Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель civilizaciokapcsolat, за что мы ему крайне признательны

____________________________________

С почтой пришла увесистая книга. Хватит беглого взгляда на написанный бисерным почерком адрес, чтобы определить отправителя: Янош Рожаш (солагерник Солженицына - прим. пер.) из Надьканижы. Новое издание 'Лексикона ГУЛага'. Автор пишет: 'Моя книга появилась благодаря самоотверженным пожертвованиям большей частью товарищеских организаций. Они пожелали, чтобы значительное количество бесплатных экземпляров было послано школам, учреждениям, музеям, общественным деятелям и политикам'.

Янош Рожаш только что получил премию Бетлена Габора, тогда же я смог пожать ему - седовласому, подтянутому - руку. Он удостоился той же почести, предвестником которой безнадежно пытался быть Дьюла Ийеш в то время, когда русские (с начиненными ядерными зарядами ракетами, сбивающие при случае венгерских граждан грузовыми машинами, а также с обладающие немалой покупательской способностью и торговым призванием) еще находились в этой стране. Когда над забавным эпизодом из фильма все хихикали в полный рот: 'Русские уже в кладовке'. Они были везде, могли быть везде, мы это знали и как бы не знали.

Но то, что русские здесь, внутри нас, в венгерской истории и в венгерском настоящем, в самых темных закоулках нашего сознания, мы могли знать от наших отцов. От наших побывавших на фронте и там умолкнувших отцов, и из того, что в очередном издании какого-нибудь нашего классика - пропуск на том месте, где неосторожно сто - сто пятьдесят лет назад названа нация, задушившая нашу борьбу за свободу. Цензор знал, что 1849-й всегда равен 1956-му.

Память о наших плененных, насильно увезенных и депортированных отцов, жителей 'архипелага ГУЛага', озвучил Янош Рожаш, после своего большого друга и солагерника Солженицына, вероятно, наиболее впечатляюще на венгерском языке: храбро и с достоинством венгерского гонведа, хотя он был лишь допризывником, когда его приговорили к десяти годам лагерей без всяких причин, но с обвинением в замысле вооруженного восстания и 'вредительства'. Его мемуары появились в 1986-1987-м в Мюнхене, и я буду вечно помнить, как первую 'авторскую' книгу после всевозможных шифрованных сообщений я первым смог ввезти в эту страну, и смог ему отвезти ее на самый край юго-западной части страны - вероятно, над нашей конспирацией хорошо посмеялись соответствующие органы вместе со своими русскими наместниками.

В двух мировых войнах погибло шестьдесят миллионов человек, а жертвой самого массового террора прошлого века стали 130 миллионов человек. Только в лагерях ГУЛага страдало 10-12 миллионов рабов, большинство здесь же и погибло, число венгров составило три четверти миллиона человек, большая часть уже никогда не вернулась домой. 'Судьба неизвестна', - пишет и пишет в 'Лексиконе' Янош Рожаш, ибо от многих остались только имена и, может, тусклые следы свидетельств товарищей. Имя - а за ним ничего. Из этих сотен тысяч едва ли полпроцента обозначены в 'Лексиконе ГУЛага' - как результат действий одного человека. Так как этой непостижимой трагедией национальной истории не интересовался ведомый русскими на веревках режим Кадара, как, впрочем, и новая 'демократия'.

Но что же мы можем поделать с русскими - с полутора веками венгерских неизведанных и невысказанных воспоминаний? Есть у нас такое словечко, как 'москалеводитель', пожилые еще кивают, когда поднимаются холодные ветры: 'они дуют из Сибири', их задумчивые взгляды направлены в сторону Баргузина, может там погиб наш пламенный Шандор... (На пике русофобии 90-х была распространена легенда, что Шандор Петефи - национальный поэт - был тайно вывезен в Сибирь - прим. пер.). Стесняющие грудь мифы и пустые слова. И есть такой и такой государственный долг, а у него есть еще ставшие миллиардерами 'обслуживающие', и есть такие-сякие вести об импорте российских капиталов. Есть и памятное высокомерие в словах функционирующего в качестве премьер-министра явления - на последних предвыборных дебатах он хвастался, сколько раз бывал в Москве 'официально', в отличие от своего оппонента... Конечно, имел он причины об этом вещать с гордостью слуги, можем вспомнить, как несся он в аэропорт, чтобы расстелить красную дорожку перед помогающим ему в предвыборной кампании российским вождем.

Мы не знаем, что нам делать с 'русскими', с этой верящей в свою избранность нацией, с этим непостижимым силовым и волевым центром, для которого наша страна лишь малых размеров территория за Карпатами с видимостью суверенитета. Неприятный неславянский язык и порода человека. Этот клочок земли, конечно, в то же время является дорогой в Европу. Которая во время нынешнего газового кризиса доказала свою полную политическую импотенцию и коррумпированность. Или только бессилие? Русские в большой европейской кладовке, улыбаясь, держат палец на спусковом крючке автомата.

Картина из недавнего прошлого. Российские СМИ полны фотографий полуобнаженного большого вождя. Новый Александр Невский. Спрашивают мнение редактора местного журнала моды об этой пиар-акции. Он немного призадумывается, потом потрясает крашенными светлыми волосами: 'Да, русские женщины получили большой подарок'. Над этим уже нельзя иронизировать.

Восьмидесятитрехлетний Янош Рожаш сидит в своей канижайской квартире, бодрый и с верой в сердце упаковывает книги и рассылает их повсюду, чтобы трагедия прошлого через него послала сообщение будущему. В квартире, вероятно, не слишком тепло, но он хорошо переносит холод, говорят, зимой он выходит на улицу в одной рубашке.

Карой Алекса - историк литературы

________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - civilizaciokapcsolat

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

________________________________________

Призраки гласности ("The Financial Times", Великобритания)

Российские историки перед лицом сталинского прошлого ("Le Temps", Швейцария)

Сильнее, чем ГУЛаг ("The Washington Post", США)

ГУЛАГ сегодня: заброшенный музей под открытым небом ("NRC Handelsblad", Голландия)

В России не осталось следов ГУЛага ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Катынь - и для восточных немцев тоже ("Magyar Hirlap", Венгрия)

* * * * * * * * * *

Короткое замыкание рваного сознания (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Ленинские дни (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Валерия Новодворская: Не служат ли рабские спины фундаментом Кремлю? (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вахтанг Кикабидзе: Я обожаю русского слушателя (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.