Девять лет, один месяц и восемнадцать дней - именно столько продолжалась 'афганская война'. Ее уроки, будь они усвоены миром, могли бы быть сегодня полезными и на Ближнем Востоке, и в том же Афганистане.

Советские войска были введены в Афганистан 27 декабря 1979 г. после неоднократных просьб руководства Народно-демократической партии Афганистана, вставшей у руля в результате неожиданного для СССР государственного переворота в апреле 1978 г. Это вторжение потрясло мировое сообщество. Президент США Картер в одном из своих первых заявлений по этому поводу сказал: 'Оно изменило мое отношение к внешней политике СССР больше, чем что-либо другое за годы моего пребывания в должности'.

Почти за десятилетний период через войну прошли в общей сложности 620 тыс. человек. Число погибших на чужой земле советских солдат составило более 15 тыс. Еще 311 человек числятся пропавшими без вести. Не говоря уже о брошенных пленных, на выкуп которых у Родины не нашлось ни средств, ни желания. До и тем воинам-инвалидам, которым посчастливилось вернуться домой, штабные начальники и чиновники нередко потом говорили в лицо: 'Я вас туда не посылал'...

Призыв в спешно сформированную 40-ю армию вели также наспех: многие призывники понятия не имели о том, что их ждет. Резервисты, призванные на трехмесячные сборы, неожиданно оказывались на настоящей войне. Большинство из первых призывников вернулись на Родину в цинковых гробах...

Первые месяцы войны прошли в пропагандистском угаре, что привело к страшному результату: для многих первый бой становился последним, а тот, кто выжил, превращался в совсем другого человека. Особенно тяжкими были последствия для новобранцев. Им не хватало опыта, умения сориентироваться на местности и вовремя применить оружие. К психологическому шоку добавлялась огромная физическая нагрузка - ведь за плечами приходилось таскать 30-50 кг. Выдерживали не все. Даже отлично подготовленных десантников во время боя в горах можно было брать голыми руками - здоровые ребята задыхались в разреженном воздухе, а от частых спусков и подъемов постоянно отекали стертые сбивающимися портянками ноги. Офицеры менялись каждые два года, рядовые - полтора. Душманы не менялись вообще.

Начальный всплеск числа погибших привел к тому, что отбор призывников стал более тщательным, а с 1982 г. отправке в Афганистан стал предшествовать полугодовой тренинг. Но это не изменило ситуацию в корне. Ведь для завоевания страны не всегда важна сила - порой полезнее знать ее внутренние устои. Войти в Афганистан было несложно: вы попадаете в страну так же легко, как мышь в мышеловку на сырную приманку. И тут вдруг выяснилось, что ставка на мгновенный захват центральной власти была ошибочной, поскольку не учитывала полнейшей племенной раздробленности, специфической ментальности местного населения и абсолютного отсутствия законов. Государство, обладавшее в начале нашей эры колоссальным влиянием и высокой цивилизацией, сегодня живет в условиях практически полного отсутствия цивилизации и руководствуется собственной, абсолютно непонятной иностранцам системой ценностей. Не зря же советские солдаты оказались неготовыми к тому, что боевики прикрываются детьми и женщинами, а родители меряют гибель ребенка количеством ящиков продовольствия.

Первое встреча с Афганистаном вызывала у советских солдат настоящий шок: симбиоз войны и религии, остановившееся время, ужасающая грязь, полудикие племена. Глиняные хижины, заставленные новейшей электроникой. Копошащиеся в уличной пыли дети и не помнящие их количества женщины. Днем - мирные дехкане и торговцы, ночью - безжалостные бандиты. Правительство, борющееся за установление социализма, и государственные документы, начинающиеся словами: 'Во имя Аллаха милосердного, милостивого'.

Вы можете представить себе перемирие, которое объявляется на время кинопоказа индийских мелодрам? Пропуск в импровизированный кинотеатр на территории советского военного лагеря осуществлялся при условии отсутствия у местных боевиков оружия. Перед входом сваливались в общую кучу револьверы, гранаты, ножи... Беспощадные до нереальности душманы бледнели при виде разыгрывавшегося на экране бутафорского удушения неверной возлюбленной индийским любовником. А наутро, не дрогнув, вспарывали животы советским солдатам, с которыми вчера сидели рядом в кинотеатре.

Спускающееся с гор племя. На ухоженном верблюде - вождь с магнитофоном 'Шарп' в руках. Из динамиков звучит заунывная восточная музыка. Вождь практически в анабиозе вторит мелодии, наблюдая из-под полуприкрытых век за передвигающейся советской частью. Легкий поворот головы - и 'мирные' члены племени открывают огонь...

Процесс обрезания маленького мальчика приводил в дрожь даже бывалых бойцов: в совершенно неприспособленных условиях, в полнейшей антисанитарии, ржавым ножом, без дезинфекции. Через несколько дней этот мальчик уже сидел голым на земле рядом с отцом и дедом. А еще через год он снайперским выстрелом лишит жизни командира роты. Вообще, ритуал забоя и свежевания барана производил на 10-12-летнего подростка куда большее впечатление, чем всаживание ножа во вражескую спину. Жизнь у афганцев не считается ценностью, поэтому и к человеческой смерти они относятся совершенно спокойно.

Победа над врагом требует умения мыслить его категориями. Советские же войска постоянно двигались 'против ветра', ни на миллиметр не приблизившись к пониманию афганского менталитета. Требование командования устанавливать дружеский контакт с местным населением приводило к печальным последствиям: месть в исполнении афганцев носила куда более зловещий характер, чем итальянская вендетта. Советский воин, установивший хорошие отношения с афганцем, не мог уже разорвать эту дружбу по своей воле. За это смерть грозила не только 'неверному', но и всем его друзьям, знакомым и родственникам.

Обстоятельства и приказы вынуждали их, этих абсолютно разных советских парней, быть равными душманам в жестокости. Жизнь приучала к постоянной, на грани возможного, готовности и концентрации. Они почти не отдыхали. Враг на войне воспринимается прежде всего на идеологическом уровне: приказали видеть в душманах врагов - значит, они враги. Выстрелил первым, нанес удар в спину, метнул нож - значит, враг. Почему, зачем, по какой причине - никто не задавался этим вопросом. Война объединяет объявленной целью и подразумевающейся справедливостью, неизбежные и жестокие жертвы оправдываются разумной необходимостью. В данном случае оправдание создавалось искусственно, жертвы превращались в жертвоприношения, жизнь становилась реальной альтернативой смерти.

...При зачистке кишлака блокировали банду. Во время прочесывания одного из домов с женской половины выскочил душман, прикрывавшийся ребенком.

-  Не стрелять! - закричал командир подразделения. Но и без команды советский солдат не стал бы стрелять в детей. Точным выстрелом снайпер снес голову душману. Но даже после его смерти использовавшегося в качестве щита ребенка с трудом удалось отодрать от тела отца.

...Четверым солдатам и лейтенанту поручили перевезти в другую часть СПС (стрелково-пулеметное сооружение). По дороге у грузовика 'Урал' прокололось колесо, менять которое в горных условиях необыкновенно сложно, особенно при отсутствии необходимого оборудования. По недосмотру старшего не взяли рацию, поэтому в часть о незапланированной задержке не сообщить. Чужие горы на чужой войне - опасная среда для непосвященных. Быстро спустившиеся сумерки спровоцировали настоящую панику. К реальности бойцов вернул шум автомобильных моторов. На дороге появилась колонна советских бронетранспортеров. Как объяснил старший, поскольку машина до места назначения не дошла и назад не вернулась, на спасение однополчан выехала целая рота.

...Во время десантной операции приземлились после многократного зависания вертолета - заметали следы. Перед входом в кишлак произвели перекличку - отсутствовали двое. Операцию мгновенно свернули - их нужно было найти. Они лежали недалеко от дороги. Из располосованного горла у обоих медленно струилась кровь. Вдали молча стоял 11-летний мальчик, держащий в руках окровавленный нож. Хладнокровное зверство ребенка с душой дьявола вызвало страшное чувство мести - он упал под автоматной очередью. Лицо его отражало чувство исполненного долга.

При прощании с погибшими на построение выходил весь полк, даже легкораненые из медсанбата. Парадная форма, торжественное построение, прощальные слова, скупые мужские слезы, залпы прощального салюта... Самым страшным испытанием было вручение родственникам гробов с телами погибших. Какие найти слова, как посмотреть в глаза родным, в которых написан немой вопрос: 'Почему он? Почему не ты?'

Самые сильные эмоции, не только положительные, но и тяжелые, вызывало сообщение о демобилизационном приказе. Пребывание на афганской земле полностью отрывало от цивилизации и требовало при возвращении на 'большую землю' максимальной концентрации. На проводы выходили все: ритуальный поцелуй знамени, сдержанное воинское прощание и нереальное, необъяснимое чувство свободы. А также страх перед встречей со ставшим чужим вчерашним миром, попытка осознания смысла жизни, привыкание к мирным условиям, переоценка человеческих отношений.

Уже потом, в период безудержной свободы слова, появилась далеко не всегда соответствовавшая действительности информация о массовой торговле оружием, о якобы совершенных советскими солдатами организованных актах насилия над афганскими женщинами, о трусости бойцов на полях сражений, о предательствах и воинских злоупотреблениях. Но очень мало писали о том, как выносили с поля боя каждого раненого, о взаимопомощи и взаимовыручке, отсутствии дискриминации по национальному признаку, тупой дедовщины...

Сегодняшние ветераны афганской войны не могут - особенно во имя тех, кто не вернулся, - оценивать те годы как полностью вычеркнутые из жизни. Даже в тех подчас нечеловеческих условиях они стремились выжить и остаться людьми. Для многих из сегодняшнего молодого поколения слово 'Афганистан' ничего не означает - это не их история, не их прошлое. Они не знают, что 20 лет назад жители северной, более развитой, части Афганистана провожали колонны советских бойцов с определенной грустью. Афганцы прекрасно понимали: как только уйдут русские, более отсталый юг опять распространит свое влияние на всю страну, снова погрузит ее в хаос феодализма. Так и случилось. А бойцы Ограниченного контингента советских войск знают: они вошли и вышли, Афганистан же остался таким, как и прежде...

_________________________________

Афганистан: очередной урок ("The New York Times", США)

НАТО увязает в афганском болоте сильнее, чем в свое время Россия ("The Guardian", Великобритания)

Насвистывать, проходя мимо афганского кладбища ("Asia Times", Гонконг)

Выход из тупика: как закончилась война в Афганистане ("BBCRussian.com", Великобритания)

Афганистан: американцы наступают на те же грабли, что и Советы ("Christian Science Monitor", США)

Р.Аушев: уроки афганской войны ("Los Angeles Times", США)

* * * * * * * * * *

"СССР - это общий тухляк" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Так пусть стоит памятник Сталину или Ленину! (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Я думал, ты пришел извиниться..." (Общественная палата читателей ИноСМИ)

В поисках фашистов (Общественная палата читателей ИноСМИ)

На помощь челюскинцам (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.