Люди старшего поколения, ностальгируя по временам Советского Союза, любят привести аргумент о том, что при советской власти, мол, были созданы и ядерное оружие, и ядерная энергетика. При этом мало кто знает, что "отцы" советской ядерной бомбы и ядерного реактора - академики Анатолий Александров и Игорь Курчатов - имели самое непосредственное отношение к последнему уголку Белой России - врангелевскому Крыму. Иными словами, были "белогвардейцами", столь очерняемыми советской историей.

Биография трижды Героя Cоциалистического Труда, академика, лауреата Ленинской и Государственной премий СССР, члена Королевской шведской академии инженерных наук, Болгарской, Венгерской, Польской, Чехословацкой, Финской, Индийской академий наук, депутата Верховного Совета СССР 5-го и 6-го созывов Анатолия Александрова в советской историографии всегда выглядела примерно так: "Родился в 1903 году. По окончании в 1930 году Киевского университета работал в Физико-техническом институте АН СССР". Период до 1924 года - поступления Александрова в Киевский университет - оставался для читателей загадкой. Даже самые подробные биографы скупо сообщали об этом периоде: "Жил у родственников". Так же писал в биографии и сам Анатолий Петрович. Тайну этих лет он хранил почти до самой смерти - каково руководству СССР было бы узнать, что одним из ведущих ученых, руководивших ядерными программами супердержавы, был бывший доброволец Белой армии, приговоренный красными к смерти. Тем более что многие работы, проводившиеся под руководством академика Александрова, курировал сам нарком НКВД Лаврентий Берия.

Александров появился на свет 13 февраля 1903 года в небольшом городке Тараще Киевской губернии. Его отец был надворным советником, мировым судьей Таращанского суда. Детство Анатолия прошло в Киеве. Юный гимназист был свидетелем событий, описанных впоследствии Михаилом Булгаковым. Шла гражданская война. Город над Днепром переходил из рук в руки. По Крещатику маршировали германцы и австрийцы, проносилась петлюровская конница, проходили красные полки.

31 августа 1919 года в Киев вошли части Белой армии. По свидетельствам очевидцев, киевляне в большинстве своем встретили белогвардейцев восторженно. Как и в Харькове, в ряды белых влилось немало молодежи. Среди них был и 16-летний выпускник Киевской гимназии доброволец Анатолий Александров. Вместе с белыми он участвовал в наступлении на Москву, ожесточенных боях под Орлом, пережил тяготы отступления и новороссийской эвакуации, участвовал в обороне Перекопа.

В белом Крыму, в обороне которого участвовал и молодой доброволец Александров, жил еще один будущий основоположник советской ядерной физики Игорь Курчатов. Игорь Васильевич родился 30 декабря 1902 года в семье помощника лесничего Симского завода на Урале. В 1912 году семья Курчатовых перебирается в Крым. Здесь Игорь поступает в Симферопольскую гимназию. На летних каникулах гимназист Курчатов, проявивший интерес к технике, помогает обслуживать паровую установку, работает чернорабочим на Бешуйской железной дороге, получает специальность слесаря.

После 1917 года Крым переходит из рук в руки - первые вспышки красного террора отмечены в начале 1918 года с "еремеевскими ночами", когда революционные матросы бросали офицеров в корабельные топки, топили с привязанными к ногам колосниками; потом было наступление немецких, а затем англо-французских войск. Курчатову удается окончить гимназию. С приходом в Крым белых войск он готовится к поступлению в Таврический институт, созданный эвакуировавшейся в Крым от красного террора столичной профессурой, работает расклейщиком объявлений. В музеях, в частных коллекциях сохранились плакаты, призывающие крымчан "помочь белому делу", вступать в ряды Белой армии. В 1920 году Игорь Курчатов поступает в Таврический институт. Несмотря на тяжелое положение на фронте (большевики уже подходили к Перекопу), правительство Врангеля не прибегло к мобилизации студентов. Бурные события 1920 года в Крыму не затронули семью Курчатовых. В голодные 20-е годы Игорю довелось поработать и воспитателем в детском доме, и диспетчером в автоколонне, и даже сторожем в кинотеатре "Лотос". О быте студентов в советском Крыму ярко говорят следующие факты: комплект нижнего белья студент Курчатов получил только... благодаря ходатайству студенческого комитета, а обувь пошил из куска бычьей шкуры, оставленной стоявшими в их доме красноармейцами.

А вот молодой доброволец Анатолий Александров после падения Крыма оказался в красном плену. После эвакуации белогвардейцев генерала Врангеля в Крыму остались десятки тысяч его воинов и просто беженцев, поверивших в обещания бывшего фельдшера Михаила Фрунзе, ставшего красным командармом, пощадить всех, сдавшихся в плен. Эти, как и многие другие большевистские обещания, красные каратели не сдержали и во главе с венгром Бела Куном и неистовой Розалией Самойловой устроили в Крыму невиданную бойню. Пленных и раненых, оказавшихся на полуострове беженцев и жителей Крыма, имевших несчастье принадлежать к "буржуазии", расстреливали в балках, сбрасывали с обрывов и топили с кораблей, забивали до смерти...

Приговоренному к смерти Анатолию удалось бежать. Из охваченного расправами Крыма он пробрался к брату в тихое село Мальяновку. Только в 1924 году, когда красный террор, казалось, немного поутих, Анатолий вернулся в Киев, чтобы получить образование. Пережив крах белого дела, Александров сосредоточился на научной деятельности. Он преподает физику в школе, занимается научной работой в Киевском рентгеновском институте.

Кто знает, как повернулась бы судьба бывшего белого добровольца, вряд ли бы его обошли стороной репрессии, если бы на работы Александрова не обратил внимания академик Абрам Иоффе. Он пригласил его в Ленинградский физико-технический институт Академии наук СССР.

Александров защищает кандидатскую диссертацию, возглавляет отдел электрических и механических свойств полимерных материалов. С 1936 года он и руководимая им группа сотрудников ЛФТИ начали работать над противоминной защитой кораблей. Здесь Александров познакомился с молодым ученым Курчатовым.

В 1941 году Александров и его заместитель Курчатов вновь оказались в Крыму. Германская авиация сбрасывала на Севастопольскую бухту новейшие магнитные мины, срабатывавшие на магнитное поле стальных корабельных корпусов. В маленьком домике на берегу бухты Голландия Александрову и Курчатову удалось в уникально короткие сроки разработать систему размагничивания. В августе 1942 года для разработки атомной бомбы организуется секретная "Лаборатория N 2". Теперь уже Александров работает заместителем Курчатова.

Вся дальнейшая жизнь Александрова и Курчатова связана с атомной энергетикой. Именно усилиями Александрова, Курчатова и его коллег удалось решить задачу получения из урана плутония в масштабах, необходимых для производства бомб и для мирных целей.

Академик Курчатов курирует запуск в 1954 году первой советской атомной электростанции, академик Александров создает к 1958 году первую в мире атомную подводную лодку. В 1960 году Александров становится директором института, которому присваивают имя Курчатова, в 1975 году занимает наивысший для ученого в Советском Союзе пост - становится президентом Академии наук СССР. С этого поста Анатолий Петрович уходит в 1986 году, после Чернобыльской аварии.

Анатолию Александрову довелось пережить своего коллегу Игоря Курчатова почти на 30 лет и дожить до распада СССР. Только тогда он поведал своим близким об участии в белом движении...

_________________________________

Железный Гарри ("Зеркало Недели", Украина)

Истинное лицо Сталина ("L'Express", Франция)

Бомба и тираны ("National Review", США)

Врангель, правитель Юга России ("The New York Times", США)

Конец 'белого' Крыма ("The New York Times", США)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Смерть шпионам - 2 (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Сны о 1937 (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Россия всегда сеяла смуту в Грузии (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Новодворская: Общий ряд лжецов (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Киберсолдат против Калаша (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.