Интервью с Иэном Бреммером

Пока что США с трудом справляются с последствиями финансового кризиса - тающими пенсионными накоплениями, доверенными ПИФам, волной банкротств и увольнений. Но туго приходится не только американцам. На прошлой неделе недовольство ухудшением ситуации в мировой экономике вылилось в массовые акции протеста в Греции, Латвии, Франции и Британии. Люди протестуют против роста цен, сокращения реальных доходов, безработицы. Все шире распространяются опасения, что возмущение экономическими проблемами приведет к политической нестабильности, отмечает Иэн Бреммер (Ian Bremmer), президент консалтинговой фирмы Eurasia Group, специализирующейся на политических рисках, причем во многих 'апокалиптических' прогнозах фигурируют Россия и Китай. В своей книге ''Тяжелый хвост': значение политической информации для стратегических инвестиций' ("The Fat Tail: The Power of Political Knowledge for Strategic Investing") - она скоро выйдет в свет - Бреммер прослеживает связь между экономическими потрясениями и политическими катастрофами, и предлагает новые методы анализа и подготовки к 'наихудшим сценариям'. Он дал корреспонденту Newsweek Баррету Шеридану интервью по телефону из Москвы, где Бреммер находится в качестве участника 'Форума 'Россия'' - конференции, организованной инвестиционным банком 'Тройка Диалог'. Приводим отрывки из их беседы:

Newsweek: Ситуация в России занимает одно из первых мест в вашем списке рисков, которые необходимо отслеживать в 2009 г. Почему?

Иэн Бреммер: Одна из наиболее очевидных причин связана с тем, что нефтяные цены снизились со 147 до 40 долларов за баррель. Россия - одно из государств, получающих значительную часть валютных доходов за счет нефтедобычи. При этом масштабных инвестиций в нефтяную отрасль для повышения продуктивности и эффективности существующих месторождений, а также разработку новых, в стране не делалось. Кроме того, нельзя забывать о геополитических рисках - в свете действий российских властей по отношению к Украине и Грузии, а также множеству государственных и негосударственных игроков внутри самой страны.

Год назад обстановка была такова, что люди готовы были терпеть массу проблем, связанных с инвестициями в России, поскольку у них были свободные деньги, а российский рынок выглядел привлекательным. Но в нынешней ситуации, когда игроки стараются придерживать капиталы, эти негативные аргументы, связанные с Россией, внезапно приобретают весьма серьезное значение.

Newsweek: Вы сравниваете нынешнюю ситуацию в России не с 1998 г., когда она объявила дефолт по внешним долгам, а с 1989 г. - кануном распада СССР. С чем это связано?

Бреммер: По разнообразию возможных сценариев развития событий Россия вероятно превосходит любую из крупных стран мира. Причина здесь не в том, что Россия - авторитарное государство, а в том, что в этом авторитарном государстве необычайно много власти сосредоточено в руках одного человека: премьер-министра Путина. С этой точки зрения Путин, наверно, самый могущественный человек на планете. Пока что дела у него шли совсем неплохо: рейтинг популярности составляет 80%, в стране был мощный экономический рост, а последние несколько лет усиливалось и геополитическое влияние России. Но сейчас он столкнулся с очень серьезным спадом - ничего подобного мы не переживали со времен Великой депрессии. В этих условиях нет никаких гарантий, что Путин будет готов придерживаться основополагающих принципов российского политического устройства.

Newsweek: Какие принципы вы имеете в виду?

Бреммер: То, что западные транснациональные корпорации имеют возможность действовать в стране. То, что там существуют НПО. То, что у людей есть возможность выходить на демонстрации, создавать альтернативные политические партии. Все эти элементы, пусть и в весьма несовершенном виде, появились в стране за последние 20 лет. Они могут сохраниться, а могут и нет. Необходимо понимать, что развитие России действительно может пойти по любому пути.

Newsweek: И крайние формы 'закручивания гаек' - один из возможных сценариев?

Бреммер: Да, крайние формы 'закручивания гаек' - один из возможных сценариев. Более жесткие, чем это возможно в Китае, или в Индии, или в Бразилии.

Newsweek: Вы считаете, что Россия уже опоздала с исправлением перекосов в экономике, и не сможет решить свои проблемы?

Бреммер: Возможно, действительно уже поздно, и если мир и вправду погрузится в депрессию, - у меня другое мнение, но некоторые экономисты об этом поговаривают - а нефтяные цены упадут с 40 до 20 долларов, и достаточно долго продержатся на этом уровне, откуда у России возьмутся деньги? В стране не существует социальной 'страховочной сети' для людей, работающих в отдельных компаниях, на предприятиях в глубинке. Теперь представим: они лишились работы, им никто не помогает - как они поступят?

Newsweek: Выйдут на улицы.

Бреммер: Такой сценарий, несомненно, возможен.

Newsweek: Насколько серьезный характер носили недавние акции протеста?

Бреммер: Пока что их масштаб очень невелик. Но я также считаю, что пока Россия еще в сравнительно ограниченной степени ощутила последствия кризиса. Государство вливает капиталы в экономику. Вице-премьер [Игорь] Шувалов четко заявил, что оно намерено продолжать в том же духе. Но возникает вопрос: смогут ли они это делать? Ответа на него пока нет.

Newsweek: Поскольку вы сейчас находитесь в Москве, какие, на ваш взгляд, там царят настроения?

Бреммер: Настроение в Москве чертовски мрачное. Я только что побывал в Давосе, и многие говорят, что там тоже настроение было мрачное, но это не так - а вот на 'Форуме 'Россия'' настроение действительно мрачное. В прошлом году на этом форуме преобладали разговоры о том, что Россия - безопасная гавань, царило этакое 'нефтяное высокомерие', ощущение, что страна - это локомотив, летящий вперед на всех порах, с крайне популярным Путиным в роли машиниста. А сейчас ощущение такое: О, господи, страна катится в пропасть! На нынешней конференции пессимистов явно больше, чем оптимистов.

Newsweek: А у простых людей ощущения такие же, или государственные СМИ 'ограждают' их от экономических и геополитических реалий?

Бреммер: От геополитических реалий их, возможно, действительно ограждают, но с геополитическими реалиями у России проблем нет. Только что русские как следует постарались, и выкинули американцев с этой базы в Киргизской республике. Мне по этому поводу задали немало вопросов типа: 'Это трагическая неудача для США?' Я впервые услышал слова 'Киргизия' и 'трагическое' в одной фразе. Что же касается экономики, здесь дело обстоит так: что бы там ни говорили государственные СМИ, реальность есть реальность. Я в Москве и могу сказать: ситуация здесь изменилась столь же резко, как в Нью-Йорке за последние полгода - может быть даже немного резче.

Newsweek: Поговорим теперь о Китае. Внешне ситуация там имеет немало сходства с российской: авторитаризм, национализм, протесты. Но в отношении Китая вы приходите к противоположному выводу, считаете, что о нем беспокоиться нечего. Почему?

Бреммер: Китай обладает чрезвычайной гибкостью в плане того, что он может предпринять для преодоления нынешнего кризиса. В течение 30 лет экономический рост в этой стране составлял в среднем 10% в год. Постоянно приходится слышать: если темпы роста снизятся до 8%, Китай 'взорвется'. Но кто производил эти вычисления? Китайское руководство за три последних десятилетия накопило гигантский политический капитал. Именно благодаря правительству экономика росла. И китайский народ ситуация вполне устраивает.

Newsweek: Вы говорите, что настоящей 'звездой' Давоса стал китайский премьер Вэнь Цзябао (Wen Jiabao). На чем основан такой вывод?

Бреммер: Потому что он выглядел настоящим лидером. Еще год назад китайцы говорили: мы - всего лишь скромная развивающаяся страна, не обращайте на нас внимания, мы ни на что не влияем. Теперь же все куда больше напоминало реальное положение вещей: представление китайцев о самих себе и представление других стран о Китае сблизились. Если сейчас в китайской экономике начнется спад, простые китайцы готовы с этим смириться. А их недовольство будет обращено прежде всего против Запада. Они считают - и не без оснований - что именно западный вариант рыночного капитализма стал причиной нынешних потрясений. Здесь, конечно, есть другая опасность - они могут воспринять это как аргумент в пользу непогрешимости собственной модели.

Newsweek: А почему это нельзя так воспринимать?

Бреммер: Тот факт, что американцы скатились к фетишизации гиперкапитализма и полностью выпустили рычаги из рук, еще не означает, что правильный путь - это отсутствие верховенства закона, непрозрачность и государственный капитализм.

Newsweek: Хорошее выражение - 'фетишизация гиперкапитализма'.

Бреммер: Процитируете? Выражение в самом деле удачное. Но если серьезно, то вторая часть моего тезиса не менее важна. Это действительно не означает, что китайская система хороша или эффективна. В долгосрочной перспективе Китай ждут серьезные проблемы. Но в краткосрочном плане власти в состоянии сохранить поддержку народа и сосредоточить масштабные государственные субсидии на инфраструктурных проектах и стимулировании спроса. Думаю, по результатам нынешнего кризиса Китай окажется среди стран, переживших его относительно успешно.

Newsweek: Меня поразила одна фраза Вэнь Цзябао (Wen Jiabao): он сказал нечто вроде 'самое лучшее, чем мы можем помочь всему миру - это как следует позаботиться о наших собственных делах'.

Бреммер: Да, если вы попросите меня назвать самый проблематичный тезис в его выступлении - я выберу именно эти слова.

Newsweek: Потому что Пекин не желает взять на себя лидерскую роль на международном уровне?

Бреммер: Как будут китайцы вести себя на встрече 'большой двадцатки'? Они будут в основном помалкивать. Какую позицию они займут по проблеме климатических изменений? Лучше не спрашивать. Какое участие Китай примет в создании новой международной финансовой архитектуры? Никакого. В Китае еще не укоренилось понимание его собственной ответственности за положение дел в мире. Но есть кое-что, к чему американцам следовало бы прислушаться: те из нас, кто привык к тому, что китайцы скупают в больших объемах наши государственные облигации, должны знать - пока эта ситуация, возможно, сохраняется, но года через три или через пять она изменится. И это несомненно подорвет позиции доллара в качестве мировой резервной валюты. Кроме того, чтобы справиться с последствиями, Америке придется печатать уйму наличных, и результатом станет раскручивание инфляции. Это серьезный вопрос, и из-за него американское мировое лидерство уже начинает быстро терять динамику.

________________________________________

Иэн Бреммер: В 2009 г. мировой экономике придется туго ("The Wall Street Journal", США)

Иэн Бреммер: Оценка глобальных рисков в 2009 г. ("Business Week", США)

Иэн Бреммер: В 2009 году Россия будет 'возмутителем спокойствия' ("Real Clear Politics", США)

Иэн Бреммер: К новой 'холодной войне' с Россией или Китаем готовиться не надо ("Real Clear Politics", США)

* * * * * * * * * * * * * * * *

Герои Бадабера (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Они все тут и погибнут" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Молчание о будущем (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Бог против науки (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.