Правительства Уго Чавеса (Hugo Chavez) и Владимира Путина поддерживают прочную и активно крепнущую дружбу. Хотя Венесуэла и Россия разделены шестью тысячами миль, узы дружбы между двумя лидерами подкрепляются не только их одинаковой склонностью к репрессивному авторитаризму, экспроприациям в нефтяной области и крупными сделками в торговле оружием, но и идущими параллельно в обеих странах тенденциями активизации насилия и увеличения количества убийств на улицах их городов.

Самое заметное политическое убийство с 2006 года, когда была застрелена Анна Политковская, произошло в России в понедельник. В этот день выстрелом в голову в упор был убит 34-летний юрист и правозащитник Станислав Маркелов. Также была убита находившаяся вместе с ним студентка-журналистка. Тремя днями ранее в Венесуэле застрелили радиожурналиста Орела Замбрано (Orel Zambrano). Это уже второй журналист, погибший там за две недели. Правозащитные организации осудили данные убийства, однако мало кто осознает, что обстоятельства, приведшие к этим жестоким преступлениям в России и Венесуэле, не являются случайными.

Путин и Чавес руководят странами, где на улицах их столиц царят повсеместное насилие и полная незащищенность, результатом которых стали параллельные, политически мотивированные нападения на оппозицию. В России иллюстрацией данной тенденции стало убийство Политковской, а недавно - жестокое избиение журналиста Михаила Бекетова, едва не стоившее ему жизни. Есть там и многие другие примеры. В Венесуэле только в прошлом месяце отмечено 510 насильственных смертей, из-за чего журнал Foreign Policy даже назвал Каракас "мировой столицей убийств".

В путинской России нападения самозваных националистов на иностранцев привлекли к себе внимание иностранных средств массовой информации. Отчасти этому помогли распространенные в Интернете ужасающие кадры видеосъемки, на которых человеку отрубают голову. В Венесуэле в ходе уличных нападений были убиты три лидера оппозиционных студенческих профсоюзов. Среди них - активист из университета штата Зулия Хулио Сото (Julio Soto), который был убит в октябре в Маракаибо двадцатью выстрелами. Обе страны во время экономического кризиса столкнулись с ростом манифестаций недовольства, и полиция подавляет эти выступления при помощи жестоких репрессий.

Поскольку Путин и Чавес правят "железной рукой", возникает весьма опасный вопрос: почему они не в состоянии остановить волну преступности на улицах своих городов? В чем причина: в неспособности, или же существует какая-то скрытая выгода от того, что общество находится в состоянии абсолютной незащищенности и душевной паники?

Ответы на некоторые вопросы я нашел во время недавней поездки в Каракас, где мне довелось выступить на съезде лидеров студенческого движения. Эти производящие глубокое впечатление юноши и девушки, которые принадлежат к самым разным силам политического спектра, идут на огромный риск, проявляя политическую сознательность. В Венесуэле, на родине Симона Боливара, политическая дискриминация практически узаконена. Здесь повсеместно в ходу черные списки, а тем, кто выступает против "чавизма", уготовано непростое будущее с утраченными возможностями.

Такой политический ландшафт жутко напоминает то, что произошло в России при Путине. Граждане ощущают ту же беспомощность перед лицом чудовища, спрятавшегося под завесой незаконно присвоенной демократической риторики.

Сходство поразительное. Хотя лозунги и отличаются (в Венесуэле это "социализм 21-го века", а в России "суверенная демократия"), ни та, ни другая администрация не хочет обсуждать вопрос об огромных состояниях, сколоченных правительственными чиновниками, или о безнаказанности коррупции. Как в России Путина, так и в Венесуэле Чавеса государство стало главным оружием в руках хищных групп бизнесменов, которые используют власть судов, регулирующих органов и полиции для захвата собственности, для оказания влияния на заключаемые сделки и собственного обогащения за счет народа. Такого рода взаимоотношения особенно пагубны, потому что основаны они на незащищенности населения.

Хотя внешним проявлением взаимоотношений между Россией и Венесуэлой является в основном театральная демонстрация военной мощи, на самом деле это своего рода предприимчивый "брак по расчету", выгодный лишь немногочисленной группе лиц. Так, в компаниях, принадлежащих главам государств, дела идут просто прекрасно. Подписано огромное количество соглашений о поставках вооружений, а российские национальные энергетические компании получают многочисленные лицензии на разведку и освоение месторождений в бассейне Ориноко, хотя большинству транснациональных компаний в предоставлении таких разрешений отказано из принципа.

В обеих странах лидеры оппозиции лишены возможности участвовать в непрекращающихся политических кампаниях правящего режима. Борьба по подавлению реальной оппозиции ведется различными способами, включая внесение поправок в конституцию, что создает видимость компетентности руководства, но на самом деле предназначено для выдавливания оппозиции. То, что не удается сделать при помощи фальшивой приверженности букве закона, делают пользующиеся поддержкой властей местные военизированные группировки и националистические экстремистские организации молодежи.

Во время бесед с венесуэльскими лидерами студенческих движений меня поразило глубокое сходство с теми условиями, в которых действуют лидеры российского гражданского общества, такие как Олег Козловский. Этот храбрый человек никогда не склонялся в условиях постоянных нападок, арестов, угроз и преследований официальных властей и неформальных группировок. Я подумал, что страшное насилие на улицах Каракаса и Москвы, видимо, на руку обоим режимам, и что проявляя неспособность обеспечить общественную безопасность, они нашли удобное средство для укрепления режима своей власти.

Первый шаг в исправлении такого положения состоит в том, чтобы разоблачить лживые претензии обоих государств на создание вертикальной структуры власти и признать, что они узаконили горизонтальную структуру некомпетентности, характерными чертами которой являются насилие, незащищенность и безнаказанность. Пора собрать в кулак свою политическую волю и призвать лидеров этих стран к ответу за несоблюдение прав своего собственного народа. При этом следует использовать все имеющиеся средства, не обращая внимания на то, сколько нефти они экспортируют.

Роберт Амстердам - адвокат-международник, представляющий интересы политических заключенных в ряде стран. Среди них венесуэлец Элихио Седеньо (Eligio Cedeno) и россиянин Михаил Ходорковский.

____________________________

Демонтаж демократии ("The Washington Times", США)

Обаяние тирании ("The Wall Street Journal", США)

Флирт Уго Чавеса с Россией ("The Wall Street Journal", США)

Путин и Чавес: вечная дружба на час ("The Moscow Times", Россия)

Когда снижаются цены, уменьшаются и амбиции Владимира, Уго и Махмуда ("The Wall Street Journal", США)

* * * * * * * * * * * * * * *

Михаил Касьянов: "Россия вошла в системный кризис" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Газовые Боги (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Судебный балаган или Эксперимент над действенностью российского права (Общественная палата читателей ИноСМИ)

'Газпром', как Ленин всех живей (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.