Д.МЕДВЕДЕВ: Я готов. Если Вы готовы, давайте начинать работать.

Ц.КРАСТЕВА: Хорошо.

Дмитрий Анатольевич, 4 февраля открывается Год Болгарии в России. Скажите, пожалуйста, какие возможности, по-вашему, открываются для развития российско-болгарских отношений в принципе в таком необычном формате, как Год Болгарии?

Д.МЕДВЕДЕВ: Во-первых, мы очень рады, что состоится такое мероприятие. Мы с нетерпением ждем приезда Президента Болгарии Георгия Пырванова для того, чтобы открыть этот Год, ну и, собственно, самих мероприятий.

Я считаю, что, несмотря на известную условность понятия Год Болгарии в России, потому что наши отношения исчисляются не годами, а десятилетиями, столетиями, тем не менее это очень хороший способ продемонстрировать всю глубину наших связей, все различия в различных отраслях, в которых существуют наши отношения, вопросы культурного сотрудничества, вопросы торгово-экономического взаимодействия, гуманитарные вопросы - в общем, все то, что на сегодняшний день и создает достаточно такую широкую палитру отношений, которые существуют между Болгарией и Россией.

Что же касается собственно мероприятий, то мне кажется, в чем преимущество таких событий, это просто возможность привезти хорошие коллективы, которых ждут в России, возможность людям, которые интересуются болгарским творчеством и историей наших отношений, которые любят Болгарию, просто посетить мероприятия, сходить на концерты, посмотреть выставки, ну и просто пополнить свои знания о современной Болгарии. Потому что, несмотря на то что и значительная часть наших граждан любит отдыхать в Болгарии, хорошо знает и культуру, и традиции Болгарии, тем не менее страна развивается, страна современная, растущая. И, конечно, появляются новые коллективы, появляются новые имена. Вот это, мне кажется, самое главное. Самое главное, что связано с межлюдскими отношениями, что связано с отношениями между нашими народами.

Но, конечно, это и возможность поговорить, и не только поговорить, но и активно позаниматься развитием всех экономических связей, которые существуют между нашими странами. Я имею в виду, конечно, реализацию крупных проектов, таких как 'Южный поток', 'Бургас-Александруполис', и других крупных энергетических проектов. У нас есть заделы и в фармацевтической промышленности, и в химической промышленности, и в сфере транспорта.

И когда происходят такие события, как вот эти самые 'годы', это все-таки дает определенный, вполне очевидный толчок этим процессам. Если хотите, то даже бюрократические машины в этот период все-таки начинают работать лучше, чем они работают в другой ситуации. Говорю Вам об этом предельно откровенно, потому что сам возглавлял оргкомитеты по проведению 'годов дружбы' с рядом других государств. И я уверен, что и Год Болгарии в Российской Федерации в этом смысле не будет исключением, а, наоборот, будет хорошим подтверждением этого правила.

Ц.КРАСТЕВА: По совпадению, Вы знаете, накануне Года Болгарии в России был газовый кризис. Во время этого кризиса люди в Болгарии - стране, которая регулярно платит за русский газ, были вынуждены мерзнуть, а сама страна понесла многомиллионные убытки. Скажите, пожалуйста, как Россия вернет утраченное доверие политически и экономически стабильного партнера и энергопоставщика? И какие гарантии Вы как Президент России можете дать, что такой газовый кризис не повторится?

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, я отвечу на этот вопрос вот как. Конечно, то, что произошло, это печальное событие, и оно не радует Российскую Федерацию как поставщика энергоносителей в Европу, и не может радовать российские компании, которые принимали в этом участие. Естественно, это создало весьма трудные последствия для ряда государств - потребителей российского газа, в том числе для Болгарии. Это печально, и, конечно, мы должны совместно подумать о том, каким образом нейтрализовать такие угрозы в будущем.

Что же касается гарантий, то я как Президент России никаких гарантий давать не буду. Гарантии должны дать те, кто на самом деле создал этот кризис. И лучшей гарантией было бы, как я уже сказал и в ходе моего общения с премьер-министром Болгарии господином Станишевым, и с другими коллегами, проведение международных консультаций по недопущению подобных кризисов. Я бы не хотел, чтобы наши болгарские друзья и в дальнейшем зависели от политической ситуации в транзитном государстве.

Вы знаете, я юрист по образованию и прекрасно понимаю, что за, скажем, непоставку должны отвечать оба государства: и транзитное государство, и государство-поставщик, ну или компании из этих государств. Не сами государства, потому что государства не поставляют энергоносители. Но в конечном счете юридическая ответственность должна концентрироваться на стороне, которая реально виновата в неисполнении договора. Поэтому я думаю, что на будущее это в интересах всех (в интересах европейских государств как потребителей энергоносителей, в интересах Российской Федерации как надежного поставщика) проведение широкомасштабных консультаций и подготовка новых соглашений на эту тему, потому что старые соглашения, к сожалению, оказались неэффективными. И при помощи той же самой Энергетической хартии не удается разрешить те проблемы, которые возникают.

Это первое направление. И второе направление, на мой взгляд, весьма и весьма актуальное, которое находится полностью в русле наших дружеских отношений с Болгарией, - это максимально быстрое продвижение новых энергетических путей. Я имею в виду и проект 'Южный поток', и проект 'Северный поток', потому что, если мы сможем диверсифицировать поставки, Европа в значительно меньшей степени будет зависеть от причуд политического режима в том или ином государстве. Это реальная ситуация. Мы не сможем создать идеальную модель, но мы должны стремиться к тому, чтобы обеспечить надежный международно-правовой режим контроля. И, как мне кажется, определенные шаги в этом направлении были сделаны. В этом смысле я вполне доволен и позицией Евросоюза, который все-таки способствовал преодолению этого кризиса, и позицией наших партнеров.

Ц.КРАСТЕВА: Вы знаете, что газовые договоры Болгарии заключены с Россией, с 'Газпромом'. Готова ли Россия убрать посредников от газового договора, как Вам предлагал болгарский премьер, и вообще пересмотреть условия в этом договоре? Как Вы считаете, возможно ли это и вообще есть ли у Вас встречные предложения для оптимизации сотрудничества в газовой сфере?

Д.МЕДВЕДЕВ: Оптимизация сотрудничества, естественно, это хорошая тема, она всегда существует. И во время встречи с Президентом мы, конечно, поговорим об этих вопросах обязательно.

Что же касается посредников, то, если говорить о российской стороне, нам никакие посредники не нужны. Нам были навязаны когда-то посредники на Украине. Россия готова торговать непосредственно от имени основного поставщика газа, от компании 'Газпром'.

Как правило, в существовании посредников, к сожалению, заинтересованы страны-потребители. Но я сейчас не говорю о нашей ситуации, естественно, она отдельная, в ней нужно разбираться, но как принцип еще раз скажу: нам никакие посредники не нужны, если они ломают схему отношений или эти посредники увеличивают стоимость газа для потребителей. Мы хотим прозрачных отношений и прямых отношений. Конечно, мы поговорим об этих вопросах, здесь сомнений быть не может.

Ц.КРАСТЕВА: Вы упомянули три больших энергопроекта между Болгарией и Россией и атомную электроцентраль в Белене.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я ее не упомянул, но хорошо, что Вы ее упомянули.

Ц.КРАСТЕВА: В то же время мы свидетели, что мировой экономический кризис уже затронул Россию. Вы можете сказать с уверенностью, что с российской стороны не будет замедления этих проектов из-за кризиса?

Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, если мы все будем нормально работать, то мы сможем реализовать самые различные планы, которые были какое-то время назад нами приняты и согласованы. Кризис никому не нравится, в кризис всем тяжело жить и тяжело реализовывать инвестпроекты. Но мы должны отделять зерна от плевел, мы должны концентрироваться на наиболее выгодных и важных проектах. Те проекты, что Вы назвали, как мне представляется, они весьма выгодные и для Болгарии, и для России, и для Европы в целом, и туда нужно направлять основные усилия. Может быть, от каких-то более таких проходных тем, небольших проектов и стоит сейчас отказаться. А что касается крупных, основных тем, по ним мы будем обязательно работать.

Ц.КРАСТЕВА: Я знаю, что Вас время поджимает. Согласитесь ли Вы ответить на два более личных вопроса, если время есть?

Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста.

Ц.КРАСТЕВА: Первый. Как складываются у Вас профессиональные и личные отношения с премьер-министром России? Имею в виду Вашу последнюю критику в сторону Правительства, а такая критика прозвучала даже еще в Вашем Послании Федеральному Собранию.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, у меня очень хорошие отношения с премьер-министром, с Владимиром Путиным. Мы давние коллеги, и я работал у Президента Путина. Теперь мы вместе работаем, я как Президент, он как премьер-министр, которого я предложил, поэтому у нас хорошие, товарищеские отношения, но это не значит, что Президент должен закрывать глаза на проблемы, которые существуют. Поэтому во время встреч с Правительством, с министрами, конечно, я обращаю внимание на те недостатки, которые существуют, это нормально абсолютно. Это вполне нормальный такой процесс, и здесь в центре должны быть не чьи-то амбиции или чье-то понимание тех или иных проблем, а реальные интересы граждан нашей страны. Из этого я исхожу, и из этого исходит и премьер-министр, так что здесь никаких проблем нет.

Ц.КРАСТЕВА: Вы стали Президентом в нелегкое время.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да уж.

Ц.КРАСТЕВА: Какой для Вас самый главный вызов и самый главный урок на этом посту?

Д.МЕДВЕДЕВ: Хороший вопрос. Вы знаете, я думаю, что, наверное, для меня главный урок за тот период, пока я нахожусь в должности Президента, заключается в том, что никогда невозможно предвосхитить те или иные события, исключив различное, иногда драматическое развитие ситуации. Иными словами, в ряде случаев случаются такие проблемы, которые, откровенно говоря, и не особенно себе представляешь и к которым хотя и готовишься, но не считаешь их актуальными в тот или иной период. Таких событий у меня уже в моей президентской биографии хватает.

Мне не хотелось, откровенно говоря, по понятным причинам, чтобы начало моей деятельности совпадало с принятием решения о применении войск. Но мне пришлось такое решение принять. Я имею в виду события на Кавказе и ту агрессию, которая была со стороны Грузии в адрес двух маленьких, по сути, частей, бывших частей ее территории.

Конечно, мне бы хотелось, чтобы экономический фон, который сегодня существует, экономические условия были немножко другими. Но они такие, как есть, поэтому мне приходится и с этой ситуацией разбираться. Да и тот самый упомянутый Вами газовый кризис - это, в общем, тоже не та ситуация, к которой хочется готовиться и которой, откровенно говоря, хочется заниматься. Но жизнь ставит тебя в ситуацию, когда ты должен давать прямой и недвусмысленный ответ. И вот это, наверное, главные уроки за последний период для меня как для Президента.

Ц.КРАСТЕВА: Спасибо. Спасибо Вам за это интервью.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо Вам.

Официальный сайт Президента РФ

________________________________________________________

Доктрина Медведева ("Newsweek", США)

В.Путин: Россия и Болгария: давние традиции дружбы и задачи сегодняшнего дня ("24 часа", Болгария)

Визит Путина - очередной шаг в наступлении 'Газпрома' на запад ("The International Herald Tribune", США)

Зимняя газовая война ("The Wall Street Journal", США)

Уроки 'Газпрома' - Европа их так и не выучила ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.