Классный руководитель десятилетней Нади запрещает ребенку разговаривать по-русски с другими русскими учениками даже на перемене. Потому что они учатся в эстонской школе. Учительница пишет замечания в дневник, угрожает снижением оценок и предлагает всем недовольным перейти в русскую школу.

А между тем в Таллиннской Лаагнаской гимназии Надя учится с первого клаcса, то есть четвертый год. До того посещала эстонский детский садик, в школе никаких проблем с учебой у нее нет. В табеле - ни одной тройки, а в дневнике - благодарности за активное участие в школьных мероприятиях вперемежку с замечаниями типа 'Eesti koolis peab laps rääkima EESTI KEELES!' ('в эстонской школе ребенок должен говорить по-эстонски') или 'Kasutab koolis suhtlemisel VENE KEELT!' ('общается в школе на русском языке'). Первое замечание появилось 6 ноября, второе - 1 декабря, а ключевые слова выделены не журналистом, а учителем.

Увидев их, бабушка Нади Зинаида Андреевна задалась вопросом: по какому такому закону русскому ребенку запрещают говорить на родном языке в минуты отдыха от напряженного учебного процесса? Ведь Надя уверяет, что в обоих случаях ее засекли во время перемены. Ноябрьское замечание появилось, когда Надя с подружкой бегали по классу, а за ними гонялся мальчишка-одноклассник. Все дети - неэcтонцы и, естественно, шалили на русском. Разгневанная учительница Лийа Опманн застала нарушителей на месте преступления и потребовала у всех дневники, настрочив туда красной пастой вышеприведенный текст. При этом непонятно, почему в замечании нет ни слова о плохом поведении на перемене, а вся проблема сводится к языку. Во второй раз ситуация была примерно такой же. Дети ссорились на родном языке и в конфликте участвовали человек шесть. Все получили замечания в дневник, и опять же в них ни слова о поведении, а только об общении на русском.

Что опаснее: русский язык или наркотики?

Надя оказалась общительным ребенком, обожающим кошек и каратэ. Любимый предмет у нее - математика, дружит она со всеми девочками в классе, незавиcимо от национальности, хотя ее лучшая подружка - неэстонка.

После последнего инцидента учительница долго внушала детям, что в эстонской школе следует говорить только на эстонском, что тем, кто нарушает это правило, она будет снижать оценки, а тому, кто не хочет говорить на эстонском, она может дать адрес ближайшей русской школы. Так утверждают дети, причем не только Надя.

Возмущенная бабушка пошла за разъяснениями к директору гимназии, но ей удалось попасть только к завучу Руть Каур. Последняя долго разглядывала записи к дневнике и растерянно молчала. В конце концов, она пообещала поговорить с учительницей, а Зинаида Андреевна попросила секретаря распечатать из интернета 'Правила поведения в Лаагнаской гимназии': их каждая школа устанавливает сама, опираясь на Закон о школе и гимназии. Из правил следует, что в школу нельзя проносить алкоголь, наркотики, домашних животных и опасные для здоровья вещества и предметы, запрещено играть в азартные игры, применять насилие по отношению к окружающим и говорить по мобильному телефону во время уроков. О запрете на пользование русским языком - ни слова.

'Неужели я работаю в русской школе?!'

Однако сама Лийа Опманн считает свою тактику безупречной. По словам учительницы, ее русские ученики говорят между собой по-русски не только на перемене, но даже на уроках, включая урок эстонского языка. А в таких условиях хорошо освоить эстонский невозможно. Впрочем, она согласилась, что замечания в дневнике возникли из-за того, что у некоторых ее русских учеников имеются проблемы с общением между собой. Дескать, когда они ссорятся на русском языке в присутствии эстонских девочек, те не понимают, о чем речь, думают, что говорят гадости в их адрес. И это порождает интриги.

Что же касается Нади, то учительница признала, что девочка читает и пишет по-эстонки без проблем, но при пересказе на обществоведении и человековедении... подыскивает слова. Потому что ей недостает общения с одноклассниками-эстонцами. Отстаивая тезис о том, что в эстонской школе следует говорить только по-эстонски, Лийа Опманн пояснила, что она говорит не только о классе, коридорах и столовой, но и о школьном дворе вплоть до калитки. А в заключение поведала главное: 'В моем классе половина русских учеников, и порой мне кажется, что я работаю в русской школе!' Эти ее слова прозвучали почти трагически.

'Не обвиняйте школу в национализме!'

К директору гимназии Мартину Каазику я заглянула без предварительной договоренности. Он сообщил, что узнал о конфликте буквально за час-полтора до моего визита. Как я поняла, от инспектора Департамента образования, куда накануне звонила Зинаида Андреевна. Поговорить с учительницей он еще не успел: не хотел с уроков срывать, поэтому целостной картины не имеет. Но основная задача школы - научить эстонскому языку детей, для которых он не является родным. И чем больше они используют его в стенах школы, тем лучше усваивают.

'Если вы попадете в нашу школу во время перемены, то услышите русский язык на каждом этаже, и проблемы из этого мы не делаем, - сказал мне директор.- Ведь русскоговорящих учеников у нас почти 30 процентов. Однако в начальной школе у таких детей бывают проблемы с усвоением учебного материала по причине слабого владения языком. И учителя начальных классов пытаются решить эту проблему. Это и в наших интересах. Но что касается конкретного ребенка и его родителей, то учительница перестаралась. Она должна систематически контактировать с родителями и объяснять проблему, но писать в дневник - это лишнее'.

Господин Каазик заверил, что запрета на русский в стенах школы как такового нет и 'обвинять всю гимназию в национализме абсолютно несправедливо'. Перемена для ученика - время отдыха, и он может общаться так, как желает. В то же время они советуют учащимся как можно больше общаться в стенах школы на эстонском. Для их же пользы. Но в данном случае учительница применила-де неадекватные методы. На следующий день я снова связалась с директором и узнала, что история с замечаниями оказалась сложнее, чем он думал, что класс - трудный, но он указал учительнице, что она перестаралась. Преследуя благие цели, она применила негодные методы.

Не проблема ребенка, а проблема учителя

Так оценивает описанный конфликт известный психолог Дмитрий Листопад.

'Если ни в Законе о школе и гимназии, ни в правилах внутришкольного распорядка нет параграфа о запрете на русский язык, значит, это самодеятельность учительницы, - считает он. - Возникает законный вопрос: помогает ли она освоить русскому ребенку эстонский язык или борется с русским языком? Она осуществляет психологическое давление на ребенка, внушая девочке, что та делает что-то нехорошее. Предлагает отказаться от своей идентичности, внушая, что это - плохо. История Нади - прекрасная иллюстрация того, что обучение русских эстонскому языку - в первую очередь проблема самих эстонцев'.

Психологическую же опасность для девочки Дмитрий Листопад видит в том, что при продолжении прессинга в классе может начаться травля ребенка. Девочка может стать козлом отпущения.

Соглашаясь с тем, что русским детям в эстонской школе полезно общаться на госязыке и на перемене, психолог отмечает, что добиваться этой цели надо не запретами и репрессиями, а сделав этот процесс увлекательным для детей: организовывать на перемене общие игры, конкурсы, выдавать призы. Тем более что каждый ребенок для школы - подарок, так как вместе с ним 'приходят' и деньги. Так что из ситуации всего два выхода: остановить учительницу, решающую личные психолого-идеологические проблемы за счет детей, или довести ситуацию до абсурда - дописать в закон о школе и гимназии статью о запрете использования русского языка.

Как сообщила нам бабушка Нади, в понедельник при личной встрече директор гимназии Мартин Каазик признал ошибочную тактику подведомственного им учреждения в этом вопросе, принес ей свои извинения и пообещал к весне рассмотреть вопрос о соответствии завуча занимаемой должности. Вопреки ожиданиям, сама учительница при этом разговоре не присутствовала.

_________________________________

Строительство пятой колонны ("Молодежь Эстонии", Эстония)

Русскоязычные в Эстонии - пятая колонна или пятая часть эстонского общества? ("Postimees", Эстония)

Почему большинство эстонских политиков и журналистов ненавидят Россию? ("Postimees", Эстония)

Манкуртизация русских Эстонии. Но нужны и "мамлюки" ("Delfi", Эстония)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Вопросы "Большого брата" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Патриоты - это глупые шовинисты (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Большевистская благодарность товарища Сталина (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Старая матрица новой России (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Равнение на Америку (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.