Чем ближе 20 января, тем тверже намерения Барак Обама (Barack Obama) тратить средства на дороги, мосты и пособия по безработице. Согласно недавним утечкам, в ближайшую пару лет в стимулирование экономики будет вложен 1 триллион долларов. Наш политический класс смотрит на эти меры как на панацею.

Не хотелось бы омрачать их радость, но ничего нового в подобных идеях нет. Кейнсианские 'бюджетные вливания' неоднократно использовались для борьбы с рецессией, и их стимулирующий эффект изрядно переоценен. Деньги, которые тратит правительство, должны откуда-то браться, и для частного сектора это означает налоги и займы. Общественные работы обычно оказываются менее эффективны, чем исчезающие частные инвестиции.

В Эпоху Обамы, нам, по-видимому, суждено повторять эти извечные уроки. Сегодня мы решили начать с истории последней попытки крупной державы 'стимулировать' экономику государственными расходами. Речь идет о Японии середины девяностых - 'потерянного десятилетия'. В 1992 году премьер-министру Японии Киити Миядзаве (Kiichi Miyazawa) пришлось столкнуться с падением цен на недвижимость и рухнувшим за три года на 60 процентов фондовым рынком. Либерально-демократическая партия г-на Миядзавы выиграла повторные выборы, пообещав превратить Японию в 'сверхдержаву благосостояния'. Так начался великий кейнсианский эксперимент.

Август 1992 года: 10,7 триллионов иен ($85 миллиардов). Это был самый большой стимуляционный пакет за всю предшествовавшую историю Японии. 8,6 триллиона предназначались на общественные работы, 1,2 триллиона - на займы для малого и среднего бизнеса и 900 миллиардов - для Японского банка развития. Деньги были выделены в декабре, однако инвестиции продолжали падать, а безработица расти. К концу года отношение долга Японии к ВВП составило 68,6%.

1993 год: 13,2 триллиона иен. По курсу того времени, это было ни много, ни мало 117 миллиардов долларов. Пошли они опять на общественные работы и поддержку малого бизнеса. Затем в Токио началась политическая возня вокруг выборов, экономика пошла в разнос, и правительство пало. Новый премьер-министр Морихиро Хосокава (Morihiro Hosokawa) в попытке содействовать росту сократил налоги, уменьшил вмешательство государства в экономику и начал децентрализацию. Однако экономическое положение продолжало ухудшаться, с учетом инфляции ВНП упал во втором квартале на 0,5%, и в результате усилилась политическая шумиха вокруг правительственной помощи.

Сентябрь 1993 года: 6,2 триллиона иен. Г-н Хосокава предложил компромиссный план 'меньшего' стимуляционного пакета в 59 миллиардов долларов, в сочетании с определенной децентрализацией. От идеи сократить подоходный налог он отказался. В пакет входили 2,9 триллиона иен на жилищное кредитование под низкий процент, 1 триллион на 'социальную инфраструктуру' и еще триллион для бизнеса. Экономика никак не отреагировала. К концу года соотношение долга и ВВП составило уже 74,7%.

Звучит знакомо? Тогда продолжим.

Февраль 1994 года: 15,3 триллиона иен. На этот раз речь шла о 5,8-триллионном сокращении подоходного налога, 7,2 триллиона государственных инвестиций, 1,5 триллионах на поддержку малого бизнеса и создание рабочих мест, 500 миллиардах на скупку земель и 230 миллиардах на модернизацию сельского хозяйства. Налог был снижен временно, только на 1994 год. В экономике началась стагнация, и премьер-министр ушел в результате коррупционного скандала. К концу года, соотношение долга и ВВП дошло до 80,2%.

Сентябрь 1995: 14,2 триллиона иен. Шаткое коалиционное правительство во главе с социалистом Томиити Мураямой (Tomiichi Murayama) выделило целых 137 миллиардов долларов: 4.6 триллиона на общественные работы, 3,2 триллиона на скупку земель, 1,3 триллиона на кредиты бизнесу и так далее. Г-н Мураяма ушел в отставку в начале 1996-го, а в июне премьер-министр Рютаро Хасимото (Ryutaro Hashimoto) согласился повысить с апреля 1997 года налог на потребление с 3 до 5 процентов, чтобы уменьшить бюджетный дефицит.

В 1994-м и 1995-м Япония потратила 3,1% и 2,9% своего ВВП. Экономика (благодаря, в том числе, усилиям Центробанка) отреагировала на это скромным ростом на протяжении двух лет. Соотношение долга и ВВП, между тем, выросло до 87,6%.

Апрель 1998 год: 16,7 триллионов иен. Рост вновь замедлился, и вновь победившая на выборах ЛДП прибегла к старому лекарству, выделив 7,7 триллионов иен на общественные работы. Кроме этого пакет на 128 миллиардов долларов включал в себя 2,3 триллиона на списание безнадежных кредитов. Правительство также опять объявило о временном сокращении подоходного налога на 4 триллиона иен на 2 года. В июле г-н Хасимото покинул свой пост после того, как избиратели на выборах выразили свое недовольство происходящим.

Ноябрь 1998 года: 23,9 триллионов иен. Отчаявшись заставить экономику расти, премьер-министр Кейдзо Обути (Keizo Obuchi) создал самый большой в истории страны стимуляционный пакет, оцененный в 195 миллиардов долларов. В его состав входили 8,1 триллиона на социальные и общественные работы, 5,9 триллионов для бизнеса, 1 триллион на создание рабочих мест, 700 миллиардов для раздачи 35 миллионам семей, и тому подобное. К концу года соотношение долга к ВВП составляло уже 114,3%.

Ноябрь 1999 года: 18 триллионов иен. Напоследок правительство г-на Обути потратило 7,4 триллиона иен на поддержку бизнеса, 6,8 триллиона на социальную инфраструктуру, в том числе на телекоммуникации и экологические проекты, и два триллиона на жилищное кредитование. Соотношение долга и ВВП дошло до 128,3%.

Все эти годы экономика Японии росла весьма вяло, чего не скажешь о ее государственном долге. Только в следующем десятилетии, благодаря рефляции и решению премьер-министра Дзюнъитиро Коидзуми (Junichiro Koizumi) приватизировать государственные активы и заставить банки признать безнадежные кредиты, экономика стала поправляться. Однако в последнее время правительство остановило реформы г-на Коидзуми и вернулось к прежней политике расходования средств. Зато дороги в Японии стали лучше.

Сейчас нам говорят, что подобная программа - второй 'новый курс' - сможет возродить американскую экономику. Как там по-японски будет 'в добрый путь'?

___________________________________________

Франклин Делано Обама? ("The International Herald Tribune", США)

Первый экономический урок Обамы: обвинить Буша ("The Times", Великобритания)

Насколько глубока рецессия? ("Christian Science Monitor", США)

Не падайте духом, нас спасет алчность ("The Globe And Mail", Канада)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.