Представляя Россию 'плохой', сами Соединенные Штаты, утратившие под занавес бушевского президентства доверие всего мира, увязшие в двух войнах и жестоком экономическом кризисе, нисколько не выглядят лучше - да и выгод им это никаких не приносит. Представляет ли в сегодняшней обстановке Россия какую-то угрозу для США? Вряд ли - но когда ее изображают диктатурой, это оживляет старые страхи и позволяет отвлечь внимание от гигантских проблем, с которыми сталкивается сегодня Вашингтон.

Приход к власти Барака Обамы обещает стране новую эпоху - эпоху отказа от одностороннего принятия решений, эпоху коллективных дипломатических действий и связного внешнеполитического курса. В эту новую эпоху стоило бы наверно также покончить с бессмысленной враждебностью по отношению к России, не исчезнувшей в 1991 г., когда Советский Союз, проиграв 'холодную войну', перестал существовать.

Превращение в единственную сверхдержаву сыграло с Соединенными Штатами весьма злую шутку. Чрезвычайная уверенность Вашингтона в себе со временем неизбежно обернулась высокомерием. В девяностые администрация Клинтона без устали напоминала странам бывшего СССР, что они, как побежденные, должны неуклонно следовать в фарватере всемогущей Америки. Программу приватизации, осуществлявшуюся президентом Борисом Ельциным, Вашингтон критиковал за медлительность - ведь ему хотелось потратить на помощь России как можно меньше денег. Любые идеи о новом Плане Маршалла для облегчения перехода страны к капитализму сходу отметались - что еще за филантропия для коммунистов!

Сегодняшняя Россия, конечно, далека от совершенства, и не всю вину - даже, возможно, не основную вину - за ее возврат к авторитаризму следует возлагать на Вашингтон. Но высокомерие в экономических вопросах, характерное для клинтоновской эпохи, в сочетании с политическим эгоизмом бушевского периода, нельзя считать разумной стратегией - по крайней мере с точки зрения ее воздействия на Россию. Сооружение 'пугала' из путинизма может служить лишь одной цели - перекройке на новый лад знакомого понятия коммунистической угрозы для прикрытия изъянов самой американской действительности.

Проведенное CNN ток-шоу с участием старшеклассников показало: кое-кто из них ставит на одну доску Путина и Усаму бен Ладена (Osama bin Laden), утверждая, что дипломатические переговоры невозможны ни с тем, ни с другим. Этому 'молодому поколению будущих политиков' следовало бы знать: хотя территория России по-прежнему охватывает 11 часовых поясов, она - уже не СССР, там нет ни коммунистического режима, ни самоизоляции от внешнего мира. Но даже Томас Фридман (Thomas Friedman) - ведущий авторитет New York Times по международным проблемам - в одном из интервью назвал путинскую Россию 'Советским Союзом'. Путин, конечно, никоим образом не идеальный демократ, но и не новый Сталин.

Задумаемся - намного ли лучше был Первез Мушарраф (Pervez Musharraf), бывший президент Пакистана, которого администрация Буша поднимала на щит как светоч демократии в то самое время, когда талибы использовали пакистанские Территории племен для перегруппировки? А что можно сказать о другом 'выдающемся демократе' - президенте Афганистана Хамиде Карзае, чье правительство есть основания считать самым коррумпированным в мире? Или вспомним грузинского лидера Михаила Саакашвили, под маской демократии затыкающего рот соотечественникам, протестующим против действий его режима. Что уж тогда говорить об Уго Чавесе и Махмуде Ахмадинежаде. При этом у Соединенных Штатов есть и свой претендент на место в этой когорте: бывший вице-президент Дик Чейни (Dick Cheney) - большой мастер извращения конституционных принципов и настоящий 'доктор Стрейнджлав ' наших дней.

Тем не менее именно Россия становится мишенью для политических анекдотов, внешнеполитических филиппик Сары Пэйлин (Sarah Palin) и нагнетаемого New York Times страха перед новой 'красной угрозой'. И, конечно, не забудем о Голливуде, куда русские после короткого антракта вернулись в качестве главных злодеев. В последнем фильме по мотивам 'Секретных материалов' - 'Хочу верить' ("X-Files: I Want to Believe") - русские выведены в виде жутких дрессировщиков собак и торговцев человеческими органами; в 'Хеллбое' ("Hellboy"), вышедшем в 2004 г., в мире сеет зло мумия Григория Распутина; в 'Хитмэне' ("Hitman") фигурируют 'нехороший' российский президент, его двойник-преступник и коррумпированный брат; даже в комедии братьев Коэнов 'После прочтения сжечь' ("Burn after Reading") Россия изображается врагом - пусть и забавным, 'невсамделишным'. А в 'Золотом компасе' ("The Golden Compass") - последней из серии грандиозных сказок, призванных отвлечь американцев от нынешних неурядиц - злобные животные разговаривают на чистейшем русском.

Хороший враг, конечно, каждому пригодится. Как однажды проницательно заметил министр обороны США Роберт Гейтс (Robert Gates), разговоры о новой 'холодной войне' наполняют его 'ностальгией по более простым временам'. Действительно, тогда мир вписывался в некие правдоподобные смысловые рамки - коммунизм против капитализма, добро против 'империи зла'.

Терроризм в этом плане понятие слишком аморфное, бен Ладена еще нужно поймать, а изображать врагами арабов - как-то неполиткорректно получается.

Китайцев тоже лучше не трогать. Из этой страны, конечно, вышел бы первоклассный враг, но Китай какой-то уж слишком загадочный: 'срединное царство' Джета Ли, кунфу и капиталистов, маскирующихся под капиталистов, не вписывается в рамки простой конфронтации по принципу 'мы и они'. Кроме того, Китай снабжает американских потребителей игрушками, лекарствами и всем прочим: как его ни поливай грязью, без китайцев нам не прожить.

Россия же, напротив, до сих пор остается для Америки далекой страной балета, атомных бомб и Достоевского. Ореол загадочности, окружавший ее в годы 'холодной войны', развеялся, но воспоминания об угрозе живы - и это так удобно.

Идеальным кандидатом во враги Россию делает тот факт, что, в отличие от бен Ладена, она нас не особенно беспокоит - пока. Но если мы и дальше будем относиться к русским так, будто первая 'холодная война' никогда не кончалась, нам действительно не избежать ее повторения.

Нина Л. Хрущева - преподаватель нью-йоркского New School University, специалист по международным отношениям, автор книги 'Воображая Набокова: Россия между искусством и политикой' ("Imagining Nabokov: Russia Between Art and Politics")

* * *

* Персонаж сатирического фильма Стэнли Кубрика (Stanley Kubrick) 'Доктор Стрейнджлав, или как я перестал бояться и полюбил бомбу' (Dr. Strangelove or: How I Learned to Stop Worrying and Love the Bomb), высмеивающего стереотипы мышления времен 'холодной войны'. (Вернуться к тексту статьи)

_____________________________________

'Третий путь' Владимира Путина ("The National Interest", США)

Второе место Путина не устроит ("The Herald", Великобритания)

Владимир Путин: "Власть имеет тот, у кого есть мозги" ("ARD", Германия)

Россия и Америка на перепутье ("The New York Times", США)

Возрождающаяся Россия... ("The Washington Times", США)

Хватит дразнить медведя ("Newsweek", США)

* * * * * * * * * * * * * * * *

Карта Украинской империи (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Красная чума" vs "Оранжевая мразь" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Анастасия Бабурова: Я не верю восьмому марта (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Валерия Новодворская: Не служат ли рабские спины фундаментом Кремлю? (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.