Отсутствие значительной роли у НАТО в Европе создает своего рода двойной риск. Оно ослабляет внимание к обязательствам альянса на далеких рубежах в Афганистане, и одновременно привлекает внимание в Европе к таким вопросам, которые должны обсуждаться в иных рамках - более подходящих для экономических, а не военных форумов.

Мировой экономический кризис, взаимосвязанные проблемы энергетической безопасности и изменений климата, а также вызовы невоенного характера в Афганистане - вот лишь часть из длинного перечня вопросов, выходящих за рамки компетенции мероприятий НАТО, таких как предстоящий саммит североатлантического альянса.

То, что проблемы экономической безопасности заслуживают такого же внимания, как и вопросы безопасности военной, не должно вызывать удивления. В конце концов, План Маршалла и начало движения к формированию Евросоюза на два года предшествовали во времени созданию НАТО.

Но когда гонка ядерных вооружений в рамках соперничества с Советским Союзом начала доминировать в отношениях ЕС и США, первая линия обороны - НАТО - вполне естественно стала требовать к себе больше внимания, нежели ежегодный саммит США-ЕС. Однако сегодня возникли новые проблемы, которые НАТО решить не в состоянии. И обращение к альянсу в целях решения данных проблем - это лишь вредное отвлечение внимания.

Это не значит, что роль НАТО надо каким-то образом понизить. Наоборот, альянс нуждается в гораздо большей помощи, поскольку он выполняет важнейшие задачи в Афганистане. Но решение экономических проблем этой страны лежит вне рамок компетенции НАТО. Решаться они должны в рамках диалога между США и Евросоюзом, который за последние 30 лет как-то зачах.

Если афганскую проблему можно описать двумя словами, то слова эти - наркотики (их слишком много) и полиция (ее слишком мало). Также крайне важны вопросы восстановления и развития.

Европейский Союз в первую очередь несет ответственность за реализацию таких невоенных функций. И он гораздо лучше приспособлен для выполнения этих задач. Но чтобы реализовать их, нужно тесное взаимодействие с войсками НАТО и США. А американцы в своей политике давно уже руководствуются тем, что любые официальные контакты между США и Европой по любым имеющим отношение к военной сфере вопросам должны осуществляться через НАТО, чтобы такие контакты не подрывали главную основу отношений США-ЕС, которой опять же является североатлантический альянс. В основе такого подхода лежит вопрос истории и членства: США входят в состав НАТО, но не в состав Евросоюза.

Но с членством есть и свои собственные проблемы на другой стороне Атлантики, где Турция, входящая в состав НАТО, но не Евросоюза, блокирует все официальные контакты между альянсом и ЕС.

Вот мы и попали в тупик. США могут разговаривать с Европой только через НАТО. Но НАТО не может разговаривать с Евросоюзом, поэтому и Соединенные Штаты не могут формально разговаривать с Европейским Союзом, по крайней мере, на тему Афганистана. Говорят, что Ричарда Холбрука (Richard C. Holbrooke) "потрясло" разделение между военными и гражданскими в Афганистане. Оно отчасти объясняет суть проблемы.

Вопрос о том, почему Турция налагает вето на формальные контакты НАТО и ЕС, довольно сложен. Начинается он с огромной враждебности из-за маленького Кипра, а заканчивается маленькой враждебностью из-за гораздо более крупной Франции.

Распутав узлы этих проблем, мы не только улучшим ситуацию в Афганистане, но и поможем в решении многих других проблем. Не последний в этом ряду вопрос - повышение готовности Турции к взаимодействию, а также большая заинтересованность Европейского Союза в общеевропейской системе энергетической безопасности на фоне действий России.

В рамках этой системы, среди прочего, должен быть решен вопрос транзита огромных запасов природного газа из района Каспия, причем они должны перекачиваться в ЕС в обход России, которая как минимум дважды продемонстрировала свою способность помыкать Европой.

Прорехи в энергетической безопасности имеют также тенденцию мешать ведению диалога по тесно связанным с ней проблемам климатических изменений. В Европе ждут, что администрация Обамы ликвидирует все нестыковки США и ЕС в вопросах борьбы с изменениями климата.

Нет сомнений в том, что сотрудничество будет налаживаться и укрепляться. Но как показало первоначальное голосование в Сенате в 1997 году, когда подавляющее большинство в 90 процентов голосов проголосовало против Киотского протокола, диалог не всегда затрудняется из-за межпартийных разногласий. Может быть, полезно также задуматься над тем, что самая заметная платформа для переговоров США и ЕС по климату это форум НАТО - альянса, который ничего не может с этими переговорами сделать.

Можно продолжать говорить на данную тему, даже не касаясь вопросов финансового кризиса. Но кризис этот хотя бы отчасти имеет отношение к проблеме безопасности. Можно ли в его условиях сохранить существующие военные бюджеты? Но и здесь НАТО вряд ли в состоянии сделать что-то существенное. И нам еще придется подождать, пока не появится устойчивая альтернативная структура (хотя формат "двадцатки" может здесь сработать).

Клэйленд Бойден Грей - постоянный представитель США в Европейском Союзе.

___________________________________

НАТО трещит по швам ("The Guardian", Великобритания)

Кремль переигрывает НАТО ("The Washington Times", США)

Примите Россию в НАТО ("Los Angeles Times", США)

НАТО в состоянии превращения в болото ("Die Welt", Германия)

Россия устанавливает границы членства в НАТО ("Delfi", Литва)

* * * * * * * * * * * * *

Так пусть стоит памятник Сталину или Ленину! (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Я думал, ты пришел извиниться..." (Общественная палата читателей ИноСМИ)

В поисках фашистов (Общественная палата читателей ИноСМИ)

На помощь челюскинцам (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.