Monday, January 5, 2009; A11

Война, разразившаяся в Секторе Газа, в очередной раз демонстрирует, что нынешняя парадигма государственности для палестинского народа неработоспособна. Газу контролируют террористы, финансируемые и снабжаемые Ираном; Палестинская автономия раскололась, и это, вероятно, необратимо; экономическое развитие Газы и Западного берега реки Иордан застопорилось. Палестинцы ощущают на себе последствия борьбы за влияние в регионе, в которой им отводится роль пешек в чужой игре.

В Израиле все также обстоит далеко не благополучно. Он постоянно выслушивает нотации моралистов всех мастей за то, что осмеливается защищаться от террора, и все же не может уберечься от нападений ХАМАС и террористов, базирующихся в Сирии и Ливане. Во внутриполитической жизни страны нарастает неразбериха, и путь ее движения вперед неясен.

Страдают и соседние государства. Египет вынужден огородить стеной свою границу с Газой; в Ливане сохраняется угроза переворота руками "Хезболлы", за которой стоит Иран; а Иордания оказалась заложницей общей ситуации. Другие арабские страны ищут решение проблемы, но их внимание все больше отвлекают усиливающаяся иранская угроза и падение мировых цен на нефть.

В таком контексте вполне уместен вопрос: почему мы по-прежнему поддерживаем вариант 'двух государств', при реализации которого, как нам внушают, Израиль и 'Палестина' мирно заживут бок о бок. Однако продвижения на этом пути уж точно не заметно - а возможно мы даже откатываемся назад. Мы продолжаем вглядываться в ближневосточную 'дорожную карту' просто потому, что никаких других вариантов у нас нет - faute de mieux, как говорят в Госдепе.

Логические основания подобной позиции давно уже изжили себя. Но, к сожалению, трудно представить себе, какой новый подход ключевые заинтересованные стороны могли бы с энтузиазмом поддержать. В конце концов, если бы выход из тупика был очевиден, его давно бы уже кто-нибудь озвучил. Поэтому давайте обсудим следующий вариант, каким бы непопулярным и сложным для воплощения он ни представлялся:

Давайте начнем с признания того факта, что попытки создания Национальной администрации на основе прежней Организации освобождения Палестины провалились, а потому любой вариант 'двух государств', в основе которого лежит Палестинская автономия, окажется мертворожденным. ХАМАС прикончила эту идею раз и навсегда, а двух воскрешений из мертвых не бывает даже на Святой Земле. Вместо этого нам стоит задуматься о варианте 'трех государств', в рамках которого Газа должна быть возвращена под контроль Египта, а Западный берег в той или иной форме войдет в состав Иордании. Одной из аномальных черт сегодняшнего конфликта является то, что он проходит в пределах трех государств, номинально связанных мирными отношениями. Восстановление прежней политической юрисдикции двух арабских государств стало бы реальным способом расширить зону мира и, что еще важнее, воспользоваться 'ресурсом' правительств, обеспечивающих мир и стабильность в собственных странах. 'Международные наблюдатели' и т.п. абсолютно не в состоянии выполнить необходимые задачи: для этого нужны реальные государства с реальными силовыми структурами.

Эта идея несомненно не найдет позитивного отклика в Египте и Иордании: они давно уже стремятся 'сбыть с рук' палестинскую проблему. Поэтому они не должны нести эту ответственность в одиночку. Обоим государствам необходимо предоставить финансовую и политическую помощь со стороны Лиги арабских государств и Запада - подобно тому, как их уже много лет поддерживают Соединенные Штаты. Израилю же следует согласиться с подобной политической и административной ролью Иордании и Египта, если он, конечно, не намерен играть эту роль сам (чего Тель-Авив явно не желает).

Что касается Египта, то ему иметь дело с ХАМАС хочется не больше, чем Израилю. Каир опасается, что экстремизм этой организации и ее связи с 'Братьями-мусульманами' могут усилить опасность экстремизма в самом Египте. Между ХАМАС и 'Братьями-мусульманами' действительно существуют прочные контакты, а уровень экстремизма в стране реально растет, поэтому главный вопрос уже сейчас заключается в том, как наилучшим способом обуздать эту угрозу в Египте и Газе одновременно. Сохранение политического отделения Газы от Каира, возможно, радует чей-то глаз, но такая ситуация лишь усиливает угрозу стабильности в самом Египте, а дестабилизация в этой стране чревата катастрофическими последствиями для всего региона. Не верите? Спросите тегеранских клерикалов - они об этом только и мечтают.

Если не придать Египту более важной роли в Газе, в секторе не установится, и возможно по определению не может установиться минимальный уровень стабильности, необходимый для его экономического развития. Более того, привязка Газы к реально существующей египетской, а не выдуманной 'палестинской' экономике - конкретный способ максимально быстро повысить уровень жизни простых людей в секторе. Передача Западного берега Иордании, по крайней мере на данный момент, не столь остро необходима; однако этот вопрос нельзя оттягивать до бесконечности - отчасти потому, что, как это ни парадоксально, в долгосрочном плане у Израиля в этом регионе существуют более сложные проблемы безопасности, чем в Газе.

Для палестинцев же признание явного провала идеи автономии, и последствий предпочтения, которое они отдали на выборах ХАМАС, означало бы осознание реального положения вещей - пусть и крайне неприятного. В конце концов именно они больше всех выиграют от установления стабильности на своих территориях. Палестинская автономия - слабая, коррумпированная и дискредитированная - ни по каким реалистическим меркам не может считаться государством, и не будет признана Израилем до тех пор, пока ХАМАС и терроризм в целом остается влиятельной политической силой в палестинском обществе.

Против моей идеи можно высказать массу возражений, а ее практическая реализация будет делом непростым. Один из способов избежать проблем - отказаться от запутанных дискуссий о конкретном юридическом статусе Газы и Западного берега. Правовых теорий вокруг них накручено больше, чем имеется земли на этих территориях. 'Передача' их Египту и Иордании может быть постоянной или временной, но это можно решить и позже. Сейчас главное - начать действовать.

Народы Палестины и Израиля заслуживают своего рода 'гласности и перестройки' - при помощи остального мира. Либо мы добьемся более эффективных результатов, как в концептуальном, так и в практическом плане, либо образовавшийся вакуум с радостью заполнит Тегеран.

Джон Болтон - старший научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute). С августа 2005 по декабрь 2006 г. он занимал пост постоянного представителя США при ООН

_________________________________

Не недооценивайте уязвимость Израиля ("The Independent", Великобритания)

Газа и Чечня ("Wprost", Польша)

Как Москва добивается расположения мусульманского мира ("The International Herald Tribune", США)

Израиль остается главной навязчивой идеей ("The Wall Street Journal", США)

Израильская стратегия после российско-грузинской войны ("Stratfor", США)

Кавказский Израиль ("Al Alhaly", Египет)

'Рука Москвы' и создание Израиля ('Al Ahram', Египет)

Страна моя, боль моя ("The International Herald Tribune", США)

Вина Германии и еврейское государство ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.