.

Но что гарантирует личные свободы и демократическое управление государством? Неужели политическая система не играет при этом никакой роли? Разве удлинение наполовину срока президентских полномочий не окажет существенного влияния на политическую систему? Такие вопросы в сегодняшней России поднимаются весьма редко.

Не следует забывать о сути этой системы: если речь идет об овощах, но имеются в виду пельмени, то пельмени так и останутся пельменями. Действительно, если бы речь шла о каком-нибудь государстве с развитой политической системой, где результаты голосования не становятся известными за день до выборов, а следующего президента не обязательно назначает его предшественник, то у всего этого было бы очень большое значение.

Что означало бы сегодня проведение в России досрочных выборов под предлогом изменения Конституции? Или если бы Медведев сообщил, что отказывается баллотироваться, и при мощной народной поддержке в Кремль вернулся Путин, посидев некоторое время премьер-министром в московском Белом доме? Да абсолютно ничего!

Большие ли изменения произошли в России после прихода в Кремль Медведева, которого называют либералом? Ну, пришлось чиновникам поменять портреты президента в своих кабинетах. Может, просто повесили рядом еще один портрет. Поменяли табличку на дверях самого главного кабинета Кремля. Не больше.

Медведев не сделал ни одного движения, которое позволило бы обвинить его в осквернении путинского наследства. Следовательно: чего дергаться с досрочными выборами?

Портреты Путина по-прежнему висят в большинстве кабинетов рядом с портретами Медведева и старые дверные таблички вряд ли выброшены в мусорные ящики.

С приходом Путина любимым словом кремлевской компании сделалось слово 'стабильность'. Особенно, что касается высоких чинов в руководстве, стоящих у руля государства. Эту стабильность Путин успешно продавал российскому народу более восьми лет.

__________________________________

Путин всемогущий ("HirExtra", Венгрия)

Доктрина Медведева ("Newsweek", США)

Новые тайны Кремля ("Le Figaro", Франция)

Путину и Медведеву дополнительная власть не нужна ("The Globe And Mail", Канада)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Сталин о призвании русского народа (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Противостояние: на помощь Грузии идет НАТО (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Его "Брестская крепость" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Так называемый Голодомор" (Общественная палата читателей ИноСМИ)