Война Израиля против ХАМАС вновь выдвигает на первый план давний вопрос: как быть с палестинскими территориями? Странам Запада, включая Израиль, необходимо поставить перед собой задачу по выработке политического курса в отношении Западного берега Иордана и Сектора Газа.

Для начала перечислим варианты, которые, как нам уже известно, не дают или не могут дать результата:

- Контроль Израиля над этими территориями. Ни одна из сторон не желает возврата к ситуации, сложившейся после 1967 г., когда Армия обороны Израиля контролировала население, в религиозном, культурном, экономическом и политическом плане отличное от израильтян и враждебное им.

- Создание палестинского государства. Начало этому процессу положили Ословские мирные соглашения 1993 г., однако токсичная смесь анархии, идеологического экстремизма, антисемитизма, джихадизма и междоусобицы полевых командиров привела к полному провалу палестинской государственности.

- Одно государство - две национальности. Учитывая сильную взаимную антипатию, характерную для обоих народов, перспектива объединения Израиля и Палестины ('Израстины', как выражается Муамар Каддафи) выглядит столь же абсурдно, как и звучит.

Если мы исключим эти три возможности, остается лишь один практически реализуемый вариант, который, кстати, более или менее прилично действовал в 1948-67 гг.: передача территорий Иордании и Египту с тем, чтобы Амман управлял Западным берегом, а Каир - Газой.

Конечно, этот подход по принципу 'вперед в прошлое' ни у кого особого энтузиазма не вызывает. Помимо того, что иорданское и египетское правление особыми результатами не выделялось, возврат к этой схеме расстроит инстинктивные устремления палестинцев, будь то националистические или исламистские. Более того, Каир никогда не стремился к власти над Газой и решительно отвергает любые предложения о ее возвращении под свою юрисдикцию. В результате один ученый назвал эту идею 'неосуществимой фантазией, способной лишь отвлечь внимание от реальных и трудных решений'.

Однако это не так. Провал Палестинской национальной администрации под руководством Ясира Арафата и Махмуда Аббаса и 'мирного процесса' в целом уже привел к пересмотру ситуации в Аммане и Иерусалиме. Еще в 2007 г. Айлин Прашер (Ilene Prusher) из Christian Science Monitor пришла к выводу, что идея создания конфедерации, состоящей из Иордании и Западного берега, 'похоже, приобретает поддержку по обе стороны реки Иордан'. Иорданское правительство, с энтузиазмом аннексировавшее Западный берег в 1950 г., и отказавшееся от притязаний на него лишь в 1988 г., под давлением международного сообщества, сегодня, по некоторым признакам, хотело бы вернуть эту территорию. Дэн Дайкер (Dan Diker) и Пинхас Инбари (Pinhas Inbari) в статье, опубликованной в Middle East Quarterly в 2006, подробно рассказали о том, как неспособность Палестинской администрации 'навести порядок и превратиться в политически дееспособную структуру вынудила Амман вновь задаться вопросом, соответствует ли стратегия 'руки прочь от Западного берега' его подлинным интересам'.

Израильские официальные круги также демонстрируют непредвзятое отношение к этой идее: в частности, они неоднократно призывали к вводу на Западный берег иорданских войск.

Некоторые палестинцы, разочаровавшись в самоуправлении, также приветствуют 'иорданский вариант'. Так, один высокопоставленный представитель Палестинской администрации на условиях анонимности заметил в разговоре с Дайкером и Инбари, что некая форма федерации или конфедерации с Иорданией - 'единственная возможность разумного, устойчивого, долгосрочного урегулирования палестино-израильского конфликта'.

Хана Сеньора (Hanna Seniora) полагает: 'Ослабившиеся сегодня перспективы решения по принципу 'двух государств' вынуждают нас вновь оценить возможность создания конфедерации с Иорданией'. Хасан Фаттах (Hassan Fattah) из New York Times приводит слова одного палестинца, живущего в Иордании: 'Для нас все кончено - мы сражались 60 лет, и ничего не вышло. Пусть лучше Иордания управляет Палестиной, если король Абдалла сможет взять под контроль Западный берег'.

К тому же разговорами дело не ограничивается: Дайкер и Инбари сообщают о том, что в 2003-2004 гг. состоялись неофициальные переговоры между Палестинской автономией и Иорданией, 'в результате которых стороны в принципе договорились о размещении до 30000 военнослужащих 'бригад Бадр' [частей иорданской армии, укомплектованных палестинцами - прим. перев.]' на Западном берегу.

И хотя египетский президент Хосни Мубарак заявил год назад, что 'Газа не является частью Египта, и никогда ею не будет', вряд ли последнее слово останется за ним. Во-первых, невзирая на позицию Мубарака, подавляющее большинство египтян выступает за тесные связи между их страной и Газой, ХАМАС настроен так же, а порой свое согласие с этим вариантом выражают и лидеры Израиля. Таким образом, основа для смены курса налицо.

Во-вторых, есть основания утверждать, что Газа скорее относится к Египту, чем к Палестине. На протяжении большей части исламского периода она либо контролировалась Каиром, либо входила в состав Египта административно. Арабский диалект, на котором разговаривают в Газе, абсолютно идентичен диалекту египтян, живущих на Синайском полуострове. В экономическом плане Газа также связана в основном с Египтом. Да и сам ХАМАС ведет свое происхождение от египетской организации 'Братья-мусульмане'.

Может быть пора уже считать жителей Газы египтянами?

В-третьих, Иерусалим может загнать Мубарака в угол. Если он объявит, что с такого-то числа прекращает снабжение сектора водой, электричеством, продовольствием, лекарствами и другими товарами, и соглашается на обеспечение безопасности Газы египтянами, у Каира не останется иного выхода, кроме как взять на себя ответственность за эту территорию. Среди прочих преимуществ, он после этого будет обязан обеспечить спокойствие в Газе, положив конец постоянным ракетным и минометным обстрелам хамасовцами Израиля.

Одним словом, египетско-иорданский вариант никого не заставляет неровно дышать, но именно в этом, возможно, и состоит его ценность. Это уникальный по своему трезвомыслию способ решить 'палестинскую проблему'.

Дэниэл Пайпс - директор аналитического центра 'Ближневосточный форум' и временный научный сотрудник Гуверовского института (Hoover Institution) при Стэнфордском университете (Stanford University)

___________________________________

Андре Глюксман: Газа - чрезмерный ответ? ("Le Monde", Франция)

Газа: трагическая дилемма Израиля ("The Wall Street Journal", США)

Вариант 'трех государств' ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.