Чтобы огласить свой план борьбы с ипотечным кризисом, Барак Обама слетал в Аризону на одном из своих новых самолетов 'Борт номер один'. Других неотложных дел у него, как я понимаю, там не было. Час полета на президентском 'Боинге' стоит примерно 57 тыс. долларов. При встречном ветре прогулка в Аризону и обратно могла длиться 10 часов, то есть обошлась в полмиллиона долларов с гаком.

За день до этого Обама летал в Колорадо лишь для того, чтобы огласить свой пакет 'экономических стимулов', хотя объявить и то, и другое с таким же успехом можно было и в Овальном кабинете Белого дома, а в солнечный день - и на его лужайке. Итого, миллион с чем-то только ради того, чтобы выступить перед телекамерами. Но миллион по нынешним временам - не деньги. Миллиард - тоже, хотя, как заметил комментатор Джордж Уилл, миллиард минут назад Плутарх был еще жив. 'Кто такой Плутарх?' - спросили дети, которые зато знают девицу Рианну, избитую любовником.

По сравнению с другими вашингтонскими проектами последнего времени, план борьбы с ипотечным кризисом будет стоить сущую безделицу - меньше четверти триллиона. Пикантность в том, что проводить его будет Обама, то есть один из тех людей, которые стояли у истоков этого кризиса.

Именно благодаря их усилиям Конгресс принял в 1977 году закон с типичным для прогрессивных документов непереводимым названием - Community Reinvestment Act. Идея была в том, чтобы заставить банки предоставлять ипотечные ссуды жителям бедных и криминогенных районов. Обычно это районы, населенные нацменьшинствами.

Если банки отказывались, заявляя, что неумно ссужать деньги заведомо несостоятельным должникам, закон, принятый при демократе Картере, уполномочивал власти подвергать банки репрессиям. Например, не разрешать им открывать новые отделения, покупать другие банки или с ними объединяться.

Борьбу за принятие закона возглавила левая чикагская активистка Гейл Синкотта. Как известно, Обама принадлежал в Чикаго к тем же кругам и, среди прочего, агитировал за то, чтобы нацменьшинствам давали ссуды на покупку дома на льготных условиях. Он был наш Павел Власов из романа Горького 'Мать', который боролся за болотную копейку.

Одним из промахов Буша было то, что, обладая долгое время большинством в Конгрессе, он не удосужился добиться отмены закона 1977 года. Возможно, это был не только недосмотр, но и следствие распространенного в Вашингтоне убеждения, что домовладение - это фактор социальной стабильности, и что чем больше людей имеют дома, тем лучше. Действительно, в тюрьме сидит сравнительно мало домовладельцев, но это не значит, что каждый американец должен иметь свой дом. Однако власти изо всех сил поощряли домовладение.

В результате банки ссужали людям деньги на дома, толком не проверив, сколько те зарабатывают, и не получив даже минимального первого взноса. Хуже того: даже в тех случаях, когда они требовали документы, подтверждающие кредитоспособность заемщика, им сплошь и рядом предъявлялись фальшивые справки о доходах. Огромное количество людей получило ипотечные ссуды обманным путем.

Другие заняли заведомо больше денег, чем могут отдать. Поскольку цены на дома безудержно росли, миллионы людей покупали их не для того, чтобы в них жить, а в надежде перепродать их с выгодой. Третьи польстились на ссуды с варьирующимся процентом: сперва он соблазнительно низкий, но в один прекрасный день вдруг увеличивается вдвое, и вы платите не 1 600 в месяц, а уже все 3 500. А таких денег у вас нет.

Число людей, у которых банки стали отнимать дома за неуплату, начало расти в геометрической прогрессии, и на обочинах выросли частоколы щитов с надписью FOR SALE. Сейчас Обама собирается выделить 75 млрд на то, чтобы помочь этим людям, обещая при этом не помогать мошенникам и спекулянтам недвижимостью. Еще 200 млрд дадут двум ипотечным компаниям - 'Фэнни Мэй' и 'Фредди Мэк', на которые приходится 48% всех ипотечных ссуд в стране и которые сейчас практически национализированы.

Согласно плану Обамы и его дружков-социалистов, банки (часть добровольно, а те, кто получил деньги от казны, в принудительном порядке) должны согласиться понизить процент, под который несостоятельные должники, стоящие на грани потери дома, взяли у них ипотечную ссуду. По идее, месячные выплаты резко уменьшатся, и люди сохранят свои дома.

Другая часть плана касается тех, кто исправно выплачивает ссуду на дом, но, на языке риэлторов, находится 'под водой'. Речь идет о более чем 10 млн американцев, которые должны за дом больше, чем он теперь стоит. Они, скажем, взяли ссуду в 100 тыс., а их дом подешевел сейчас до 75 тыс.

У многих соблазн просто бросить дом и переехать в съемную квартиру, благо во многих штатах это можно сделать безнаказанно. Но когда люди начинают бросать дома, это еще больше понижает цены на окрестную недвижимость.

Обама хочет бросить еще 200 млрд на перефинансирование домов этих 'подводников', чтобы они тоже начали платить меньше и паче чаяния домов не бросали.

Неясно, сработает ли этот план и нужен ли он вообще, учитывая, например, то, что в Калифорнии рынок недвижимости уже мало-помалу восстанавливается сам по себе. Это предсказывали с самого начала: людям нужно жилье, и чем ниже упали цены на дома, тем они доступнее.

Неясно, как поведут себя люди, когда правительство начнет помогать их соседям, а не им самим. Попытаются встать в ту же очередь, 'чем мы хуже'? Или взбунтуются?

А вдруг те, кому завтра поможет батька Обама, послезавтра снова перестанут платить? Многие точно перестанут: около половины тех, кому понизили процент в рамках других программ для домовладельцев, через некоторое время снова не платят за свои дома. То ли не могут, то ли не хотят, ожидая, что понизят еще, либо простят часть долга.

Но поезд правительственных субсидий летит вперед. В коммуне остановка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.